Размышления у парадного подъезда МЭЭ

14:09
843
views

16 октября, после того как в Киеве отшумели акции, направленные на пред­отвращение гибридной капитуляции в конфликте с Россией, практически незаметно для украинских СМИ прошла акция против еще одной «капитуляции», на этот раз в сфере энергетической безопасности Украины.

 

У «парадного подъезда» Министерства экологии и энергетики Украины собрались представители предприятий, входящих в ГП «ВостГОК» (работники гидрометаллургического завода из города Желтые Воды и урановых шахт, находящихся в Кировоградской области). Все было, как и всегда: люди вышли с флагами и в жилетках с символикой Атомпрофсоюза, постояли день и к вечеру выехали в обратную дорогу, на свои предприятия, которые могут вот-вот остановиться. Наверняка в дороге много говорили о прошлом, настоящем и будущем отрасли, которое становится все более неопределенным. Напомним, речь идет о комбинате, который должен снабжать топливом украинские АЭС. Вернее, из добытой шахтерами и переработанной металлургами руды впоследствии изготавливаются тепловыделяющие трубки (ТВЭЛы), которыми загружают реакторы атомных станций. Сейчас это важнейшее звено ядерно-энергетической цепочки Украины находится под угрозой разрыва.

Прежде всего остановка ВостГОКа чревата ростом социальной напряженности для Желтых Вод, Смолино и Малой Виски, где подразделения комбината являются градообразующими предприятиями. Нетрудно представить, что случится, если несколько тысяч человек останутся без хорошо оплачиваемой работы там, где даже плохо оплачиваемой работы просто нет! Сейсмические волны социальных потрясений докатятся и до Кропивницкого, здесь на Ингульской шахте работают люди, от которых зависит благосостояние нескольких тысяч человек. Это члены семей горняков, но толчки ощутит и город, и Кропивницкий район, где базируется шахта.

На самом деле ситуация вокруг ВостГОКа ухудшается давно и постоянно. Государство уже лет 20, как прекратило финансирование капитального строительства шахт, и комбинат развивался только за счет собственных, весьма ограниченных средств. При этом стратегическое направление развития уранодобывающей отрасли достаточно очевидное – достройка и выход Новоконстантиновской шахты на проектную мощность для стопроцентного обеспечения украинских АЭС отечественным сырьем. За эти годы на предприятии побывали десятки делегаций инвесторов и руководителей различных рангов, все они положительно оценивали как увиденное, так и перспективы отрасли, но денег от этого не прибавлялось, а совсем даже наоборот.

Несколько лет назад актуальной была тема открытия финансирования отрасли за счет введения копеечной целевой надбавки к стоимости киловатта атомной энергии, что позволило бы направлять на развитие несколько сот миллионов гривен в год, и даже были приняты решения, но до конечного потребителя деньги так и не доходили. Надо знать, что горнодобывающие предприятия, т.е. шахты, – это постоянно строящиеся объекты. Здесь для получения продукта недостаточно построить раз и навсегда цеха и разместить в них станки. Здесь надо постоянно нарезать новые блоки, проходить горные выработки, прокладывать колеи, оборудовать их и так далее, не говоря уже о регулярной замене горношахтной техники и оборудования.

Параллельно с внедрением целевой надбавки Атомпрофсоюзом и специалистами ВостГОКа велась колоссальная работа по включению ВостГОКа в состав НАЭК «Энергоатом» наравне с АЭС и созданию вертикально интегрированной государственной системы – от добычи руды и до выработки электроэнергии. Отметим, что речь уже не идет о полном цикле обогащения украинской руды и изготовлении ТВЭЛов, так как этот сектор украинской ядерной программы за годы независимости был практически уничтожен. Добытая в Кировоградской области и обогащенная в Желтых Водах руда превращается в топливо на предприятиях ядерного комплекса РФ, что как бы должно активизировать усилия украинской власти на пути к достижению энергетической независимости путем создания оте­чественного цикла. Один из шагов к цели – включение ВостГОКа в состав единого атомно-энергетического комплекса Украины, что и было определено постановлением Кабмина в июле 2019 года. Казалось бы, трудности уранодобывающей отрасли остались позади, но как раз здесь и начинается самое интересное, в смысле, непонятное.

Практически сразу после создания нового министерства – энергетики и экологии – его глава Алексей Оржель распорядился подготовить «наказ про скасування наказу». Мы попытались получить информацию о сути происходящего по своим каналам в Киеве, и выходит, что в вопросе реорганизации ВостГОКа путем присоединения к НАЭК «Энергоатом» существует несколько групп влияния. Причем никто распространяться на эту тему не хочет, предпочитая обходиться намеками, ссылаясь на сложность ситуации и ее туманность, и даже советовали не браться за тему, пока все не прояснится. Однако – надо!

