Не может быть! или Первый полтинник Жоржевича

11:01
1590
views

Говорят, пятьдесят лет – это прекрасно. Уже приобретены опыт и мудрость, но все еще можно мечтать, ставить цели и достигать их. Судя по всему, именно о таких говорят «мужчина в полном расцвете сил». Но это при условии, если до этого он жил правильно, не совершал непоправимых ошибок, не предавал, по-настоящему любил.

Вадиму Мурованому – пятьдесят! Яркий, активный, предприимчивый, неординарный. Будучи студентом, выделялся среди однокурсников длинными вьющимися волосами. А еще участием в роли «солиста» в КВН, конкурсах и других студенческих «тусовках». Им восхищались, его любили и уважали. Рано стали называть «по батюшке». Не потому, что был важным, а отчество у него такое, что всем хотелось говорить именно «Вадим Жоржевич».

В день пятидесятилетия ему много чего «нажелают». Но он сам способен пожелать себе то, что ему больше всего нужно. Ведь согласитесь, желать любви любящему и любимому человеку – странно. Успехов в труде успешному руководителю (Вадим Мурованый – директор «Центральноукраинского бюро новостей») – нелепо. Так что пусть сам определится с приоритетами на следующие полвека. А мы предпочли поговорить о нем с людьми, которые его чуть больше других знают и ценят.

 

Ирина Мурованая:

– В своей жизни я не встречала подобных людей. С первого дня нашего знакомства я знала, что это необыкновенный человек. Он очень честный, и честный во всем. Честный, прежде всего, с собой, честный в отношениях. Он никогда не использовал и не предавал людей.

Это мужчина, который достоин уважения и способен на поступок. Он очень красиво ухаживал. В студенческие годы не было денег практически никогда, а он приходил всегда с цветами. Однажды мы с бабушкой проснулись летом в 4 утра и увидели, что весь порог и двор до ворот выложены цветами. Он с друзьями принес все цветы, которые нашел на заброшенных дачах. И так всю жизнь. Дома почти всегда цветы и его любовь. У нас нет разделения обязанностей. Он умеет все. Прекрасно готовит. Внимательный, интеллигентный и очень добрый. Свезло мне, ох как свезло!

Алексей Гора:

Алексей Гора, Сергей Компаниец и Вадим Мурованый.

– Жоржевича знаю года эдак с 90-91-го. Я тогда вернулся из Советской армии зубрить науку в институт и попал. Вернее, пропал прямо в команду КВН «СКИФ» – она же Сборная Команда Исторического Факультета. Нас там с десяток активных и не особо желающих жить по правилам собралось. Так и познакомились.

Потом совместные репетиции, игры, походы на Южный Буг. Мы увлекались тогда водным туризмом: сплавлялись на катамаранах по Бугу еще до того, как это стало мейнстримом. Перекаты да пороги на Мигие только чего стоят! Ночь. Гитара. Костер и десятилитровая баклага пива, купленная в Первомайске. «Книжные дети, не знавшие битв»…

Ну, конечно, КВН-поездки. Первая крупная (вернее, дальняя) – в Бельцы, тогда еще Молдавской ССР. Это было за пару месяцев до путча 1991 года, Горбачев вроде Президент, вроде еще СССР. Но уже все не так однозначно. Игру мы там выиграли и знатно отпраздновали в гостинице «Октябрь», построенной в октябре 1917 года. Жоржевич со своей гитарой и десятком голосов поддержки чуть не сорвал какую-то очень важную местную партийную конференцию. Возможно, даже районную! Ну, по крайней мере, нам так сказали бдительные стражи порядка, пришедшие узнать, кто это беспокоит нежные уши престарелых партийных бонз бельцевского пошиба. А обеспокоились эти уши Высоцким, Кинчевым, Цоем, «Крематорием» и, естественно, Гребенщиковым. Правда, потом оказалось, что один из стражей вывез в Бельцы жену из Кировограда, поэтому, в знак признания, помог нам купить в каком-то очень важном ресторане (а в Бельцах все заведения и мероприятия безумно важные) несколько пачек редкого кишиневского «Космоса». Ведь «если есть в кармане пачка сигарет, значит, все не так уж плохо»…

Кстати, о музыке: именно у Вадика впервые услышал и проникся Master of Puppets. Её мы вкушали в доме на Балашовке под малосольные огурцы с медом. Все три вещи прочно вошли в мою жизнь. Вот тут спасибо, уважил. До сих пор вместе.

