Человек, который тратит деньги Рината Ахметова

27.06.2012

Директор фонда Рината Ахметова «Развитие Украины» Анатолий Заболотный приехал в Кировоград специально, чтобы представить фотовыставку «Туберкулез без купюр» и рассказать о программе «Остановим туберкулез в Украине».

Визит человека, который уже семь лет руководит одним из крупнейших  частных фондов страны,  прошел как-то незаметно и безо всякой помпы. Открытие выставки  «Туберкулез без купюр» почему-то проигнорировали  руководители городского и областного управлений здравоохранения, главврачи тубдиспансеров и многие другие, причастные к теме лица. Перед открытием выставки Анатолий Александрович прогуливался по залам музея, готов был выслушать всех и каждого, тем не менее, единственными представителями власти и медицины, которые захотели с ним встретиться, оказались главврач онкодиспансера Константин Ярынич и губернатор Сергей Ларин. Зато нам повезло – Анатолий Александрович с удовольствием дал интервью «УЦ».

- Вас называют «крупнейшим в СНГ специалистом по благотворительности». Что такое специалист по благотворительности – человек, который умеет убедить богатых отдать свои деньги бедным?

- Нет, это фандрайзер. А специалист по благотворительности (хотя я не уверен, что такая профессия существует) -  это, наверное, человек, который умеет эффективно конвертировать денежные средства в общественные блага. Благотворительность ведь бывает разной. Одни вкладывают средства в талантливую молодежь, считая это не столько благотворительностью, сколько инвестициями в будущее страны. Кто-то хочет отдать деньги конкретному человеку, который сегодня оказался в сложной ситуации, и сразу же увидеть результат. У нас тоже есть такие программы:  человек, которому сегодня нужна помощь, может зайти на сайт фонда «Развитие Украины» в раздел «Адресная помощь», написать о своей проблеме, и мы рассмотрим его заявку. Но на финансирование таких проектов идет очень небольшая часть бюджета фонда. Потому что эффективная благотворительность – это когда мы ликвидируем проблему, а не помогаем справиться с ней одному человеку.

Цель фонда не просто отдать кому-то деньги, а стимулировать совместную работу государственных, общественных  организаций и СМИ  для решения конкретной проблемы. Приведу пример: сегодня, как вы знаете, мы совместно с глобальным фондом реализуем проект «Остановим туберкулез в Украине». Бюджет проекта на пять лет – почти 94 млн долларов. За первые два года (2011-2012) – тридцать миллионов. Можно купить на эти средства медикаменты, вылечить какое-то количество больных – результат сразу будет виден, но проблемы это не решит.  А можно реформировать систему лечения туберкулеза в стране: изменить протоколы лечения на государственном уровне, обучить врачей, которые будут работать по новым протоколам, создать систему поощрения для врачей, которые добиваются хороших результатов. Одновременно нужно менять отношение общества к проблеме, чтобы каждый человек понимал, что своевременное обращение к врачу в его интересах.  В таком случае сторонний наблюдатель не увидит серьезных результатов через полтора года работы, но эффективность такого подхода намного выше.

- Эпидемия туберкулеза в стране объявлена еще в 1995 году, все с ней борются-борются, а эффекта нет…

- Вот и я о том же: борются неправильно, не в то вкладывают средства. Фонд Рината Ахметова  занимается проблемой туберкулеза с 2007 года. Мы реализовали пилотный проект по изменению стандартов лечения в донецком тубдиспансере. В первую очередь развели потоки пациентов, чтобы хроники лежали с хрониками, вновь заболевшие с вновь заболевшими и т.п. Ввели систему поощрения для врачей, которые добиваются хороших результатов. А такая система поощрения подразумевает независимый мониторинг, рассмотрение на комиссиях  каждого конкретного случая – то есть врачи учатся, видят, что эффективно, а что нет. Закупили оборудование для вторичной диагностики, чтобы врач сразу, а не через два месяца (как это сегодня происходит в Украине), знал, какие препараты нужны этому конкретному больному. Потому что флюорограмму сегодня в Украине может сделать каждый – это хорошо, но для борьбы с эпидемией абсолютно неэффективно! Сделал человек флюорограмму – и год спокоен, и участковый врач спокоен и не обращает внимания на кашель, на потерю веса и т.п. А болезнь все это время развивается, человек ездит в транспорте, ходит на работу, заражает других людей. А если бы больной знал, что это симптомы туберкулеза, он бы сразу обратился к врачу, а тот бы направил его не на флюорографию, а на анализ мокроты – и уже на следующий день пациент получил бы эффективное лечение. За пять лет нам удалось уменьшить заболеваемость туберкулезом в Донецкой области на 23% (на 1300 человек в год), смертность – на 30% (на 400 человек в год). При таком подходе можно за 15-30 лет полностью ликвидировать туберкулез в Украине.

