Гоп стоп на доверии по американски.

22:21
0
514
views

Руководство Казахстана продолжает пребывать в состоянии шока, вызванного решением американского банка Bank of New York Melon заморозить по решению суда 22 млрд, долларов, находившиеся на счету Национального фонда Казахстана.Эти средства были заморожены еще в конце декабря прошлого года, однако сейчас, спустя три недели, у официальной Астаны нет уверенности в том, что эта астрономическая сумма в 22 млрд. долларов будет возвращена ее законному владельцу – то есть правительству Казахстана.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев опасается, что часть этой суммы будет в итоге конфискована, как это случилось с авуарами правительства Иранской Исламской Республики, которые в разные годы были заморожены в американских банках в рамках санкций, наложенных на Тегеран. Итак, из 120 миллиардов долларов правительства Ирана, которые были заморожены в банках США и Евросоюза, Тегеран после снятия санкций получил обратно лишь 56 миллиардов, то есть меньше половины. Вторая половина замороженных средств якобы была потрачена странами Запада на погашение тех издержек, которые понесли компании США и ЕС в результате санкций против Ирана.

Казалось бы в ответ на замораживание своих активов в Нью-Йорке Казахстан мог бы наложить арест на часть средств более 500 американских и западных компаний, которые работают в Казахстане с участием американского капитала. Однако понятно, что Назарбаев не решится на такой смелый шаг. В Астане понимают, что нельзя щекотать нервы заокеанской ядерной державе, которая уверовала во вседозволенность для себя.Но при этом Вашингтон, и лично Дональд Трамп, очень злопамятны. И, если крошечный по размерам своего ВВП Казахстан попытается наказать США, то месть Вашингтона будет страшной: американцы могут создать из Казахстана и лично из Назарбаева образ страны-изгоя и обрушат на Астану всю свою экономическую и медиа мощь сверхдержавы.

Виктор Селиверстов

Виктор Селиверстов

Родился, учился и умер в Кировограде, окромя 5 лет в ХГУ. Как-то учительница литературы просматривала анкетные данные, из праздного любопытства, спросила: фамилия на -ов, а национальность - украинец, странно. Этот разговор забылся сразу, но вот память - интересная вещь. Как этот разговор всплыл почти через сорок лет? И перед глазами предстала четкая, незамутненная картинка. Ничто судьбой не дается навечно.