«Самое важное в волонтерской работе – это доверие»

14:27
2
477
views

Волонтер – это человек, добровольно занимающийся за свой счет безвозмездной общественно-полезной деятельностью. И, по общему мнению, это скорее призвание и образ жизни. Сегодня волонтеры способствуют победе Украины и сохранению ее государственности. Их деятельность существует как одно из ярких проявлений милосердия и благотворительности и будет существовать до тех пор, пока есть потребность людей в той или иной помощи.

5 декабря весь мир отмечает День волонтера, и мы в канун этого дня решили поговорить с людьми, которые бескорыстно, а порой и в ущерб личным интересам оказывают помощь тем, кто больше всего в ней нуждается. Наиболее сильно и значимо волонтеры показали себя в процессе становления Вооруженных сил Украины, нашей армии, которая защищает страну от агрессора. Можно сказать, что без этой помощи в 2014-15 годах фактически разрушенная армия, скорее всего, не устояла бы перед врагом.

Патриот Кировоградщины

Один из тех, кто постоянно и целенаправленно бывает в самых горячих точках на востоке Украины, – глава общественной организации «Патриот Кировоградщины» Вадим Никитин. Помимо основной работы в Центре социальной помощи, он активно помогает воинским частям, находящимся на передовой.

– Вадим, помнишь свою первую поездку на фронт?

– Конечно. Мы тогда с Сашкой Янчуком на моей машине в августе 2014 года рванули. Поехали на Краматорск. Там тогда штаб АТО располагался, и 42-й батальон там был. Позже батальон вышел на Дебальцевское направление, начали мы и туда мотаться. Возили всегда то, что заказывали. Ничего лишнего. Ехать далеко, тратить деньги людей на бесполезную поездку – стыдно и бессмысленно. Хотя тогда надо было все! Особенно вода. Поставок почти не было, вот волонтеры фурами и возили. Я в каждую поездку тогда старался все свободное место водой занять. Любой питьевой. Да и сейчас там с водой проблемы.

– Что послужило все-таки толчком к постоянным поездкам?

– С началом боевых действий ко мне начали приходить люди и рассказывать, что муж, брат, сын пошел на войну. А там нет у них ничего! Продуктов, формы, трусов… Вообще ничего! И плачут, что и передать никак нельзя. Вот и решил сам ехать. А толчок был тогда, когда начали хоронить в нашем городе. Когда траур объявляли, когда Паша Сницар погиб, человек, которого знал лично. Понятно стало, что если не могу сам там воевать, то помочь просто обязан. Вот тогда и начались поездки. В июле создали общественную организацию, и начались волонтерские дела. Тогда многие помогать хотели. Своим близким посылки отослать или просто помочь ребятам на фронте. Сначала вместе с другими волонтерами собрали фуру тонн в шесть и повезли на восток. Но там столько проблем возникло… Множество адресных посылок в разные части – значит, по всему фронту надо мотаться. Или один, так сказать, «волонтер» такое передал, что никто и брать не хотел. С тех пор я ни с кем не объединяюсь, а вожу то, что сам собрал, и адресно – тем, кого знаю, и тем, с кем договорился о потребностях. Я должен видеть то, что отдаю, и того, кому отдаю. Отдаю тем, кто не украдет, кто беречь будет, кому очень нужно. Самое важное в волонтерской работе – это доверие. Тебе доверяют люди тут, отдавая порой последнее. И доверяют люди там, на фронте.

– Какую поездку запомнил больше всего?

– Да все памятные. Как-то в начале февраля 2015 года мы из Дебальцево выезжали. Город уже в блокаде был, вот мы по ложбинке и рванули под Логвиново. На фуре большой ехали уже назад пустыми. Там мы с водителем вдвоем были, его Женей зовут. А ехали мы, как оказалось потом, между двух линий фронта. Над нашей ложбинкой туда и оттуда снаряды летают, а мы гоним! Женя стихи вслух читает, я про себя молитвы, какие вспомнил. Весело было!