- Есть такие примеры в мире?

- Да, сегодня огромный прорыв сделала Грузия. Я всегда привожу пример Словакии. Двадцать лет назад заболеваемость туберкулезом в Чехословакии была в несколько раз выше, чем в СССР. Сегодня в Словакии вообще нет тубдиспансеров и фтизиатров – они просто не нужны! Единичными случаями занимаются пульмонологи  и другие узкие специалисты.

- Что конкретно сделано за полтора года существования проекта «Остановим туберкулез» и каким будет следующий этап?

- Сделано очень много, в том числе и для улучшения первичной диагностики туберкулеза. Но самое главное: переписаны протоколы лечения, налажена система обучения специалистов, найдены общественные организации и государственные структуры, которые будут заниматься проектом на местах. Это огромная часть работы, потому что фонд Рината Ахметова в данном случае – только посредник между Глобальным фондом и Украиной. Это не наши деньги, мы их не видим, просто передаем и отчитываемся о том, куда, кому и насколько эффективно они потрачены.  Для нас это огромная ответственность, потому что в свое время Украина уже получала грант Мирового банка, а потом он был отозван из-за неэффективного использования, у нашего государства плохое реноме. Этот грант мы получили только потому, что контролировать его взялся частный фонд, а не государственная структура, и, конечно, нас теперь очень серьезно контролируют.

Сегодня закуплено оборудование для вторичной диагностики, о котором я говорил, для восьми областей Украины (в том числе и для Кировоградской области), в этих же областях мы планируем выбрать пациентов с мультирезистентной формой (то есть не поддающейся традиционному лечению)  и обеспечить их специальными препаратами.

- Каков годовой бюджет фонда «Развитие Украины» кто его доноры? И какие еще крупные проекты сегодня реализуются?

-  Инвестор у фонда Ахметова один – Ринат Леонидович Ахметов. У нас есть  партнерские проекты с другими фондами, например, Василия Хмельницкого, но сами мы других доноров не привлекаем. Что касается бюджета, то год на год не приходится. Если мы говорим только о деньгах Ахметова, без учета грантов Глобального фонда,  то в прошлом году это было 112 млн грн., в этом, по моим приблизительным оценкам (год еще не закончился, и точной суммы я не назову), – 240 млн.

Проектов много: и культурных, и  социальных, и образовательных. Самые важные, на мой взгляд, «Сиротству – нет» и «Рак излечим». Первый проект начал реализовываться в 2008 году, за это время нам удалось серьезно изменить государственную политику в сфере усыновления, приоритетной формой устройства ребенка стала семья, а не детдом или интернат, национальное усыновление превысило иностранное. Через сайт проекта больше четырех тысяч детей были устроены в семьи. «Рак излечим» – это проект по поддержке государственной системы оказания помощи онкобольным. Мы закупаем современное радиологическое оборудование и учим специалистов на местах организовывать работу так, чтобы оно использовалось максимально эффективно и на полную мощность (это часто важнее, чем наличие оборудования). Сегодня мы имеем прекрасные результаты по этому проекту во Львовской, Сумской, Донецкой и Киевской  областях.

- А вы сами занимаетесь благотворительностью?

- Работники фонда часто организовывают благотворительные  акции, тогда, конечно, я принимаю участие, сдаю деньги. Но заниматься личными проектами, честно говоря, нет – не чувствую потребности, наверное, на работе хватает…

Беседовала Ольга Степанова, фото Елены Карпенко, «УЦ».

Просмотров:1695   

Добавить комментарий