А куда от них денешься?

11:55
1135
views

Глубочайший кризис, в значительной мере спровоцированный пандемией коронавируса, затронул практически все слои общества, все социальные группы. Затронул он даже тех людей, которых принято называть асоциальными или зависимыми. Да, они тоже составляют часть нашего общества, кто бы как к ним ни относился. Об этих людях – потенциальных жертвах коронавируса – мы говорим с заведующей отделением областного наркодиспансера Татьяной Гуренко.

– Татьяна Анатольевна, предыдущий наш разговор был посвящен тому, что ваше лечебное учреждение собирались то ли вообще ликвидировать, то ли к кому-то присоединить. Чем дело закончилось?

– Действительно, в рамках медреформы должны были произвести слияние четырех учреждений области: областной психиатрической больницы, нашего областного наркодиспансера и двух александрийских учреждений – наркодиспансера и психиатрической больницы. Но на сессии областного совета депутаты за это не проголосовали, и до определенного момента мы были в подвешенном состоянии – не знали, что нам делать. Потому что не заключили договор на пакеты «медичних послуг». Но благодаря министру Емцу на сайте МОЗ появилась информация, что можно дополнительно некоторым учреждениям заключить договора. И нам это удалось, у нас 3 пакета «медичних послуг», и в том числе стационарная помощь. В общем, мы работаем.

– Собственно, я бы хотел, чтобы этот разговор мы посвятили большой группе людей, которые являются частью нашего общества. Речь идет о зависимых людях – о наркозависимых, об алкозависимых, людях, которые живут с ВИЧ. Как они выживают в условиях карантина и пандемии коронавируса?

– Ну, прежде всего, мне хочется категорически опровергнуть информацию, что алкоголь спасает от коронавируса. Это абсолютный фейк, это неправда, потому что мы знаем, что алкоголь в любом случае снижает сопротивляемость организма, губит иммунную систему. Все наши пациенты, конечно же, страдают хроническими заболеваниями, в том числе и разными заболеваниями дыхательной системы, имеют поражения печени, сердечно-сосудистые заболевания и массу других. При этом очень многие из них курят, и курят давно. Все эти заболевания могут ослаблять иммунную систему и давать благоприятную почву для того, чтобы коронавирус попал в организм и поселился там.

Что касается наркозависимых, то тут, конечно, ситуация похуже, с учетом того, что у них тоже есть серьезные сопутствующие заболевания, это могут быть и ВИЧ-инфекции, и вирусные гепатиты В и С, и туберкулез может быть. В условиях карантина им пытаются помочь различные общественные структуры, в том числе международные. Их основной приоритет – сохранить здоровье представителей этих групп и сотрудников, которые работают в этих структурах.

Наверняка вы знаете, что у нас есть кабинет заместительной поддерживающей терапии. В ЗПТ регулярно приходят наркозависимые люди, чтобы получить свой препарат, который позволяет заменить инъекционные наркотики на таблетированные препараты. Важно избежать очередей, нужно приучить людей соблюдать безопасную дистанцию, носить и менять маски.

– Татьяна Анатольевна, вполне возможна ситуация, когда человек попадает к вам по вашим показаниям, но он уже в инкубационном периоде коронавируса. Как уберечь ваших сотрудников, как уберечь соседей по палате?

– Это страшный вопрос. В приемном покое есть защитные костюмы, есть бесконтактный термометр. Без масок вход в здание запрещен. Посещение пациентов, которые еще остались, и тех, которые поступают (плановая госпитализация тоже сейчас ограничена), запрещено. То есть на этажи никто не поднимается. Все сотрудники ходят в масках. В приемном покое мы измеряем температуру, собираем анамнез, кто с кем контактировал, откуда приехал, потому что «заробитчан» среди наших пациентов много. Вначале расспрашивали только тех, кто вернулся из заграницы, а сейчас отслеживаем все области, которые эпидопасны в плане коронавируса, особенно Западную Украину.

– Еще один вопрос. Скажите, пожалуйста, а вот эти зависимые ребята, они, несмотря ни на что, достаточно предприимчивые. Никто не рвется пересидеть у вас этот карантин?

– Нет, потому что у нас сейчас плановая госпитализация запрещена вообще. Но госпитализация – это одно, а психоз или, допустим, очень тяжелые состояния – совсем другое, конечно, но врачи ж дифференцируют, кому можно, а кому нельзя.

– И напоследок. Помните, у Высоцкого «уколоться и забыться…»? Хочу спросить, как вы – профессионал – оцениваете: сейчас увеличивается количество зависимых в стране или, наоборот, уменьшается? Как влияет вот этот ужасный психологический стресс от пандемии на людей, так сказать, слабых?

– Влияет, конечно же, не очень благоприятно. Но злоупотреблять меньше никто не будет. Как правило, эти клиенты не очень напрягаются в том плане, где достать нужное им зелье. Я думаю, что сейчас будет увеличиваться количество преступлений – и краж, и разбоев, и мародерство, возможно, тоже будет, потому что наркотики дешевле не станут. Я думаю, что их все равно будут употреблять, и такие кризисы – и политические, и экономические – всегда только ухудшают общую ситуацию с наркозависимыми.