А как-то летом 2015-го заехали мы на «ту сторону». Мы тогда впервые на Мариуполь поехали с передачами. Точных координат не знали, сказал знакомый, к которому ехали, что он рядом с Павлополем. Мы мимо нашего блокпоста проезжали, остановились. А я у ребят и спрашиваю: «Ну как тут у вас – все в порядке?» «В порядке» – отвечают. Помахали рукой и поехали дальше. Заезжаем в этот Павлополь, смотрю, едут на мопеде двое пацанов лет по семнадцать. Притормозили и спрашиваем, где тут военных найти. А они говорят, что военных тут нет. Удивился, но на всякий случай спрашиваю, как на ту сторону реки проехать, они рассказали, что там только мост взорванный. Но к мосту мы поехали все-таки. Видим, на той стороне, метрах в пятнадцати от берега, стоит блокпост с украинским флагом. А связь там ужасная была – то есть, то нет совсем. Позвонить нереально. Вдруг звонок от нашего товарища. Говорю ему: я приехал, где вы? А он мне в ответ: «Леонтьевич, а то не вы на мосту стоите?» – «Ну мы», – отвечаю. «Валите оттуда бегом, вы сепарам привезли помощь!» Смотрим, а от второго блокпоста, что на нашем берегу, начали к нам люди интерес проявлять. Быстро в машину прыгнули и бегом назад. Не сказал он мне при первом разговоре, что Павлополь не наш, а они перед ним стоят. А на блокпосту нашем, последнем, ребята решили, что мы в разведку едем. Мы ж на джипе, да еще и на черных номерах тогда были.

– Что изменилось по потребностям сейчас, по сравнению с 2014-15 годами?

– Положительно то, что никто не просит уже еду. Наладились поставки. Нет, домашней пище, конечно, рады, а вот картошку, крупы и тушенку уже не просят. Это нормально. А во всем остальном… Грустно. Тепловизоры, прицелы, беспилотники. То, что приносит неоценимую пользу, – как раз этого и не хватает катастрофически. Можно воевать в мокрых лаптях, спать в сыром блиндаже, но не видеть и не слышать врага – нельзя. Особенно ночью.

– Какая самая ценная передача была на фронт?

– Да я не знаю, как считать! Четыре беспилотника, КАМАЗы, джипы, «Уралы». Все вроде бы ценное. А вот запомнилась мне одна поездка за эти три с половиной года. Это когда возвратили мы в родную землю опознанного по ДНК двадцатичетырехлетнего парнишку, который два года лежал в Старобельске на кладбище неизвестных солдат. Доставили мы его тогда в село Митрофановка, где его по-человечески уже похоронили…В той земле, где он вырос.

– Есть еще какие-то территории на линии фронта, где ты не бывал?

– Есть одно место. Поселок Золотое. Мы однажды туда должны были попасть, но не успели засветло добраться и заблудились. Пришлось передавать через другую часть. А так везде уже был и по многу раз. Я, наверное, Донецкую и Луганскую области уже лучше, чем нашу, знаю.

– Что о местных жителях рассказать можешь?

– В 14-м году привезли мы полный продуктов КАМАЗ с прицепом для 42-го батальона. И комбат тогда сказал, что им как раз привезли все, что нужно, и решили раздать жителям Углегорска, чтобы поддержать местных. Я скажу, что зря мы не поддерживаем тех, кто живет в серой зоне. Там люди видят и слышат только сепаров, а о настоящей жизни здесь ничего почти не знают. Если бы им изначально помогали, то и врагов у нас было бы меньше. Когда в Углегорске мы продукты раздавали, то некоторые люди плакали. Хотя некоторые и плевались. Но продукты брали! А кто-то не брал и говорил, что им не от волонтеров продукты надо, а от Украины. Какой-то кусок правды в этом есть. Людей надо было поддерживать на государственном уровне с самого начала. Нет, наши военные всегда делились, когда было чем, но это не совсем то.

А вообще – разные города, разные проблемы и разное отношение. Большую роль играет человеческий фактор. И на войне не все герои. Нельзя всех под одну гребенку. Хороший человек хорошим и останется, а хамло – хамлом. И никакая форма этого не изменит. Вот и сейчас начали проявляться «герои АТО», которые там дней десять-двадцать при штабе посидели, а теперь получают здесь все возможные почести и еще и сказки про свою войну рассказывают. А если такие «герои» тут есть, то, значит, и там таких подлецов немало. Это прискорбно, но это есть.

– Какая самая большая проблема сейчас?

– Вот пришла на днях женщина, спрашивает, как можно помощь получить, если она больше месяца была в добровольческом госпитале. А что я ей скажу, если наша область, наверное, уже единственная, где для добровольцев никаких льгот не предусмотрено? Все на закон кивают, которого нет. А добровольцев-то у нас всего менее двух десятков! В остальных городах и областях эту проблему за счет местных бюджетов решили, а у нас…

Но делать все равно что-то надо. Помогать – тоже надо, и не только тем, кто там, но и тем, кто вернулся…

6 декабря, в День Вооруженных сил Украины, Вадим Никитин снова едет на фронт, передать привет от жителей области и небезразличных людей из дальнего зарубежья. Есть желание присоединиться – вот контакты: ОО «Патриот Кировоградщины»

