Грязные игры вокруг музейной земли

16:21
0
746
views

Позорная история с началом и без конца

Нет в Украине сферы более запущенной и запутанной, чем земельные отношения. Что в городах, что в селах. Регулируют эту сферу десятки законов, постановлений, указов и целый Земельный кодекс. Часто эти документы противоречат друг другу. Именно потому регулярно по ТВ наблюдаем, как очередные рейдеры захватили очередное фермерское хозяйство с полями. В городах все чуть аккуратнее, меньше наглости, зато больше цинизма. Но даже на фоне многих некрасивых историй особо пошлой выглядит история с нашим областным художественным музеем. 13 лет музей не может получить акт на землю под ним, несмотря на все решения, распоряжения и проч. Уж слишком в хорошем месте стоит это легендарное учреждение. Но обо всем по порядку, тут интересны детали своим запредельным жлобством, другого слова не подобрать.

История нового музея началась в январе 1993 года, когда указом представителя президента на базе картинной галереи был создан полноценный музей – Кировоградский областной художественный. Ему было передано историческое здание, известное как дом Шполянского. В последние советские годы здесь располагались Дом одежды, мастерские по пошиву и ремонту той же одежды. А картинная галерея квартировала в Спасо-Преображенском храме (спасибо коммунистам, могли и склад в церкви устроить). Храм вернули церкви, а галерея переехала в полноценный музей. Чем музей от галереи отличается? В музее свой собственный художественный фонд, а галерея выставляет, что предложат. Музей – более широкое понятие. Фонды нашего музея формировались в том числе и из запасников Эрмитажа, Третьяковской галереи, киевских музеев украинского и российского искусства.

Дом Шполянского был запущен советской властью до безобразного состояния. Поэтому еще 8 лет шел ремонт, лишь в 2001-м музей полноценно открылся. И сразу стал центром творческой жизни города и области, местом притяжения талантов. Вскоре в составе музея открыли отдельную галерею имени Петра Оссовского.

И все это время музей существовал и, по сути, по сей день живет и работает на птичьих правах. Несмотря на все заслуги и всеукраинскую известность, музей даже не владеет землей, на которой стоит. Вопреки здравому смыслу и всем мыслимым и немыслимым распоряжениям очень серьезных лиц, вопреки действующим законам. Вот как обо всем рассказывает директор музея Татьяна Ткаченко-Суханова:

– В этом году мы отметили 25 лет работы музея. Сколько было поздравлений от громадного количества людей, мы также провели ряд юбилейных мероприятий, рассказывали о наших достижениях, коих немало. И не теряли оптимизма, верили, что хоть к юбилею решится наша самая главная проблема. Пока не решилась.

Как все начиналось? Первые 12 лет мы арендовали землю, что само по себе довольно странно. Государственное учреждение платило деньги за аренду государству же, областной государственной администрации. Мы долго с этим боролись, шла настоящая война. И добились исторического решения, которое было принято в августе 2004 года. Я могу назвать имя человека, который принял это историческое для нас решение. Это на тот момент глава Кировоградской областной государственной администрации Василий Компаниец. Подписанное им решение вполне однозначно – «1.Передати приміщення по вул. Карла Маркса, 60 з балансу регіональної служби охорони та реставрації пам’яток містобудування та архітектури облдержадміністрації на баланс Кіровоградського обласного художнього музею. 2. Управлінням культури, з питань власності облдержадміністрації до 1 грудня 2004 року вирішити питання виготовлення технічного паспорту, свідоцтва на право власності на будівлю, Державного акту на право постійного користування землею». Это цитата. Одновременно музею передавалось и условно соседнее здание, по Карла Маркса, 62, оно входит в единый комплекс строения. И уже в следующем году нами было получено свидетельство о праве постоянного пользования земельным участком (но это не акт на землю!).

Прошло уже тринадцать с половиной лет, а решение до сих пор не выполнено! Решение первого лица области! Возможно, чтобы понять, почему тормозится дело о передаче земли музея, стоит взглянуть на список тех, кто в 2004-м году (а некоторые и по сей день) был подселен в помещения музея. Там и управление Пенсионного фонда Ленинского района, и аптека, и ювелирный магазин, и магазин мобильных телефонов, и студия фотопечати, и представительство авиакомпании, и магазины еще какие-то – одежды и техники, кажется. Большинство из них благополучно переселились, кто быстро, кто не очень, но нормы закона наконец-то начали выполняться. Какие именно? Да хватает этого одного – Закон України «Про музеї та музейну справу», стаття 11 «Музейна територія»: «Територія, відведена для музею, належить до земель історико-культурного призначення. На цій території та в музейних будівлях (спорудах) забороняється діяльність, що суперечить його функціональному призначенню або може негативно впливати на стан зберігання музейного зібрання, та інша діяльність, несумісна з діяльністю музею як закладу культури». Коротко и ясно, толковать нечего – запрещено все, не имеющее отношение к музейному делу. Но не все у нас торопятся выполнять законы, ох не торопятся. Снова слово Татьяне Ткаченко:

– Все помещения, которые были арендованы, должны были быть переданы нам на баланс. Но, как оказалось, часть помещений… уже была приватизирована! Городской совет тогдашний сработал с невиданной оперативностью. А часть помещений каким-то образом на тот момент принадлежала городскому совету. И тут сказалось несовершенство украинской системы приватизации. После того как первый собственник приватизировал объект, если он продал его третьему лицу, то все, процесс необратим, конечный собственник является законным. И вот пошли жалобы, обращения в суды, в прокуратуру. Мы за эти тринадцать лет, которые нам не выдают акт на землю, исписали, наверное, центнеры бумаги. Куда только не обращались! Дошли до Верховного суда, и, знаете, там нас больше стали слушать, чем здесь, в родном городе.

