Вся правда о репетиторах

15:22
1
1293
views

Министр образования Лилия Гриневич считает, что с репетиторством нужно бороться. По ее мнению, школьные учителя специально недодают детям знаний на уроках, чтобы на них же подзаработать. Об этом министр заявила на пресс-конференции 27 марта.

На первый взгляд, с министром можно согласиться. Многие школьники ходят к репетиторам с первого класса, и это стоит родителям немалых денег. Возникает закономерный вопрос: зачем тогда вообще школа? С другой стороны, нанимать или не нанимать репетитора – это личное дело родителей. И они же решают, будет ли это их учитель или преподаватель из другой школы. Не секрет, что большинство учителей совсем не против позаниматься с детьми дополнительно за отдельную плату.

Мы попытались разобраться, нужны ли школьникам репетиторы или Гриневич права и эта проблема действительно искусственно создана самими же учителями.

Вера Соколова, учитель украинского языка и литературы школы № 26:

– Звичайно, займаюся! До мене черга стоїть на три роки вперед, і я далеко не всіх бажаючих можу взяти. Лілії Гриневич, перш ніж робити такі заяви, треба хоча б місяць попрацювати в реальній школі й подивитися на реальні шкільні програми. Якщо в класі с технічною спеціалізацією одна година української на тиждень, то як ці діти мають здавати ЗНО? А якщо цим дітям ще й дістався вчитель, який в слові «лимон» виділяє суфікс «он» (а є в нас такі спеціалісти – повірте!), то що, треба цих дітей позбавити права на вищу освіту?

З власними учнями я за гроші не займаюся – це справа честі. Але, по-перше, треба віддати належне нашій директорці, яка розуміє цю проблему й оті годинки варіативної складової віддає саме на українську, а не на екологію чи логіку. Один додатковий урок на тиждень – це вже 35 годин на рік. А, по-друге, зі старшокласниками ми кожного дня сидимо після уроків, кожного дня сидимо на канікулах. Бо, крім ЗНО, є ще олімпіади, є ще п’ять конкурсів міністерських, в яких треба брати участь. Коли до них готуватися? За отой один урок на тиждень?

Але коли до мене приходять учні інших шкіл (а приходять, до речі, з усіх шкіл, навіть елітних, крім п’ятої гімназії), то я займаюсь, чому ні? Я відповідаю за результати. Якщо вони до мене приходять, я їх тестую, і в них 130-140 балів, то в кінці року вони здають ЗНО на 180-185.

У мене хлопчик був з вірменської діаспори. Вони прийшли до мене в січні, він взагалі не говорив українською, а російською усе в називному відмінку казав: «Цветок гвоздик». Я відмовлялася, тому що не вірила, що це взагалі можливо. Мама мене вмовила. Шкода ж цю дитину: розумний хлопець, йому ж треба якось ЗНО скласти, вчитися далі. Але він настільки впертий, настільки наполегливий виявився, по 12 годин на день здатен був працювати! Коли пішов на ЗНО, думаю: хоч би він 105 балів набрав, щоб не дарма це все було. 146 балів! Уявляєте? А що було б з цим хлопцем без репетитора? Він би взагалі освіту не зміг отримати? Бо мову не можна вивчити самостійно, дистанційно і т. п. Мову треба чути, відчувати, говорити нею…

Споконвіків були репетитори й завжди будуть. Не всім вони потрібні. Але батьки можуть самі вирішити, чи достатньо їхній дитині тих знань, які вона отримує в школі, чи їй потрібні додаткові заняття. Як Гриневич збирається це контролювати? Приходити до мене додому, щоб з’ясувати, чи не приходять до мене діти?..

Валентина Остапчук, журналист, мама десятиклассницы:

– Постоянные репетиторы по украинскому, английскому и математике были у нас в четвертом классе, потому что дочка поступала в школу искусств Короткова, а там очень высокие требования. Потом до восьмого класса были репетиторы «по потребности» – по математике, химии и английскому, то есть она ходила раз в месяц-два, когда чувствовала, что что-то упустила. Мы ходили не к своим учителям, а к чужим – так получается двойная проверка знаний. С восьмого класса обходимся без репетиторов, средний балл у дочки 9,45. Думаю, в 11-м тоже нанимать никого не будем. У Короткова дают очень хорошие знания бесплатно.

