Мы выбираем, нас выбирают…

14:48
0
525
views

По состоянию на второе апреля кропивницкие медики так и не получили утвержденной формы деклараций, которые уже должны подписывать с пациентами. При этом некоторые доктора уже месяц назад отказывали пациентам, аргументируя это тем, что, мол, набрали граничное число и больше взять просто не могут.

Действительно ли набрали? Как это проверить? Имеет ли право ваш участковый врач отказать вам, а записать к себе своих друзей, знакомых и знакомых знакомых? Некоторые пациенты, столкнувшись с отказом любимого терапевта или педиатра, растерялись. Одна наша читательница заметила: «Они нас теперь выбирают, как лошадей на ярмарке. И даже не стесняются. Записывают себе только молодых и здоровых».

Долго обсуждая то, как будем выбирать врачей, мы как-то не учли, что и врачи могут выбирать нас. Мы, пациенты, хотели, чтобы врач был и опытный, и не старше пятидесяти, чтоб жил недалеко и был готов приходить на дом, чтоб регулярно повышал квалификацию и никогда не выписывал «фуфломицины», и т.д., и т.п. Некоторые потенциальные пациенты даже возмущались: почему, мол, я должен выбирать кота в мешке, пусть сначала все врачи сдадут экзамен, докажут свою профпригодность, а потом уже я буду выбирать…

На деле же ситуация получилась совсем другая. Востребованные, а значит, хорошие, врачи отказывают тем пациентам, которые им почему-то не нравятся. Да, вроде бы права они не имеют. Но понять их можно. Кто записался к докторам до 1 апреля? В основном те, кто ходит в поликлинику раз в неделю или часто вызывает врача на дом. Хотя в общей структуре населения таких пациентов процентов 10-15. А больше половины людей трудоспособного возраста обращаются к врачу раз в 5-10 лет. Количество врачей первичного звена у нас в городе соответствует количеству населения: 137 врачей на 240 тысяч нас. Выходит 1751 пациент на каждого доктора, то есть те же самые две тысячи на семейного врача, 2,5 – на терапевта и 700 детей на каждого педиатра. Логично, если к каждому врачу попадет 10-15% пациентов, которые часто обращаются за помощью, 40% тех, кто обращается раз в несколько лет, и т.д.

Но именно хорошие врачи наказаны системой – к ним записываются все те, кто часто нуждается в медпомощи, знает и имеет возможность сравнить нескольких докторов и т.п. А менее востребованным врачам остается только подождать, а потом спокойно спуститься с горы и записать к себе оставшихся беспроблемных пациентов …

Стоит ли пациентам настаивать? Даже если вы точно знаете, что этот конкретный врач еще не набрал две тысячи, то стоит ли лечиться у того человека, который именно вас лечить почему-то не хочет? Ответ очевиден. Но, с другой стороны, лежачие или паллиативные больные в этой ситуации оказываются не нужными никому (и о таких случаях наши читатели уже сообщали ). И все вроде бы логично. Кому захочется иметь пациента, к которому чуть ли не еженедельно нужно ходить на дом, если можно вообще на дом не ходить? Кому захочется морочиться с рецептами на наркотические лекарства, если этого можно избежать?

Это еще один непродуманный нюанс реформы. Остается надеяться, что до конца реформы Мин­здрав отрегулирует и этот вопрос (если его можно отрегулировать), а пока можно и дальше обращаться к своему участковому и вызывать врача на дом через регистратуру.

Ольга Степанова

Ольга Степанова

Журналист «УЦ».