Он не знал слова «конфета»

15:05
0
4301
views

Дичайшая история случилась в Новоукраинке, откуда в Кировоградскую детскую областную больницу поступил четырехлетний мальчик, весивший, как семимесячный младенец. Самое страшное, что ребенка пришлось забирать из внешне вполне обычной семьи, где воспитываются несколько детей. Прошло уже 10 дней, и можно говорить о стабильном состоянии мальчика.

 

В минувший вторник корреспондент «УЦ» побывал в больнице, где встретился с заместителем главного врача Лидией Лищиновской. Вот что она говорит: «На сегодняшний день с ребенком все хорошо, он быстро набирает вес. Он поступил к нам вечером, 10 августа, в сопровождении сотрудников Новоукраинской полиции и социальной службы, так как было решение суда о временном изъятии его из семьи для обследования и лечения. Он весил 7,8 килограмма, хотя по его возрасту должен был весить как минимум 13 килограммов. Сейчас динамика позитивная. Он набрал 2 килограмма, окреп, появились щечки, сам начал ходить, играется игрушками. Но видно, что ребенок не получал не только полноценного питания, но и ухода. Он явно отстает в физическом развитии, да и вообще о таких детях говорят как о педагогически запущенных. Его обследовали практически все наши специалисты, и можно сказать, что опасения по поводу наличия какой-то скрытой инфекции не подтвердились. Этого мы боялись, но зато в результате обследования выявили пневмонию. По–видимому, ребенок в таком состоянии просто не ощущал температуры или слабости. Провели интенсивную терапию, и пневмония ушла. Ест он хорошо, практически все то, что и взрослые. Понятно, что мы назначили лечебное питание, сначала все перетертое, нежное, диетическое, почти как младенцу, для лучшей усвояемости. Постепенно увеличиваем количество еды. Сейчас ребенок проходит реабилитационное лечение. Теперь ясно, что кризис позади, но почему так случилось и как происходило истощение – мы не знаем. До 9 сентября ребенок может быть у нас, ждем решения суда, который определит дальнейшую судьбу, но, поскольку родители не лишены родительских прав, они могут забрать его в любой момент».

Добавим, что 11 августа в больнице побывали мать и бабушка, бабушка приходила еще 14 августа и даже принесла несколько штук памперсов, но больше родственников тут не видели. Семья очень закрытая. Сам мальчик интересно реагирует на происходящее. Он охотно идет на руки персонала больницы, окружен вниманием и сочувствием, но на вопросы психолога дает ответы, выгодные для родителей, которых, кстати, очень любит. Например, на вопрос «Тебе давали в больнице кушать?» он отвечает: «Нет». «А дома давали кушать?» «Да». «А тебя били дома?» «Нет». «А в больнице бьют?» «Да». По поводу питания можно добавить, что он абсолютно не знает слова «конфета».

Прогноз развития ситуации мог быть весьма печальным, если бы Владика случайно не увидела местный врач-педиатр, которую отец мальчика вызвал к младшей дочери. По ее словам, она пришла обследовать 10-месячную девочку и увидела абсолютно истощенного мальчика, сплошь покрытого собственными испражнениями. Удивительно, но раньше жалоб по поводу плохого ухода за детьми в органы опеки не поступало. Что на самом деле происходило с детьми в семье депутата(!) Новоукраинского районного совета Александра Мольченко, куда он попал по спискам РПЛ, сказать трудно. По словам врачей и сотрудников социальных служб Новоукраинки, их просто не пускали на порог дома, поэтому забирать ребенка пришлось после решения суда с помощью полиции. Одна из соседок говорила, что не видела мальчика на улице еще с марта или апреля. Что касается отца-депутата, то, судя по его заявлениям в социальных сетях и СМИ, свои мысли он формулирует достаточно четко и последовательно, но при этом назвать их адекватными сложно.

Отец достаточно активно повел кампанию в свою защиту, публикуя видеообращения в социальных сетях, где перекладывает всю вину за состояние ребенка на… врачей, которые якобы проводили на детях какие-то медикаментозные эксперименты, и вообще, вся эта кампания в СМИ направлена против него как преследование за политическую позицию и обличение властей. Однопартийцы однозначно открестились от Мольченко, назвали его неадекватным и вообще обещают устроить бывшему коллеге «достойные похороны» за издевательство над ребенком. Днями стало известно, что в Новоукраинский суд направлены документы на лишение семьи родительских прав в отношении сына, но вопрос, как такое могло случиться, остается открытым.

Говорят, что и сам родитель имеет опыт обучения в детском доме и именно оттуда у него такие жесткие методы воспитания. Возможно, голод и грязь, в которых держали мальчика, – это наказание сурового родителя за какие-то провинности и, может, даже за физиологические проблемы с кишечником? Во всяком случае, говорят, что год назад в коме или обмороке из-за истощения побывала и старшая дочка, а всего двумя годами раньше отец демонстративно обстриг девочку прямо во дворе школы! Как это могло остаться незамеченным для социальных служб – пока неясно. Есть еще один важный нюанс. Из выписки истории болезни мамы видно, что в момент рождения Владика она была больна туберкулезом. Из-за этого ребенок два месяца находился в больнице на обследовании, но у него туберкулез обнаружен не был. (Наверное, имеено этот период отец называет врачебными «опытами над сыном».)

Возможно, в случае с Владиком мы имеем совпадение физиологических особенностей его организма и воспитательных просчетов родителей, вместе с отсутствием надлежащего контроля со стороны социальных служб и медиков? Впрочем, в больнице он быстро поправляется…

В любом случае надо помнить, что речь идет о судьбе ребенка, человека, и исходить из этого. Жаль, но история уже вышла за пределы клинического случая и даже границы Украины, но и это еще не все, поскольку история обещает найти продолжение на одном из «больших» украинских каналов в какой-то скандальной программе. Во всяком случае, родители дали разрешение на съемку малыша только этому каналу. Что касается позиции редакции «УЦ», для нас главное – дальнейшая судьба ребенка, и ради этого необходимо избавиться от излишнего ажиотажа. Дело должны решить специалисты и, конечно, родители – пока они считаются таковыми.

Сергій Полулях

Сергій Полулях

Журналіст «УЦ».