Виктория Поляновская, директор школы английского языка Mortimer English Club, мама пятиклассницы:

– Репетиторов не нанимали. Хотя английский и немецкий дочка учит в Mortimer. Я сторонник того, что ребенок должен сам отвечать за свою учебу. Если ей понадобится помощь репетитора, она мне скажет, но пока справляется сама.

Хотя качество обучения с пятого класса не радует. Если в младших классах достаточно выбрать хорошего педагога, то найти школу, где все предметы будут преподаваться на уровне, нереально. Я вообще думаю сейчас открыть в нашем городе альтернативную школу и забрать Маришу туда.

Ольга Лукьянчук, учитель начальных классов школы № 24, мама первокурсницы:

– Своей дочке мы нанимали репетиторов в 11-м классе – по физике и по украинскому языку. Ей нужно было сдавать ВНО по физике, а это не многим нужно (у них, кажется, три человека из класса сдавали). Физика в школе всего один раз в неделю, и многие темы изучаются обзорно. Как учитель, я понимаю, что, когда в классе 30 детей, педагог работает на среднего ученика. И если большинству детей глубокие знания физики не нужны, то учитель просто не может работать для тех троих, кому они нужны. Дочка хотела заниматься со своей учительницей, но у нее не было времени, и она посоветовала нам другого репетитора, который даже в системе образования не работает.

А украинский язык ей просто тяжело давался, она у нас все-таки математик. Занималась со своей учительницей. Но это был наш выбор. Мы решили, что никто лучше ее учителя не знает, что именно ей нужно подтянуть.

Как учитель скажу, что в младших классах репетиторы нужны немногим детям (по крайней мере, в нашей школе – есть такие пафосные школы, где это необходимость). Насколько я знаю, никто из моих детей (у меня сейчас четвертый класс) отдельно с репетитором не занимается. Но многие ходят на курсы Wow! English!, потому что двух уроков английского в неделю недостаточно, чтобы ребенок усвоил программу.

Я сама почти каждый день остаюсь с детьми после уроков. Денег я за это не беру, так что репетиторством это назвать нельзя. Но есть дети, которым необходимы дополнительные занятия. Они не глупее других, но им нужно больше времени, чтобы понять какую-то тему. По большому счету, таким детям нужны репетиторы, потому что, если они не успеют усвоить в четвертом классе какие-то базовые знания и навыки, то в средней школе им будет тяжело. А на уроке я работаю на весь класс, и если большинство детей тему уже усвоили, то мы не можем топтаться на месте.

Обязательно нужны репетиторы тем детям, которые много пропустили. Родители не всегда могут объяснить все правильно. Учитель младших классов знает методику, а родители – нет. Иногда родители слишком сложно объясняют простые вещи. Учат ребенка, например, решать задачу с помощью пропорции, хотя мы на уроках делаем это более простым способом. Да и терпения не у всех хватает. Я сорок пять минут объясняю какую-то тему по природоведению – это моя работа. А маме после работы может быть и не до этого.

Сама я занималась репетиторством с мальчиком, семья которого переехала из России, когда он был во втором классе. Он просто не понимал того, что говорил учитель. Можно было, конечно, дать ему год на адаптацию, а потом оставить на повторный курс. Но зачем? Если можно объяснять ему все темы параллельно по-русски и одновременно учить язык. Через полгода он уже все понимал и ничего не упустил из школьной программы.

Репетиторство всегда было и всегда будет. Я не думаю, что это можно искоренить и нужно искоренять. Конечно, если половина детей из класса ходят к своему же учителю на дополнительные платные занятия, то это повод задуматься. Но если учитель или родители видят, что ребенок где-то недотягивает, то почему ему не помочь?

Ольга Степанова

Ольга Степанова

Журналист «УЦ».

  • Amina Kozyn

    Репетиторство завжди було, є та буде, але воно переходить в онлайн режим, адже зараз найбільш сучасним та інноваційним є онлайн-курси, за якими можна дуже добре підготуватися до ЗНО. Мені, наприклад, допомагає в цьому освітній проект EdEra. Крім того, для отримання нової інформації я проходжу онлайн-курси на сайті Prometheus. Знаю на власному досвіді, що після того, як проходиш курс ти отримуєш не тільки хороші знання, а й офіційний сертифікат.