Как открывался уран…

14:48
0
588
views

В первое воскресенье апреля Украина отмечает День геолога; начало настоящей весны – самое время для разведчиков недр выходить «в поле». Геологам Кировоградщины есть чем гордиться, есть что рассказать, но, к сожалению, нечего оставить наследникам, ведь геология в области практически умерла. От нее нам остались месторождения и память…

В который раз пришлось убедиться в справедливости собственного афоризма – настояшую историю знают только очевидцы. Это касается и истории открытия одного из урановых месторождений, которых, как говорят в одном южном городе, «у нас таки есть», ведь наша область занимает одно из лидирующих мест в Европе по запасам урана, с самым крупным на материке Новоконстантиновским месторождением включительно. Но так было не всегда. О настоящей истории открытия одного из месторождений урана нам рассказал Владимир Ильич Савицкий, который и сейчас трудится в геологической службе Ингульской шахты. Кстати, на его счету – открытие перспективного Юрьевского месторождения золота и непосредственное участие в открытии Клинцовского месторождения.

Владимир Ильич романтикой геологии «заболел» в 7-м классе, когда неподалеку от родного села Котовка Новомиргородского района впервые увидел поднятый буровиками из недр родной земли керн, который буквально заворожил его своей красотой и тайной происхождения. Это был гранит с наповал сразившим сельського паренька названим – «рапакиви». После 8-го класса он уже знал, что будет геологом, и буквально на следующий день, как только узнал адрес Криворожского горного техникума, забрал документы из Кировоградской школы № 5 и отправился поступать. Его не испугал даже конкурс – 42 человека на место «геолога», диплом которого Володя и получил в 1968 году. Через несколько лет работы на Донбассе попал в Среднюю Азию, где проверял содержимое золота в отвалах отработанного китайцами еще до нашей эры месторождения золота Кичи-Сандык. Древние золотодобытчики удивили высочайшей культурой ведения горных работ. Они оставили после себя идеальный порядок – отвалы, камешек к камешку, были сложены правильными кольцами вокруг озера.

В 1973 году Савицкий приехал в Кировоград, работать в ГРЭ-37, которая занималась поиском урановых месторождений. Кстати, уран в пойме Ингула в 1964 году обнаружили, выполняя распоряжение самого Лаврентия Берии об обязательной проверке всех имеющихся и новых скважин Советского Союза на радиоактивность. Позже вокруг Кировограда было открыто немало урановых месторождений – Центральное и Мичуринское (Ингульская шахта), Щорсовское (да простят меня декоммунизаторы, которые так любят бывать неподалеку, в ресторане «Казацкая застава»), Севериновское, Коноплянское. Но отрасль, и особенно партия, ежегодно требовала новых открытий, желательно к какой-то юбилейной дате, но месторождения, как назло, вокруг Кировограда закончились.

…В 1981 году одна из партий ГРЭ-37 восьмой год вела безуспешные поиски признаков урана возле села Марьевка Компанеевского района, куда геологи приезжали на работу из Кировограда. В одно августовское воскресенье в штаб добровольной народной дружины на поселке Горный, где как раз у Савицкого была очередь дежурить, приехал прямо «с поля», техник-геолог Анатолий Ярошенко и сообщил, что вчера две буровых возле Марьевки подняли керны с высокой радиоактивностью. Владимир Ильич вспоминает, что эта новость его страшно взволновала, от радости и напряжения всю ночь не спали ни он, ни его семья. Утром в понедельник побежал к руководству просить УАЗик, а его не дают. Владимир вспоминает, что даже рассердился: «У вас никогда ничего нет, даже за рудой поехать не на чем», - и все сразу завертелось. Но начальство, увидев радиоактивный керн, посчитало его, как бы сейчас сказали, «фейком», поскольку он носил признаки выветривания, а значит, не мог быть только что поднятым с глубины. Буровики клялись и обещали тут же достать новые керны. Примечательно, что главый геолог Ловинюков под свое сомнение подвел и теоретическую базу, то есть старую примету, мол, если это месторождение урана, то вблизи должно быть кладбище, а раз его нет – то не может быть и месторождения урана! (Для справки: действительно, возле каждого крупного месторождения урана вокруг нашего города есть «свое» кладбище, как правда и то, что кладбища есть возле каждого населенного пункта, но не возле каждого населенного пункта области есть урановая руда).

