Пока дом не грянул…

17:45
0
442
views

Совсем недавно «УЦ» писала о судьбе здания бывшего кинотеатра «Мир», который будто бы продали и теперь вместо храма киноискусства откроется очередной храм торговли. Если в каждой плохой новости искать позитив, то в нашем случае он будет в том, что с карты современного города исчезнут еще одни развалины. Но актуальность темы на этом не исчерпывается, поскольку в городе Кропивницком полно заброшенных и разрушенных зданий, а заставить владельцев навести порядок гораздо труднее, чем построить арку или проложить новый троллейбусный маршрут.

Движение недвижимости

В нашем случае речь идет о старинном доме в самом центре города, стоящем на углу улицы Декабристов и площади Богдана Хмельницкого. Печально, что гибель истории здесь ощущается даже в современных адресных указателях, изготовленных всего несколько лет назад. Сейчас на домах по улице Декабристов висят только выцветшие до белого цвета таблички, на которых нельзя разобрать ни названия улицы, ни номеров домов. Наш дом вообще обходится даже без такой таблички и номера, но вступил в активную фазу саморазрушения и стал просто опасным для проходящих по тротуару людей и проезжающих по улице автомобилей. Стена дома, выходящая на Декабристов, имеет большую вертикальную трещину, и ее падение на тротуар и проезжую часть – вопрос времени. Сам фасад уже наполовину обрушился, правда, часть стены упала за ненадежный заборчик, который не в состоянии защитить прохожих, когда им на головы вздумают падать основные стены, стропила и крыша. Осталось совсем немного…

С фасада в одноэтажный дом имеются два входа. Двери, ведущие в разрушающуюся часть, заблокированы ограждением и руинами, а двери со стороны областного театра кукол еще «живые», поскольку их время от времени выбивают «металлисты» в поисках остатков системы отопления. Внутри еще видны стеллажи с папками, где хранятся списки на получение чего-то льготного, и это единственные документы, свидетельствующие об истории здания, которые нам удалось обнаружить. Последнее государственное учреждение, занимающее здание, как раз и занималось распределением субсидий в Кировском (сейчас Фортечном) районе города, причем и сейчас эта часть здания не выглядит совсем убитой. Похоже, что мы имеем дело с планомерным доведением здания до состояния разрушения, когда следующим этапом будет снос остатков и возведение в исторической части города чего-то офисно-безликого.

Мы говорим об исторической части потому, что это и соседнее здание, т.е. театр кукол, – последние из остатков городского ландшафта, составляющего некогда Банную площадь Елисаветграда, и уже ради этого стоило бы попытаться сохранить этот уголок старого города, пока это еще возможно, хотя бы как уголок фоновой застройки и образец строительных технологий XVIII столетия. Кто-то из писателей-елисаветградцев писал о похожем доме: «Ну что в этом доме особенного? Уму непостижимо, как он сохранился в центре города, как выстоял наперекор военной буре и времени? Дом как дом, каких было много в Елисаветграде, где жили семьи врачей и портных, служащих и торговцев. Здесь они рождались и влюблялись, создавали новые семьи и умирали»…

История без истории

Конечно, хотелось бы рассказать читателям об истории этого дома, но это как раз тот случай, когда история рождения и жизни отдельно взятого дома умерла раньше него самого. Не помогло обращение ко всемогущим социальным сетям, не говоря уже о государственных структурах, которые должны знать все о городских постройках. Получилось так, что автору приходилось рассказывать об этом здании несколько раз на протяжении двух или трех последних лет, но ничего существенного о его истории не могут сказать ни в одном отделе или управлении, так или иначе связанном с архитектурой, строительством или охраной культурного наследия.

Оказалось, что этот дом не представляет культурной или архитектурной ценности, поэтому и не был внесен в список памятников местного значения. Закон говорит, что для этого здание должно иметь предмет охраны в виде аутентичности, важности в историческом плане, наличия элементов внутреннего или внешнего декора, религиозной или национальной ценности. Разрушение тоже не является поводом для внесения в перечень охраняемого исторического наследия, хотя уже само слово «историческое», в смысле старинное, должно что-нибудь значить.

Не спасая свою историю, мы совершаем что-то вроде акта исторического суицида, а пренебрегая ею – преступление против будущего. Возможно, здание, которое попало в сферу внимания «крутых» в начале 2000-х, по невниманию оставили без защиты, тем более, что в нем размещалось государственное учреждение? Чего проще, имея контролируемую власть и политическое влияние, переселить чиновников куда подальше, перевести здание в разряд ветхих строений и выкупить по бросовой цене? Тогда городом, условно говоря, владели представители некогда мощной «Трудовой Украины», и это было время, когда целевое назначение изменило не одно старинное здание. Но вернемся к истории нашего дома.

Это место не такое простое, как может показаться на первый взгляд. Когда-то это был вполне респектабельный район, поэтому неподалеку жило много семей известных фамилий, таких, как Нейгаузы, Шимановские, Макеевы. Но таким он был не всегда. До второй половины XIX столетия это был берег Ингула, которому после катастрофических наводнений определили новое русло, а на месте образовавшегося пустыря разбили бульвар. Со временем здесь начали строить городские бани, которые в некоторых источниках называли еврейскими, возможно, потому, что неподалеку было ремесленное училище для еврейских детей. Но банное дело оказалось настолько уместным, что и сама площадь получила название Банной.

О том, что место «козырное», говорит тот факт, что неподалеку местная религиозная община выкупила участок для подарка своему лидеру, о чем сообщала газета «Голос Юга». К тому же рядом был построен полицейский участок, тот самый, в котором сейчас театр кукол. Но кто и когда построил интересующий нас дом, кто в нем жил, неизвестно. После войны здесь размещался детсад № 3 и существовал аж до середины 90-х годов ХХ столетия.

Бывший работник системы образования Валентина Николаевна Лихацкая вспоминает, что уже в 1971-м году в здании не было интересных предметов внутреннего декора типа изразцовых печей, хотя здание обогревалось углем и дровами. Двор для детского садика был маленьким, но там росла большая груша, стояло два деревянных летних павильона для детей, а еще были кухня и погреб, но в нем было много воды, особенно весной – сказывалась близость старого русла. Поскольку в здании было сыро, детсад закрыли, но сюда поместили отдел субсидий и бухгалтерию городского управления образования. Сейчас дом находится в частной собственности, как и земля под ним, но городу от этого ни холодно ни жарко.

Мы общались с соседями, занимающими дома рядом с практически заброшенным участком, и они явно не в восторге от такого соседства. Окна издательства «Имекс» выходят прямо во дворик бывшего детсада, который так зарос дикой порослью, что представляет особенный интерес для бомжей и наркоманов. Они здесь постоянно разводят антисанитарию, на которую жалуются и в театре кукол. Время от времени приходит специнспекция, но кому грозить штрафами – неизвестно. Недавно соседи за свой счет вырубили заросли, чтобы было не так страшно жить, но проблемы это не решает. Тем не менее, иногда выбитые окна и двери кто-то зашивает кусками фанеры и забивает крест-накрест досками, т.е. хозяева у дома с привидениями все же есть, но отвечать даже за санитарное состояние собственности не хотят.

Помнится, однажды на публикации о похожем опасном соседстве развалин и жителей двора по улице Михайловской обратила внимание областная прокуратура, после чего нашлись хозяева, и руины разобрали. Возможно, и здесь требуется вмешательство высших сил, пока, как говорится, дом не грянул?

Сергей Полулях, фото Павла Волошина, «УЦ».