Прислушайтесь к себе и к доктору

14:18
0
742
views
Валерий Заремба/Фото Олега Шрамко, «УЦ»

Образованный, интеллигентный, импозантный… С ним бы стихи читать или обсуждать философские трактаты Цицерона. Но мы говорили о… желчном пузыре. Если точнее – о желчнокаменной болезни. Если еще точнее – о холецистэктомии.

Валерий Заремба работает в Кировоградской больнице скорой медицинской помощи (в народе – «четверка»). Он – заместитель главного врача по хирургической помощи. Уроженец Ровенской области, окончил Тернопольский государственный медицинский институт. В 1993 году, окончив институт, приехал на Кировоградщину – родину жены. Интернатуру проходил в «четверке», получил сертификат специалиста и остался здесь работать.

Выбор профессии Валерий Павлович объясняет тем, что всегда старался помогать окружающим. И при этом видел себя только хирургом. «Понимаю, что консервативная терапия – это тоже хорошо. Но хотел что-то делать и руками. Хирургическая специальность мне нравилась с самого начала обучения. Я считаю, что человек должен идти туда, куда его тянет, ему должна нравиться его работа, должна быть внутренняя заинтересованность. Прийти в восемь и уйти в пять – это не для меня. Я не мыслю такого режима. Звонки среди ночи, в выходные… Это же живые люди, в медицине неправильно нормировать рабочий день. Особенно в нашей больнице экстренной медицины», – говорит доктор.

Хирургия бывает разной. Валерий Заремба оперирует все, что касается брюшной полости. В нашем разговоре мы попытались со всех ракурсов рассмотреть и обсудить такое заболевание, как холецистит (желчнокаменная болезнь): причины, симптомы, лечение. Внимательно почитайте! Это может коснуться каждого. Очень важно быть осведомленным, чтобы не навредить самому себе.

– Валерий Павлович, холецистит – довольно распространенный диагноз. И почему-то больше от него страдают женщины. Почему женщины?

– Может быть генетически обусловлено. Наследственный фактор сказывается. Официальная мировая статистика говорит о том, что 12-14 процентов мужчин болеют и 22 и выше – женщины. Приступы часто бывают во время беременности, у женщин с избыточным весом. Кроме того, если это было у мамы, бабушки, то, как правило, проявляется и у последующих поколений.

Камни из желчного/Фото Олега Шрамко, «УЦ»

– Откуда берутся эти камни?

– Это нарушение обмена веществ. Причем в последнее время оно почему-то стало распространенным, встречается намного чаще. Сказать четко, что, если эти продукты употреблять, а эти нет, мы сможем избежать этого заболевания, нельзя. Это заболевание полиэтиологическое, то есть на его возникновение влияют несколько факторов.

В девяностых годах, когда я пришел сюда работать, было большой редкостью диагностировать холецистит в молодом возрасте. А сейчас даже в детской областной больнице делают операции.

– Как правило, к вам поступают с острыми приступами. Но есть люди, которые обращаются в ваше отделение с осознанным намерением удалить желчный. Так лучше делать?

– Конечно, лучше. Я как городской внештатный хирург на собраниях, конференциях врачей всегда делаю акцент на том, что лучше это сделать, как только диагностировано заболевание. Профосмотр не все делают, но все-таки проходят обследование по возможности. И, как только выявляют желчнокаменную болезнь, обязательно должна быть консультация хирурга. Некоторые терапевты ошибочно считают, что все зависит от размера камней, мол, если маленькие, то еще можно потерпеть. Сейчас тенденция такая, что наличие камней – это уже показание к хирургическому вмешательству.

Это заболевание дает очень много осложнений. Камни в желчном пузыре, которые пока что не беспокоят, это показания к обследованию, к плановой операции. Но эти камни могут попадать в общие желчные протоки, вызывать механическую желтуху. То есть печень желчь вырабатывает, а вытекать ей некуда – камни мешают, и она попадает в кровь, вызывает интоксикацию, панкреатит, особенно ферментативный панкреонекроз, когда желчь попадает в панкреатические протоки.

Возникают серьезные осложнения, заболевания, которые тяжело поддаются лечению. Это дорогостоящее лечение. У нас в реанимации при панкреатитах и панкреонекрозах две-три тысячи в день – это только медикаменты. Поэтому лучше все это предупредить. Если в желчном пузыре есть конкременты, он не функционирует так, как полноценный орган, там уже есть проблемы. Как правило, это хроническое заболевание, со временем воспаление переходит на соседние органы – печень, поджелудочную железу. В общем, мировая тенденция сводится к тому, что необходимо своевременное оперативное вмешательство.