Получается, что за такую реорганизацию уранодобывающей отрасли выступают только профсоюзы и сам ВостГОК, что понятно и оправдано. К теме присоединился и ГК «Ядерное топливо», руководство которого пытается всеми способами продемонстрировать свою значимость и необходимость. Вроде бы «за» должен быть и НАЭК, но похоже, что ему как бы и ни к чему брать на себя дополнительную обузу в виде финансирования уранодобывающей отрасли. Почему? Наверное, потому, что в государственном бюджете денег на развитие урановой отрасли не предусмотрено, а это означает, что НАЭК должен сам финансировать строительство шахт. При этом все предыдущие правительства, и нынешнее не исключение, смотрят на крупнейшую энергогенерирующую компанию Украины, как на дойную корову, и даже пытаются взять под контроль распоряжение средствами «Энергоатома».

То, что атомная энергетика является донором как для тепловой, так и для возобновляемой энергетики, известно давно, поскольку больше половины потребляемых Украиной киловатт вырабатывается именно на АЭС, при этом цена единицы учета в разы меньше, чем вырабатываемой ТЭЦ или солнечными панелями. В результате украинские государственные АЭС получают за выработанную электроэнергию на 300% меньше денег, чем частные ТЭЦ. В общем, атомщиков и так грабят, а тут еще и ВостГОК со своими проблемами.

Повторим, это только наша версия, но в ее пользу свидетельствует и то, что среди атомщиков давно существует теория, согласно которой, собственная сырьевая база Украине не очень-то и нужна, поскольку намного дешевле покупать сырье за границей, в том же Казахстане, который добывает концентрата в 20 раз больше, чем ВостГОК, и намного дешевле за счет экологически рискованных, мягко говоря, технологий.

Еще один штрих к картине: министр экоэнергетики Алексей Оржель в свое время возглавлял Украинскую ассоциацию возобновляемой энергетики, которая существует за счет донорских киловатт от АЭС. Тут могут быть задействованы и экологические факторы, своего рода соревнование между «чистой» и атомной энергией, в котором, по версии «зеленых», т.е. защитников окружающей среды, уранщики занимают самую грязную нишу.

Против финансирования урановой отрасли раньше активно выступали и некоторые руководители самого НАЭК, выходцы из директорского корпуса атомных станций. Интересно, что к пикетирующим министерство горнякам вышел директор департамента ядерной энергетики и атомно-промышленного комплекса Олег Кориков, тоже выходец из «чистых атомщиков». Получается, что за уранщиков выступает только Атомпрофсоюз, председатель которого Валерий Матов, кстати, начинавший свой путь на Ингульской шахте, на проф­союзном сайте высказался откровенно, мол, власть уничтожает отрасль, а в результате образования Минэкоэнергетики стало непонятно, кто с кем работает и для кого, потому что не решаются ни производственные, ни экологические проблемы.

Представитель министерства ничего конкретного не сказал, и люди фактически так и уехали ни с чем от «парадного подъезда», но нам удалось получить для «УЦ» эксклюзивный комментарий от Павла Прудникова, заместителя председателя Атомпрофсоюза: «То, что комбинат на грани остановки, вы прекрасно знаете. Цена, которая заложена в тариф на электроэнергию для НАЭК “Энергоатом” на уран, составляет порядка 75 долларов при рентабельности предприятия в 110 долларов. Понятно, что предприятие работает в убыток, и доработались до таких убытков, что сейчас, в принципе, на грани остановки – нет ни оборотных средств, ни материалов, ни ГСМ. Остановка вполне реальна, да. И сейчас на каждой оперативке отрабатываются варианты или частичной остановки, т.е. продолжать работать на запасы, а ГМЗ останавливать, либо одну из шахт останавливать и так далее. Возникает много вопросов, хотя бы таких, как отключение электроэнергии и тому подобное.

В принципе, был разработан один из вариантов спасения этого комбината, его реорганизация путем включения в “Энергоатом” . И были уже приказы по министерству, были распоряжения КМУ по этому поводу, но новый министр Оржель, по непонятным нам причинам, остановил всю эту процедуру. Поэтому мы и пытаемся понять, с чего вдруг? Мы к нему обращались еще 30-го сентября, и, поскольку ни ответа, ни привета не получили, поэтому и вынуждены были выйти на акцию протеста. Провели переговоры с директором департамента ядерной энергетики и атомно-промышленного комплекса Олегом Кориковым и под протокол записали, что встреча лично с министром должна состояться до 29 октября. Пусть нам озвучат официальную позицию министерства, пусть предлагают свои варианты. Может быть, у них какие-то планы есть, мы хотим услышать, и в т.ч. по ВостГОКу, да, и после этого будем принимать решение».

И напоследок – еще одна ложечка дегтя в бочку… дегтя. Убытки ВостГОКа за текущий год могут составить около 600 миллионов гривен, и без решения вопроса цифра может только возрастать. Странно, что правительство ставят на колени, добиваясь отмены невыгодных для себя решений, все, кому не лень, – от собственников «евроблях» до рыночных торговцев и таксистов, а вот мощнейший Атомпрофсоюз так и продолжает обивать пороги министерств и ведомств, вместо того, чтобы потребовать поддержки стратегической отрасли.

Сергей Полулях, «УЦ».