Прививка от беспамятства

14:15
0
406
views

Свыше шести миллионов евреев погибли в годы Второй мировой войны. Окончательное решение нацистами еврейского вопроса потом назовут Холокостом. Но в течение почти двадцати лет после окончания войны о тотальном уничтожении целого народа говорить ни в Советском Союзе, ни на Западе было не принято. Потому что даже там не выдержали проверки на порядочность, гуманизм, на нормальное отношение к человеческой жизни.

 

В этом убежден доктор исторических наук Борис Забарко. И у него на это есть полное право, он сам был узником Шаргородского гетто. Многочисленные и впечатляющие регалии Бориса Михайловича специально опускаю. Они, безусловно, важны, но не сравнимы с той миссией, которую он – председатель Всеукраинской ассоциации евреев – бывших узников гетто и нацистских концлагерей – взвалил на свои плечи.

Проиллюстрировать правдивость его оценки помогут лишь два факта. Первый. Международный день памяти жертв Холокоста был установлен Генеральной Ассамблеей ООН лишь в 2005-м. И второй. Прошлогодний опрос среди жителей стран Европы о том, что они знают о Холокосте, показал: 34 процента не знают ничего!

Более 25 лет Борис Михайлович собирает информацию о погибших и тех, кому удалось  выжить во время системного физического уничтожения представителей еврейского народа. Автор более 240 книг и статей, он всю свою жизнь посвятил сохранению памяти о Холокосте.

Недавно в Большой хоральной синагоге Кропивницкого прошла презентация одной из последних масштабных  работ Бориса Забарко – двухтомника «Мы хотели жить: Свидетельства и документы».  Во время выступления он напомнил присутствующим слова лауреата Нобелевской премии мира Эли Визеля: «Не все жертвы были евреями, но все евреи были жертвами Холокоста».

И преступления совершали не только Гитлер, не только Гиммлер, не только СС и айнзацгруппы, но и обычные немцы, «практически целый немецкий народ принимал участие в убийстве другого – еврейского народа».

Как отметил Борис Михайлович, за почти 80 лет, прошедших со времен Второй мировой, в Европе количество общего населения увеличилось на 27%,  в мире – втрое. Евреи до сих пор не достигли той цифры, которая была в 1939 году. Не хватает порядка двух миллионов. Это цифры, но за каждой цифрой – нерожденные дети погибших в концлагерях и гетто мужчин и женщин.

Первая книга правозащитника о Холокосте в Украине «В живых остались только мы» вышла в 1999 году. Она быстро стала библиографической редкостью, и на русском языке ее переиздали в 2000-м. Издание книги на немецком вызвало у граждан Германии настоящий шок. Она стала материальным свидетельством того, что во время войны уничтожили 73 процента евреев, живших тогда в Украине. По словам исследователя, сегодня так много, как немцы, о Холокосте нигде не говорят, кроме Израиля. Но немцы пишут о своих преступлениях. А что было с теми, кого они хотели уничтожить? Об этом им рассказали те, кто выжил.

В предисловии к книге историк цитирует очерк «Украина без евреев» Василия Гроссмана, написанный им в 1943 году.

«…Нет евреев на Украине… Безмолвие. Тишина. Народ злодейски убит. …Все убиты, много сотен тысяч – миллион евреев на Украине. Это не смерть на войне с оружием в руках… Это убийство народа, убийство дома, семьи, книги, веры… Это уничтожение народа, который столетиями жил по соседству с украинским народом, вместе с ним трудился, деля радость и горе на одной и той же земле… В каждом большом и маленьком городе, в каждом местечке – всюду была резня. Если в местечке жило сто евреев, то убивали сто, все сто и не меньше; если в большом городе жило пятьдесят пять тысяч, то убили пятьдесят пять тысяч, и ни одним человеком меньше… В списки смерти были внесены все евреи, которых немцы встретили на Украине, – все до одного».

Тяжело слушать эти строки. Книги Забарко читать страшно. Из-за той ужасающей правды, которая запечатлена на их страницах. Но автор убежден, что правду необходимо восстанавливать. Особенно в наше время, когда мы все чаще видим в новостных лентах информацию о проявлении агрессивного национализма, неофашизма, экстремизма, ксенофобии, расизма, антисемитизма. Перечислять понятия, описывающие проявления темной и злой стороны человеческой души, можно еще долго.

Известный американский философ Джорж Сантаяма писал, что тот, кто не способен помнить прошлое, обречен на то, чтобы его повторять,  а израильский писатель Амос Оз предупредил: прививка Холокоста и Второй мировой войны закончилась за семьдесят лет. Сделать их новым поколениям украинцев помогают книги о Холокосте Бориса Забарко. Они прививают способность видеть равнодушие, нетерпимость, несправедливость и бороться с ними.

Книга «Мы хотели жить…» вобрала в себя документальные свидетельства о судьбе украинского еврейства в годы войны, об отношениях между евреями и неевреями, как пишет автор, равнодушными наблюдателями, коллаборационистами и теми людьми, благодаря которым выжили те, чьи истории жизни запечатлены на ее страницах.

Как можно нести в себе страшную память о стольких покалеченных судьбах? Как можно дышать, рассказывая о гибели тысяч и тысяч людей? Борис Михайлович признается – очень тяжело.

– Пропустить через сердце, через душу – это действительно очень тяжело. Но нельзя этого не сделать. Потому что, если ты не сделаешь, другой не сделает, это все пропадет, исчезнет. А в наших условиях, когда быстро стирается память о простых людях, живших когда-то здесь, рядом, и когда о них не хотят вспоминать, становится больно и досадно.

Досадно еще и потому, что к нам приезжают из других стран и делают нашу работу. А это должны делать мы. Не только евреи. Это должны делать украинцы, потому что на нашей земле немцы устроили Холокост. Некоторые украинцы спасали евреев, некоторые, к сожалению, предавали. Это было в нашей истории, и упаси Боже, чтобы это повторилось. А чтобы не повторилось – надо помнить, надо писать, надо вспоминать, надо рассказывать. Как-то Эли Визель говорил, что встреча с очевидцем делает того, кто встречался с ним, тоже очевидцем.

Я думаю, что тот, кто прочтет наши книжки, совсем иначе будет думать о евреях, о нравственности, о морали, о жизни, о смерти. Это тяжело, но это надо делать.

Эту мысль подтвердили принявшие участие в разговоре переживший оккупацию Ефим Шнайдерман и историк, краевед, автор книги «За те, що євреї…» Василий Даценко.

У Бориса Забарко в Германии в июле выйдет новая книга о Холокосте в Украине, где собраны воспоминания людей со всей Украины, и их истории расположены в хронологическом порядке. В нашей стране также готов к печати двухтомник, но у автора нет средств для его публикации. Как до сих пор нет в Украине государственного музея Холокоста и музея в месте, которое называется символом Катастрофы Центральной и Восточной Европы, – Бабьем Яре.

Но есть люди, которые помнят о тех, кого убили только за то, что они были евреями. Пример – мемориал «Хащеватская трагедия» в Гайворонском районе нашей области. Есть такой в Голованевске, Кривом Роге, Днепре, Закарпатье. Их мало, но они помогают сохранить память, предостерегают и указывают, к чему ведет беспамятство.

Лара Гурина – специально для «УЦ». Фото Ирины Мармер.