– Но нельзя же человека без желчного пузыря считать неполноценным?

– Давайте разбираться. Что такое желчный пузырь? Это депо желчи. Желчь служит для эмульгации жиров. Если вы не едите жирного, она не нужна организму, он не будет тратить избыток желчи просто так. Он его экономит и собирает в желчном пузыре. Когда вы утром проснулись, съели кусочек хлеба с маслом, с колбасой, пузырь сокращается и выбрасывает определенную дозу желчи для эмульгации.

Если удаляется желчный пузырь, это не означает, что человек больше не сможет полноценно жить. Организм постепенно адаптируется, часть функций пузыря берет на себя общий желчный проток, откуда желчь свободно попадает в двенадцатиперстную кишку. Это абсолютно нормальное явление. Многие люди уже через год живут и питаются полноценно. Естественно, определенный период необходимо придерживаться диеты, чтобы организм привык к новым «условиям».

– Раньше об операциях говорили «лечь под нож». Сейчас оперативное вмешательство – это нечто иное.

– Сейчас стандартно лечение желчнокаменной болезни происходит с помощью лапароскопической холецистэктомии. Со временем что-то новое приходит и в хирургию: новые методы, инструменты, медикаменты. Слава Богу, что и в нашу больницу это пришло, и мы используем это как стандарт.

Чем лучше малоинвазивная хирургия? Тем, что не делается большой разрез. Для женщин это возможность избежать косметического дефекта. Кроме того, это профилактика послеоперационных грыж. Ведь, как бы мы ни зашивали, с возрастом произойдет атрофия мышц, и образуется грыжа, которую вновь приходится оперировать.

В малоинвазивной хирургии делают маленькие разрезы, даже проколы. После такой операции человек чувствует себя намного лучше, чем после открытой. Необходимо намного меньше обез­боливающих, ведь у прооперированного намного меньше болевых ощущений, он намного быстрее приходит в норму – на второй день уже встает. Преимущества явные, и мы их используем.

– А какой принцип лапароскопии?

– Это оперативное вмешательство проводится почти так же, как открытое, но это делается с помощью инструментов, которые мы вставляем через проколы в брюшную полость. Туда вводится углекислый газ для создания объема, затем вводится камера, с помощью которой мы видим, что делаем. Через маленькие троакары мы вводим инструменты, используя которые, мы можем резать, зашивать, связывать и так далее.

К этому нужно прийти, этому нужно научиться. По статистике во время таких операций больше осложнений, чем во время открытых. Особенно, когда хирург начинающий. Нужно обращаться к опытным, к профессионалам.

– Многие люди, пройдя УЗИ, получают на руки результат, что все нормально. А на самом деле не так все хорошо, и они с камнями и приступами поступают в ваше отделение.

– Мне сложно комментировать. Сейчас очень много диагностических кабинетов, центров. И ответственности за неверный диагноз, как правило, никто не несет. Да, очень много неточностей, поэтому я обязательно сам смотрю больного на УЗИ. В моей практике были ситуации, когда заключения, принесенные больными, и то, что мы на самом деле находим, были почти противоположными. Конкремент размером два миллиметра можно не заметить. Но если там двадцать два…

– А какие вас впечатлили?

– Бывает очень много осложненных заболеваний, связанных с желчнокаменной болезнью. Когда камень продолжительное время находится в желчном пузыре, он вызывает воспаления. Бывает, в желчном образуются пролежни. Камни могут проходить в кишечник и вызывать кишечную непроходимость. В моей практике был камень размером с маленькое куриное яйцо, который через образовавшийся свищ проник в кишечник и вызвал его непроходимость.

Каждая следующая операция отличается от предыдущей. Нет стандартных. Анатомия вроде бы одинаковая, но совсем разные ситуации. Как нет одинаковых людей, так нет одинаковых операций.

– Вы помогаете людям, спасаете их. И сами регулярно проходите УЗИ?

– Регулярно. И всем настоятельно рекомендую следить за своим здоровьем. Прислушайтесь к своему организму и сделайте все, чтобы он не страдал.

P. S. Пользуясь «служебным положением», автор благодарит главного врача БСМП Валерия Скорохода, начмеда Валерия Зарембу, заведующего хирургическим отделением №1 Валентина Борисенко, хирурга ХО-2 Владимира Волощука, всех медсестричек и санитарочек первой хирургии. Спасибо вам за избавление от боли!

Елена Никитина

Елена Никитина

Заместитель главного редактора «УЦ».