Их называют «синими китами»

17:36
0
892
views

Группы смерти в социальных сетях уже давно не новость. Это сообщества, где собираются и общаются депрессивные подростки.

Их называют «синими китами», потому что синие морские гиганты – одни из немногих млекопитающих, осознанно идущие на самоубийство. Они выбрасываются на сушу или на скалы, тем самым приговаривая себя к смерти.

История появления этих групп началась с выхода небольшой книги Стейс Крамер (псевдоним на то время 18-летней девушки из Астрахани Анастасии Холовой) «50 дней до моего самоубийства». Произведение сразу же стало популярным среди подростков и интернет-читателей. И тут понеслось. Появилась масса подписных групп в сети «ВК» «f57», «Тихий Дом», «Море Китов» и «Разбуди меня в 4:20». Все это небольшая часть групп смерти, столь актуальных сейчас среди подростков.

В нашей области случаи самоубийств детей еще не зафиксированы. И слава Богу. И все же предупреждать родителей о распространении этих сообществ стоит.

Социальный психолог Оксана Ильченко считает, что в нашем регионе у некоторых подростков уже появилась заинтересованность смертельными играми, пропагандируемыми социальными сетями. Ведь «синие киты», пришедшие не так давно в Украину, «доплыли» уже и до стран Европы. Заразная болезнь распространяется по нашей планете со скоростью Интернета.

– Это реальная проблема, появившаяся в подростковой среде в последнее время, - уверена Оксана Ильченко. – Мне как специалисту процесс вступления в игру детей и интересен, и в то же время неприятен и страшен. А страшен именно тем, что он имеет отношение к суициду. Это игра в риск, и она затягивает. Только приз в ней – смерть. А правила игры диктуются совершенно незнакомыми людьми. Детей просто запугивают и шантажируют тем, что если не дойти до конца, то беда наступит с их родными.

Более того, между детьми, ставшими участниками игры, начинаются спекуляции – сможешь ли ты или не сможешь пройти эти этапы, насколько ты крутой. Это сильно действует на еще неокрепшую психику подростка. А некоторые думают: «Вот я смогу, я могу поиграть, у меня есть силы вовремя остановиться»…

Вот такой парадокс. Дети понимают, что исход этих игр летален, но все равно он их влечет. А еще нужно понимать, почему на такие игры одни подростки реагируют, а другие их просто игнорируют. Тут нельзя говорить конкретно, что на эти игры «клюют» дети подросткового возраста исключительно из неблагополучных семей. В это ввязываются дети из разных слоев населения. Тут границ нет. Просто у многих подростков именно этого возраста большая нехватка общения. Они еще не умеют строить правильные отношения между собой. Им проще жить в виртуальном мире. Понятное дело, что это относится не ко всем.

Подростки нуждаются во внимании со стороны своих родителей. Вот я знаю примеры, когда родители говорят, что мы, мол, не будем с тобой говорить несколько дней. И это за какие-то небольшие просчеты их родных детей. Такое наказание для подростков невыносимо. Родители не до конца, видимо, понимают, что это их ребенок, их кровь, их частичка. И лишить его нормального общения с мамой и папой просто нельзя. Вот из таких крупиночек, негативов, мелких недопониманий, общих плохих тенденций для подростка лучшим становится виртуальный мир. Он затягивает, заманивает. Тут же для поиска собеседников появляются социальные сети. В том числе и те, где находятся группы смерти. Они живут в этом виртуальном мире и находят для себя страницы в этих сетях.

Оксана Ильченко считает, что в наши дни в обществе потерялась ценность жизни человека. Теперь тебя могут просто обидеть, оскорбить, лишить работы и даже убить просто так. И на этом фоне ребенок, видя это, заменяет реальный мир виртуальным.

– Есть дети, которые интересовались этими играми, но говорят, что играть не будут. У подростков понятия смерти нет. Рамки понимания мира размыты. Они еще не до конца знают, что будет после того, как они упадут с крыши или задушат себя. Не отдают себе полного отчета, что это все. Конец.

И это в первую очередь недостаток родительского внимания. Когда уже повзрослевшие люди выбирают для себя мобильные телефоны, компьютеры, приспособления к ним, то изучают инструкцию, и только потом, усвоив ее, приобретают. На годы. Но есть семейные пары, которые, родив ребенка, даже не интересуются вопросом, как его воспитать, что с ним делать в дальнейшем. Не обращаются к специалистам. Впоследствии проходит несколько лет, подросток остается сам со своими вопросами. Для детей эти проблемы кажутся глобальными. Хотя взрослым их родителям думается, что ничего страшного там нет. А к подросткам нужно уважительно относиться. К их проблемам, к тому, о чем они думают, чем живут.

Среди массы рекомендаций, как ребенку не попасть в сети «синих китов», есть одна, самая простая – слушать своих детей. Живое общение – и не для галочки, а конкретный разговор родителя со своим ребенком. Это очень важно для самого ребенка. Особенно в тот период, когда начинается так называемый переходный возраст. В это время у них может появиться внутренняя пустота. Если ребенок ничего не читает, ничем не занимается, его ничто не интересует – у него пустота внутри. И этот вакуум требуется чем-то заполнить. Решение этой проблемы он находит в соцсетях. А там ему предлагают поиграть, испытать риск, пройтись по краешку пропасти…

С детьми нужно говорить. И спрашивать их мнение по разным семейным вопросам. Бывает так, что ответ у них более правильный. Общение нужно развивать с самого раннего возраста ребенка. Так всегда и бывает со стороны двух родителей. Вот эту ниточку общения с детьми терять нельзя, иначе возникает образ сурового родителя: вот как я сказал, так и должно быть. Потому что я твой папа или потому что я твоя мама. Но нужно найти равновесие, спокойный тон. Да, для того, чтобы ребенок не общался с внешним миром, можно отобрать телефон, компьютер. Но это решение ситуативное. Глобально разрешить проблему так невозможно.

Для того, чтобы в нашем городе не возникали проблемы с детскими суицидами, во многих учебных заведениях проводились родительские собрания, на которых рассказывались возможные риски попадания подростков в так называемые группы смерти. И как психолог, я хочу сказать родителям: берегите своих детей.

Руслан Худояров, «УЦ»