Александрия – город мечты

15:01
0
3507
views

В громком названии на самом деле скрыто несколько смыслов, и один из них заключается в том, что это малая Родина автора, о которой всегда помнишь, которая всегда снится и о которой мечтаешь. Наверное, все нормальные люди хотят видеть свою Родину красивой и процветающей, такой, какой она казалась в детстве, в особенности если она носит такое красивое название. К сожалению, действительность не всегда оправдывает наши надежды…

Красивое слово – «депрессия»…

Мой родной город бывает по-настоящему красив, он богат самой что ни на есть природной красотой – щедрой зеленью улиц и садов, парков и скверов. Даже внешне город за последнее время похорошел, особенно в центре и возле мэрии, где появилось много цветов и даже новые фонтаны. Молодые люди, Виталий и Денис, которых я попросил нарисовать портрет города, так и сказали – зеленый, красивый город, но на этом позитив относительно Александрии для моих молодых земляков и заканчивается. Они говорят, что молодежи тут нечем заняться, поэтому студенты в большинстве своем мечтают уехать за границу. При этом они остаются патриотами своего города: «Я хочу заработать за границей стартовый капитал, вернуться в Александрию и открыть свое дело. Хочется что-то создать именно здесь».

При этом молодые александрийцы не очень ориентируются в совсем недавней истории города, потому что на вопрос, где работали родители, с трудом вспомнили, что папы-мамы или дедушки-бабушки когда-то работали на «брикетном заводе» (брикетная фабрика), на «этом, как его, воске» (завод горного воска), на ПТО (старое название завода «Вира-Сервис»), где и сейчас «огромные цеха, все пустое, а почему невыгодно производить подъмные краны – непонятно, раньше было выгодно».

Интересно, что молодые люди достаточно требовательно относятся к девушкам города: «Гарні… Тільки якби в них ще в голові щось було».

Еще хуже портрет города вырисовывается в представлении взрослого населения, которое прямо называет Александрию депрессивным городом: «Що тобі сказати? Сумно, все стоїть, роботи немає». На просьбу назвать несколько предприятий, где люди работают, отвечают, что больших практически нет. С прекращением деятельности буроугольного объединения «Александрияуголь» промышленность в городе остановилась.

Рынок, как зеркало благосостояния

Нет работы – нет и доходов, и даже невооруженным глазом видно, что покупательская активность населения достаточно низкая. Возле магазинов секонд-хендов, которых много на центральной улице, стоят большущие очереди, тогда как возле дорогих бутиков, открытых вместо бывшего административного здания «Александрияуголь», – скучают продавцы. Наблюдение о низкой покупательской активности горожан подтверждается и на Центральном рынке, где в воскресный день было совсем мало людей. В глаза бросается большое количество торговых точек по продаже строительно-ремонтных материалов и запасных частей для дешевых средств передвижения. Кажется, что вся Александрия ремонтирует старые дома, красит и ездит на велосипедах. За последние годы на рынке заметно сократились количество торговых мест и ассортимент в отделе продаж колбасных изделий и молочных продуктов. Сказывается конкуренция со стороны солидной колбасной торговли, чьи магазины появились в большом количестве. С одной стороны, это хорошо, а с другой – исчезает мелкий производитель.

На рынке города приятно удивила цена на мясо, она ниже, чем в областном центре, но местные говорят, что здесь все дорого, и нам просто повезло. Удивила бедность выбора свежей речной рыбы. По сравнению с Кропивницким, рыбы в Александрии просто нет. Продавцы открывают секрет: «Риба дорога, а в людей немає грошей. Що вже казати про когось, коли я за тиждень заробляю 300 гривень». Пришлось даже уточнять, оказалось, правда – 300 гривен заработка за неделю торговли.

Говорят, что рынок, в смысле бизнес, едва держится, потому что нет покупателей. Все население уехало на заработки за границу, богатые на рынок не ходят, а у бедных нет денег, их удел – «стоковые» магазины. На вопрос, а кого в городе считают богатыми, последовал непонятный, но ласковый ответ: «Бандючки». Уточнять не стали, но по намекам похоже, что это люди, связанные с торговлей наркотиками, контрафактом и прочим подпольным бизнесом…

Вне рынка тоже невесело. Знакомый предприниматель показал свое достаточно серьезно оборудованное предприятие. Вместо пятерых работающих остался один, а налогов за квартал оно должно уплатить около 20 тысяч гривен, не считая зарплаты. Жители говорят, что в городе есть несколько более или менее успешных предприятий, но даже там низкие зарплаты, да и те часто выплачивают в конвертах.