 

Андрей Богданович:

Андрей Богданович и Вадим Мурованый.

– 50 лет! Что? Да ладно! Ещё с советских времён пятидесятилетие – это четкая ассоциация со специальными медалями, лентами через плечо, торжественными собраниями коллег и партактива. Это какая-то пафосная штука, которая явно не о Вадиме. Из всего этого «совка» я бы оставил разве что аплодисменты. Те самые, которые переходящие в овацию. Все остальное – не по адресу. Он всегда тот парень с длинными волосами и в джинсовке с надписью «При взятии Зимнего погибло семь человек». Таким его легко можно было встретить на кировоградских улицах. Мало того, в институте. А это уже почти революция!

Сложно мне одним словом охарактеризовать Вадима. Но точно знаю, что он – Человечище! Жаль, что он давно никуда не баллотировался, а то все мои голоса принадлежали бы только ему. Мне повезло, что я часто оказываюсь рядом с ним. Сначала – КВН, потом работа на телевидении, потом в кино, потом в сценарной работе, потом снова на телевидении. Я видел его разным, в разных ситуациях, но отношение к нему не менял никогда. Потому что есть у него две отличительные черты. Это Порядочность и Искренность.

Так кто же для меня Вадим? Пойду не по алфавитному порядку, а как на ум приходит.

Учитель (даже больше – наставник). В жизненных и рабочих моментах замечаешь его особенности – подход к решению проблемы, толерантность, уважение к разным точкам зрениям, стратегический подход к вопросу – всему этому я учусь у него.

Друг. Мне повезло называть его так. В отношении Вадима моя дружба безусловна, как любовь. Знаю, что при случае мы точно обменяемся «последними рубашками», но верю, что до этого не дойдёт.

Руководитель и менеджер. У меня никогда не было круче начальника, чем он. Чёткие задачи и восприимчивость к другой точке зрения. Уважение к твоему мнению. Порядочность в расчетах. Планирование и правильное распределение обязанностей. И еще – он даёт шанс раскрыться и всегда умеет найти место человеку в коллективе.

Сценарист и писатель. Я обожаю работать с ним в паре. И очень жалею, что мы так и не можем найти свободное время для пары наших увлекательных идей. Он же наш Дюма! Мне нравится его стиль. Мне нравится его юмор. Мне нравится ход его мыслей в процессе работы и повороты, которые приходят ему в голову.

Охотник. Правильный охотник. Это не тот, кто бегает по лесу с целью перестрелять все, что увидит. Я даже затрудняюсь посчитать, сколько жизней он спас. Он выпускает на волю фазанов, привозит корм для диких животных, постоянно готов помочь егерям и лесникам сохранить природу. И, конечно, он – душа охотничьей компании.

Гурман и кулинар. Я не пробовал еды вкуснее, чем готовит Вадим. Буйабес, тартар, всевозможные соусы и любое мясо. Ну, и по его совету точно можете брать вино. Не прогадаете. Он точно подскажет, что подойдёт к тому или иному блюду. Он и тут – Дюма!

Путешественник. У меня давняя мечта побывать с ним вместе где-нибудь за границей. Простая поездка обязательно превратится в экспедицию. Потому что у него в голове целая энциклопедия историй. Даже по названиям его любимых стран можно судить о нем. Португалия, Италия, Франция, Чехия. Что говорить, именно его рассказы вдохновили меня на путешествия.

Семьянин. Мне кажется, что в его семье счастливы все. Он удивительный муж, уникальный сын и вы даже не представляете, какой заботливый отец. Тут я проведу параллель с дикой природой, которую он очень любит. Вадим Мурованый – настоящий вожак своей стаи. И, наверное, это самое четкое определение этого человека.