Приват 5169330510166231, счет Приват 26008052912479, МФО 323583, ОКПО 39308442

За верность народу Украины

Именно о помощи из дальнего зарубежья получился наш следующий разговор. С необычайным человеком, который, находясь далеко от Родины, любить меньше ее не стал. Про Василия Барановского мы узнали от бывшего бойца 42-го батальона Саши Мисюры. Оба они – прихожане прихода Святого Иосифа Обручника в Чикаго – одной из крупнейших общин УГКЦ в США. Сам Александр после тяжелых ранений попал в США на лечение, где судьба и познакомила его с этим замечательным человеком. Василий работает дантистом, через его руки прошел уже не один украинский боец, и никто из них не заплатил ни копейки. По словам Саши, ему пришлось бы месяцев восемь работать в Штатах, чтобы оплатить счет.

Помогает Василий Барановский не только своими профессиональными навыками, но и организовывает посылки с очень нужными девайсами для ребят на самых сложных участках фронта. И в знак признания его заслуг 5 декабря, в Международный день волонтера, он получил награду в благодарность от боевой части украинской армии. Медаль «За верность народу Украины» и флаг Украины, который побывал почти во всех горячих точках фронта. Эта медаль вручается не только военным, но и тем, кто своим ежедневным трудом доказывает свою преданность украинскому народу.

– Пане Василю, як та коли потрапили у Сполучені Штати?

– Колись як турист поїхав до Чикаго в 1994-му, вирішив трохи підробити, бо були потрібні гроші, щоб купити квартиру вдома. Ціни тоді почали стрімко на все зростати. Через рік приїхала дружина. Побувши тут трохи, не захотіла вже вертатися назад. Так було вирішено питання про еміграцію. Прийняти таке рішення було важко. Ми обоє на той час закінчили медичний інститут, за фахом – стоматологи. Я почав писати кандидатську дисертацію. Я закінчив Івано-Франківський медичний інститут за старих часів, тепер це є університет.

Після того як дружина запропонувала залишитися назавжди в Америці, прийшлось проходити довгий етап еміграції. У той час працювати за фахом не було й питання. Працював на будівництві, прибирав, доглядав за старшими людьми. Після того як отримали папери на постійне місце проживання, дружина вивчилася на гігієніста, і, коли вона почала працювати і утримувати сім’ю, наступила моя черга. Перездав диплом стоматолога, потім два роки денного навчання. Іспити на право працювати стоматологом/дантистом в Америці. Зараз працюю.

– Як та чому ви стали допомагати нашим бійцям?

– Вперше я долучився до допомоги українським воїнам, коли почалася війна. Відразу після анексії Криму. Але як дантист почав допомагати, коли хлопці почали приїжджати на реабілітацію до Америки. Звернувся отець Микола з нашої церкви та попросив, щоб допоміг із лікуванням. Так все й почалося. Але якось ніколи не заходила розмова про пряму підтримку, не через волонтерів. Все почалося, коли познайомився з Сашком Місюрою. Він був дуже здивований, що я сам запропонував допомогу. Тому що після декількох скандалів із волонтерами довіра досить впала. Ось так і почався мій вклад.

Відповідаючи на запитання, чому я вирішив допомагати, скажу так: те, що я бачу про події, які відбуваються в Україні, і хто прийшов до влади, які процеси відбуваються, призводить до висновку, що з українців хочуть створити таких собі прислужників без права називатися українцем. Україна має все, а саме головне – талановитих і працьовитих людей. А що ми бачимо? Тільки тотальне зубожіння. Ось тому я й вирішив зробити й власний внесок у свою країну…

Мы рассказали только о некоторых людях, которые отдают себя бескорыстной помощи другим. А ведь есть еще и те, кто помогает не только военным, но и просто тем, кто в этой помощи нуждается! И таких организаций много. О них мы еще расскажем в следующих номерах газеты. А пока – с праздником, дорогие волонтеры, и спасибо вам за то, что вы есть!

Алексей Гора

Алексей Гора

Журналист «УЦ», участник АТО.

  • Juri Arhangelski

    «Вооруженных сил Украины, нашей армии, которая защищает страну от агрессора». Если от агрессора (России?), то почему тогда война называется АТО?

  • Сергей

    Цитата: «Самое важное в волонтерской работе – это доверие». +100500! Недавно в ФБ прочитал, что волонтеры пиарятся. Да не пиарятся! Люди должны знать, куда волонтеры расходуют их деньги, ГСМ, еда, одежда … Иначе перестанут давать. А пиар как таковой нафиг не нужен. Зачем?