Печальную участь среднего класса подчеркивает и состояние некогда популярного рынка, расположенного возле Дома культуры бывшей шахты «Светлопольская». Большинство торговых мест закрыто – рынок практически умер. Зато в Александрии ключем бьет жизнь полуподпольных игровых заведений! Местная газета «Вільне слово» даже опубликовала список собственников, которые сдают свои квадратные метры в аренду под игровые автоматы, «не зная», чем занимаются арендаторы. А всего насчитали 16 игровых клубов! Руководство города инициировало проверку, и практически в каждом из них были обнаружены признаки ведения запрещенного азартного бизнеса. Полиция вроде бы начала вносить данные в Единый реестр досудебных расследований, но пока не видно, чтобы кто-то горел желанием покончить с позорным явлением раз и навсегда.

Понятно, что этим перечень проблем Александрии не исчерпывается. Даже в депрессивном городе имеются свои, еще более депрессивные районы. Бывшая коллега рассказала о положении дел в микрорайоне, когда-то именовавшемся Октябрьский: «Нет обоих училищ, общежитие валится, ТЭЦ и брикетная фабрика разрушены, вот-вот закроют школу. Скука и мусор». Кстати, о переименовании улиц. Не знаю, чем руководствовались местные декоммунизаторы, но назвать микрорайон Октябрьский именем давно умершего предприятия – не очень логично. Есть вопросы и по другим топонимам, которые, кроме неудовольствия, никакой реакции вызвать и не могли. Возможно, именно так и было задумано? Поэтому до сих пор на улице рядом висят таблички ул. Ленина и Соборная, Куйбышева и Козацький шлях, Свердлова и Бульварная, Калинина и Братская (так назвали улицу, ведущую к Братской могиле) …

Свой дом – не крепость

Самому посмотреть на «успехи» в старом районе с новым названием Байдаковский (по имени бывшего угольного разреза или брикетной фабрики) не удалось. Уж очень плохо в Александрии с общественным транспортом, поэтому поездка в город из вроде бы и недалекого от центра микрорайона, становится целым событием, и на плевое дело, типа получения справки в городском Центре предоставления услуг, надо потратить полдня. То же самое получается и при необходимости посетить рынок, поскольку многие микрорайоны, особенно частной застройки, остались без магазинов, и людям приходится запасаться продуктами в самом городе, что пешком даже молодым не под силу. Выручают велосипеды, но не всегда.

Маршрутных автобусов в городе немного, к тому же интервал движения чаще всего составляет один час, так что без знания расписания рассчитывать на общественный транспорт очень сложно. Как-то пришлось приехать в Александрию в праздник, и настоящим сюрпризом стало то, что по случаю Нового года автобусы вообще не вышли на маршруты! При всем этом стоимость проезда в Александрии выше, чем в Кропивницком, – 6 грн 50 коп., а в поселки Пантаевка и Александрийский (Димитрово) и все 8 грн 50 копеек, что свидетельствует о наличии прямого диктата перевозчиков.

Жители частного сектора, а он занимает большую часть территории города, вообще оказались как бы в другом измерении. Если в городе, т. е. в центре, хотя бы внешне все хорошо и местами даже привлекательно, то владельцы домов и огородов, можно сказать, брошены на произвол судьбы, и произвола здесь предостаточно. Взять хотя бы торговлю – ее практически нет. Или воровство – очень актуальная тема.

Едва ли не каждое утро жителей начинается с констатации фактов о новых случаях воровства домашнего имущества. Из дворов, даже при наличии хозяев и собак, тянут все и нагло. Люди говорят, что полиция реагирует оперативно и приезжает на вызов в течение пяти минут. На счет вызова полиции существует якобы и особая инструкция. Правда, есть разночтения. Многие думают, что полиция просит не включать освещение двора, чтобы не привлекать воров, но оказалось, что людей просят не включать освещение при подозрении на визит непрошенных гостей, чтобы не спугнуть их до приезда полиции! Технология, однако.

В частном секторе сложно и с вывозом мусора. Оказывается, заплатив за вывоз «побутового сміття» аж сорок гривен в месяц, домовладелец имеет право выставить, причем в строго оговоренное время, два мешка мусора в… месяц. А если мусора скопилось больше, то надо платить «оператору» на месте, из расчета 20 гривен за мешок. Неплохо придумано, а мы боремся с коррупцией где-то в Верховной Раде… Но даже при этом властям Кропивницкого стоит присмотреться к опыту александрийских коммунальщиков. Дело в том, что во дворах многоэтажек здесь установлены новые типы контейнеров – закрытые, в которых есть только небольшое отверстие для вброса мусора. Показалось, что это неудобно, но местные жители говорят, что стало гораздо чище – мусор не растягивается ни людьми, ни собаками, к тому же контейнеры регулярно очищают, и, действительно, вокруг контейнерных площадок набросанного мусора нет.

Взгляд изнутри

Конечно, получить разъяснения по интересующим вопросам можно только в исполкоме, или как его тут называют – Белом доме. Тем более что в прошлом году мы общались с заместителем городского головы Сергеем Гриценко как раз по поводу перспектив промышленной революции в Александрии путем создания индустриального парка. Сергей Петрович сразу признал, что сложности в городе есть, но вместе с тем удается держать ситуацию под контролем. По индустриальному парку пока не получается, мешают юридические колючки, щедро разбросанные по нашему законодательному полю.