Когда достали новый керн, выяснилось, что необходимо срочно нарисовать карту магнитных аномалий, потому что технология поиска предполагала предварительную магнитную съемку. Савицкий мчится искать геофизика, который как раз… рыбачил и не захотел прерывать занятие, поскольку тоже не поверил в наличие радиоактивности. Пришлось геологу брать магнитометр и рисовать важную карту как доказательство наличия аномалии самому.

Доложили в Киев, и практически сразу приехал гендиректор Производственного геологического объединения «Кировгеология» Низовский и первым делом потребовал показать ему карту магнитной съемки, которая хранилась в кабинете Савицкого. Владимир Ильич пошел за картой и, к своему ужасу, не нашел ее! Первая мысль – украли! Украли карту, помеченную грифом «секретно»! Обыскал все – нет карты! Началась паника, «особисты» перерыли весь отдел, но руководство тогда так и уехало в Киев ни с чем, а карта «случайно» нашлась несколько позже, почему-то в ящике у топографов… Такая вот получилась история с аномалией, однако к тому времени кольцо недоверия вокруг месторождения сжалось до предела, в успех не поверил и руководитель поисковиков, который посчитал, что аномалия слабенькая, поэтому нечего зря будоражить партию и правительство. Но, как бы то ни было, главный геолог принимает решение продолжить бурение, при этом он распорядился отступить от будто бы радиоактивной скважины 68 метров и начать бурить ряд скважин глубиной 500 метров в восточном направлении.

И все же, несмотря на неудачи, в воздухе витало ощущение открытия, все было наэлектризовано так, что главный геофизик (который рыбак) торжественно пообещал в случае обнаружения рудной аномалии поставить перед управлением ГРЭ-37 бочку спирта, развесить алюминиевые кружки и устроить всенародное угощение! Однако последующее бурение не показало вообще никаких признаков радиоактивности – вообще ничего, в кернах не было и альбититов, которые первыми указывали на возможное присутствие урановой руды. Тем не менее, было приказано пробурить еще 20 скважин, но и эти 10 тысяч погонных метров оказались пустыми. Назревали крупные неприятности, ведь получалось, что большие деньги, потраченные на дополнительные поиски, были выброшены на ветер.

Тогда Савицкий самостоятельно принимает решение сменить азимут бурения на 90 градусов, и первой же скважиной была вскрыта долгожданная руда! Когда проверили керны, которые уже были уложены в ящики, и зафиксировали наличие высокой радиоактивности, на уровне больше 5 тысяч микрорентген, – все сомнения развеялись окончательно. Так было открыто урановое месторождение, которое назвали Юрьевским по имени сына большого начальника. Это случилось 24 августа 1981 года, как раз в день рождения самого Владимира Савицкого. Такой вот подарок получился к будущему Дню независимости Украины…

Сразу после этого маховик геологоразведки закрутился с невероятной скоростью – к месторождению подвели ЛЭП, поставили подстанцию, на поле заехало 8 буровых установок, за несколько лет была проведена предварительная разведка, подсчитаны запасы, которые были оценены как средние, но в 1986 году ударил Чернобыль, и больнее всего ударил как раз по программам поиска и разведки урановых месторождений – их свернули.

Сегодня перспективы нашей геологии не просто печальные, а трагические. Несколько лет назад окончательно умерла легендарная ГРЭ-37, и надежд на возрождение государственной геологоразведывательной службы, считает Савицкий, практически не осталось. Как не осталось ничего материального и у первооткрывателя Юрьевского уранового и золотого месторождений. За первую задокументированную рудную скважину Центрального месторождения Владимир Ильич получил премию в размере 250 рублей, а за открытие Юрьевского месторождения ему была организована двухгодичная командировка в Ливию, но смерть Брежнева изменила отношение лидера джамахирии Каддафи к делу разведки недр советскими специалистами, и командировку пришлось аннулировать. Владимир Ильич говорит, что за открытие месторождения он таки получил полтора месячных оклада, но не обижается – главное, что вся его жизнь посвящена любимому с самого детства делу – служению Ее Величеству Геологии.

Сергій Полулях

Сергій Полулях

Журналіст «УЦ».