Сложнее всего было с городским советом, точнее, советами нескольких созывов. Только сейчас, нам кажется, к нам повернулись лицом. Мы регулярно общаемся с заместителем городского головы Александром Грабенко, и реальную помощь и поддержку от него видим. В свое время Николай Цуканов, который был секретарем городского совета, помог нам вернуть хотя бы некоторые помещения, за что ему большое спасибо.

Но тринадцать лет назад мы еще верили в справедливость. Активно взялись за изготовление всех необходимых документов. У этого здания не было даже технического паспорта! И нам пришлось изготавливать техпаспорт музея состоянием на 1950 год и на 2005 год. Были оформлены акт приема-передачи имущества, свидетельство о праве собственности на здание. Мы и не знали, что все это не в последний раз. Потом нам снова приходилось изготавливать по-новому документы.

Увы, проблемы с приватизированными помещениями наших зданий так и не удалось решить до сих пор. Не со всеми. Чтобы открыть галерею Петра Оссовского, нам удалось выселить трех арендаторов, которые на то время там обитали. С другими куда сложнее.

Документы мы изготавливали чрезвычайно долго – столько инстанций надо было пройти. А сколько к нам приходило разного рода комиссий с проверками! Но мы это пережили.

Были и другого рода проблемы. Когда мы отвоевали часть нижних помещений, оказалось, что они завалены строительным мусором, сплошная сырость, от которой грибок дошел аж до четвертого этажа. Списать проблему на то, что было когда-то изменено русло Ингула, будет неправильно – ведь в советское время тут почему-то было сухо. Просто не было настоящего хозяина у подвалов.

Снова пришлось обращаться за помощью к областной власти. И уже другой глава облгосадминистрации, Вадим Черныш, издает новое распоряжение – отдайте уже музею то, что положено! Но волокита продолжалась. Лишь в 2008-м сессия городского совета дала нам разрешение на изготовление проекта землеустройства. Земельно-кадастровый центр сделал нам проект. Документы мы подали в дом с колоннами. И все! С тех пор нас кормили отписками – работа ведется! Кстати, однажды в приватной беседе кое-какие причастные люди нам после признались, что акт на землю был уже изготовлен! Но потом он начал кочевать по разным кабинетам по неизвестным нам причинам, а потом и вовсе пропал, в то время, когда у нас не было городского головы. А переписка все продолжалась…

Всем известна арка между двумя частями нашего здания – оно было построено в виде пассажа. Еще в девяностые годы эту арку… отдали в аренду. По сути, отдали воздух, потому что окружающие со всех сторон стены – наши, помещения на тех метрах на момент сдачи в аренду не было. Историческая арка была застроена без каких-либо разрешающих документов, заявляю это с полной ответственностью. Как говорили нам, опять же, в приватном порядке, арка была отдана по так называемому телефонному праву.

Малопонятным для нас способом в 2006 году предпринимателю, который застроил нашу арку, продлили договор аренды еще на 10 лет. А мы, напоминаю, уже имели свидетельство на право постоянного пользования земельным участком. Мы обжаловали в судах это дело, но безуспешно. Это место много лет арендует предприниматель Грабовская Т.О., оно передается в субаренду. В 2016 году закончился очередной десятилетний срок аренды, а мы до сих пор не можем решить этот вопрос. Он все время затягивается, несмотря на нарушение множества законов. Представители предпринимателя говорят, что готовы освободить место, если городская власть предоставит им равноценный участок. А власть говорит, что нет таких! А предыдущие власти приостанавливали нам разработку проекта землеустройства в связи с тем, что не учтены интересы Грабовской.

После Василия Компанийца и Вадима Черныша очередное распоряжение о наведении порядка в музейных делах издал глава ОГА Сергей Ларин. Но, видимо, те предприниматели, кто никак не хочет уйти из музея, будут круче даже донецких! Если даже на самого Ларина не обратили внимания. Других объяснений не видать. Недавно обратил внимание на проблему и нынешний руководитель области Сергей Кузьменко. Издал распоряжение «О решении вопроса землепользования областным художественным музеем». В городском совете очень умеренно заторопились поручение исполнять. В одном из ответов из города в область написано, что «Грабовской Т.О. направлено письмо, где проинформировано об отказе продолжения договора аренды».

Мы можем цитировать еще сотни любопытных и не очень документов, из которых в принципе следует всего одно – «какой музей в таком лакомом месте города! Это ж такие бабки!».

И вот наступило 20 февраля этого года. Сессия городского совета утверждает решение о передаче Кировоградскому художественному музею в постоянное пользование земельного участка по ул. Большой Перспективной, 60. Казалось бы, эпопея окончена. Но не так все просто. Горсовет всунул в решение норму, которая предусматривает сервитут для этого земельного участка.

Земельный сервитут. Что это значит? А значит, ограниченное право пользования землей. То есть посторонние, например, коммунальщики, имеют право проложить водопроводные трубы через чужой земельный участок, прорыть канавы для спуска воды, свободно проходить через него (в свою квартиру вы можете никого не пускать без ордера, а тут дядю в сапогах и с гаечным ключом обязаны). Уже есть немало примеров, как использование права на сервитут было только началом рейдерской атаки по захвату земли или зданий.

Директор музея Татьяна Ткаченко вместе с замом городского головы сейчас работают над исправлением ситуации. Есть шанс, что в этом году мучительная и некрасивая эпопея закончится. Будем верить?

Фото Олега Шрамко, «УЦ».

Геннадий Рыбченков

Геннадий Рыбченков

Журналист «УЦ».