Скажем, кто-то догадался прописать в законе об индустриальных парках (территория льготного налогообложения) норму, согласно которой подключение к электрическим сетям обойдется в несколько десятков миллионов гривен. Поправки к закону давно лежат в Верховной Раде, но в связи с досрочными выборами этим никто заниматься не будет. Хотя инвестор для развития индустриального парка вроде бы есть. Осталось создать для него условия. Тем не менее, в Александрии не вся промышленность умерла окончательно, даже есть признаки реанимации нескольких предприятий, того же завода «Вира-Сервис», который недавно изготовил для Грузии уникальный подъемный кран, или бывшего рудоремонтного завода, где новый арендатор собирается возобновить производство на уникальном станочном оборудовании, которое, кроме Александрии, есть только в Мариуполе. Здесь создали около 70 рабочих мест, что уже неплохо, поскольку раньше «Рудорем» брали в аренду только для того, чтобы вырезать оборудование. Но вот реанимировать всю буроугольную отрасль сейчас практически невозможно – ее нет, поэтому у властей вся надежда на развитие предпринимательства, но мы-то видим, что и с развитием среднего класса в Александрии не очень складывается.

В городе с населением около ста тысяч имеется всего сорок предприятий так называемого «облікового кола», т. е. тех, где численность работающих превышает 50 человек, и это вместе с коммунальными предприятиями.

Зато в городе удалось решить несколько проблем, которые оказались не по силам областному центру. В Александрии практически полностью ликвидирована несанкционированная торговля продуктами питания с тротуаров. Для этого создали несколько локаций и обрудовали их рыночной инфраструктурой, т. е. создали в местах активной уличной торговли мини-рыночки. Теперь люди, продающие пару ведер собственноручно выращенной картошки или огурцов, делают это бесплатно в цивилизованных условиях, а более крупные продавцы имеют право работать на таких рыночках за деньги. Все довольны, но для достижения цели необходимы настойчивость и гибкая политика «кнута и пряника». «Я це побачив у Вінниці та запропонував запровадити в Олександрії. Міський голова ідею підтримав, і ми це зробили, хоча спочатку й наслухалися прокльонів. Я сам був підприємцем, пройшов ринок і знаю, що людям потрібні нормальні умови, а завдання влади – створити ці умови», – говорит Сергей Гриценко.

В Александрии ощутимо лучше дороги, чем в Кропивницком, и это подтверждают таксисты, которых в городе явно больше, чем общественного транспорта. Осталось сделать участок на въезде в Александрию со стороны Знаменки, причем все­знающий таксист сказал, что тендер уже состоялся и скоро дорога будет. Правда, здесь меньше жилищного строительства, но зато начался ремонт бывшего кинотеатра «Жовтень», вовсю ремонтируют бывший Дом культуры электромеханического завода – городской театр.

Александрия и Кропивницкий похожи наличием в городской черте настоящей рекреационной зоны – водохранилищ и реки, здесь это Ингулец, и больших массивов зеленых насаждений. Где еще можно, не выходя из собственного двора, наслаждаться пением соловья и любоваться богатством огородной флоры и сельской тишиной? Но, если вы думаете, что провинциальная тишина на берегу Ингульца – это что-то незыблемое, вы ошибаетесь. Потому что утром, вместо прежнего клепания кос, теперь вы слушаете многоголосное рычание мотокос, водяных насосов и других моторов, приспособленных для хозяйственных нужд. Иногда это напоминает ревение моторов на мотоциклетных гонках на трассе «Вербовая лоза», и это тоже новая примета моей малой Родины…

В общем, для приезжего портрет Александрии больше похож на красивый глянец, но на самом деле за картинкой скрывается целый ряд проблем местного и государственного значения. Александрия повторила судьбу многих городов, оставшихся без градообразующих предприятий. К жизни в новых условиях приспособились и население, и власть. Люди ищут работу за границей. Сергей Гриценко говорит, что для таких городов это явление приобретает массовый характер, выезжают семьями и поколениями. Власть тоже приспособилась и сосредоточилась на решении коммунальных или местных проблем.

Как и в любом провинциальном городе, в Александрии полно слухов, здесь знают, кому из представителей местной политической элиты принадлежит тот или иной магазин и кто контролирует целые направления предпринимательства, но особого возмущения это не вызывает – таковы сегодняшние реалии. Возможно, что-то и изменится в нашем менталитете, когда уезжающие сегодня на заработки за границу увидят, как должно быть. Когда они вернутся, то будут иметь качественно другие запросы и требования, потому что дома все равно лучше, особенно если есть работа и деньги. Именно об этом мечтает Александрия.

Сергей Полулях.