 

Антон Лирник:

Антон Лирник, Вадим Мурованый и Алексей Чемерис.

– Выбирать одну, самую ценную черту Вадима Жоржевича – занятие неблагодарное. Всё равно что попробовать самый вкусный в мире плов, а потом попытаться отыскать в нём самую аппетитную рисинку. Так что расскажу о первом, что пришло в голову, и это – азарт. Но не вульгарный азарт завсегдатая казино, а благородный азарт потомственного археолога. Вадим Жоржевич, попадая в свою стихию (будь то телевизионное продюсирование или приготовление рыбного супа «буйабес»), становится совершенно неудержимым. Неподготовленный наблюдатель может в этот момент принять его за шаровую молнию в форме человека. Искушенный ценитель же отойдет в сторонку и будет созерцать процесс с расстояния, безопасного при обращении с шаровой молнией.

В это время Вадиму Жоржевичу не способна противостоять никакая сила, включая силу земного притяжения или статью 173 Кодекса Украины об административных нарушениях (конкретнее, нецензурная брань в общественных местах). Любому сомневающемуся рекомендую сходить с Вадимом Жоржевичем на фазанью охоту.

В наш с ним первый совместный охотничий поход удача не была к нам благосклонна: мы прошагали по лесам и оврагам добрых 70 километров, не встретив ни единого живого существа. Из этих семидесяти километров я прошел только 15, а остальные «намотал» вокруг меня Вадим Жоржевич. В поисках вожделенных фазанов он совершал спринтерские наскоки во все встречающиеся нам кустарники. Он забегал далеко вперед, чтобы каким-то образом выскочить из-за моей спины. Он проламывался сквозь заросли камыша высотой в два человеческих роста, стоявшие так же плотно, как спагетти в магазинной упаковке. Но всё было напрасно – дичь отсутствовала.

Наш егерь беспомощно разводил руками, говоря: «фазан ушёл» (я с легкостью представлял себе жившего в этих краях одинокого фазана, который по состоянию здоровья не был способен к полетам, а потому ушел куда-то умирать, когда пришло его время). Но если вы думаете, что эти мелкие неурядицы сломили Вадима Жоржевича, – вы плохо его знаете.

В течение светового дня, показавшегося мне бесконечностью, мы совершили поездки в соседние районы, где лично убедились в отсутствии (по очереди): зайцев, косуль, тетеревов и глухарей. Как, впрочем, и всех остальных зверей и птиц, представляющих малейший интерес с точки зрения кулинарии. К концу дня я уже с трудом передвигал ноги. Егерь не выходил из машины. Наша охотничья собака еще в середине дня выполнила команду «сидеть» и отказывалась сдвинуться с места, всем телом показывая, что разочаровалась в своей профессии. И лишь Вадим Жоржевич, с горящими глазами, несся по безжизненным болотам и перелескам. Увы, безрезультатно.

Когда солнце скрылось за горизонт и егерь в пятнадцатый раз сказал «пора бы и домой», Вадим Жоржевич скомандовал сигнал к отступлению. Все участники экспедиции забрались в автомобиль и, с трудом скрывая радость, повернули в сторону дома. Но на нашем пути, как назло, попался заброшенный элеватор. И тут наш предводитель показал свою несгибаемость. Он произнес: «голуби!» и жестом приказал водителю остановиться. И следующие полтора часа мы, уставшие, грязные и голодные, в кромешной темноте палили в одиноко летающих над элеватором голубей. За что были вознаграждены! Когда, уже глубокой ночью, Вадим Жоржевич привез нашу обессилевшую компанию к себе домой, в руках он гордо держал добычу – трех худых голубей. А на лице его сияло такое счастье, что я невольно позавидовал стальной воле этого человека, который на пути к цели в своем любимом деле – никогда не сдастся! И дай ему Бог успехов в этом!

С днем рождения, дорогой друг и наставник!