С наркобизнесом – в поддавки?

14:01
1
2541
views

Ни один из предполагаемых организаторов группировки наркоторговцев, громко и с картинками задержанной полицией в начале июля, на данный момент не находится в СИЗО. Полкило амфетамина, гранаты, пистолеты и автоматы, изъятые в ходе проведенных обысков, очевидно, ни в чем не убедили местных судей – именно они, напомним, определяют меру пресечения для подозреваемых. Возможно, потому, что в их числе оказались очень непростые люди.

Борьба не только с коррупцией, но и с наркопреступностью в Украине в последние годы все больше напоминает рыбалку на канале «Дискавери» – поймали, показали, отпустили. А в отдельных случаях и вовсе – посмотрели, покивали, забыли. О двух таких случаях – вполне вопиющих и, к сожалению, вполне симптоматичных – мы ведем речь сегодня.

Самый гуманный суд?

Случай первый – резонансный. Десятого июля правоохранители Кировоградщины сообщили о результатах масштабной операции, проведенной угрозыском, следствием и прокуратурой.

«Только за одни сутки в областном центре было проведено 35 санкционированных обысков. Организаторами группы, в которую входило 12 лиц, оказались двое местных жителей, 38 и 33 лет. Они же “решали вопросы”, связанные с поставкой тяжелых наркотиков на территорию области, и следили за процессом реализации», – написал в социальной сети «Фейсбук» начальник областной полиции Сергей Кондрашенко.

Распространенное пресс-службой сообщение уточняло перечень изъятого, частично приведенный в начале материала. Помимо наркотиков и оружия, там говорилось о нескольких арестованных автомобилях, в том числе – элитных, наличке, золоте, коллекционном оружии, часах, электронике и других ценных вещах, которые, дословно, «могли быть получены от клиентов в счет оплаты». Только изъятой наркоты, по подсчетам полиции, – на сумму более миллиона гривен по розничным ценам.

«В группе действовало четкое распределение ролей, лица придерживались строгих условий конспирации. Новых клиентов, которые выявляли желание приобрести наркотические средства, перед тем тщательно проверяли. Случалось и так, что отдельным потребителям отказывали в продаже из-за того, что они вызывали подозрение у продавцов. Постоянные клиенты могли получить наркотики в долг», – сказано в сообщении.

Приведенные детали организации преступного бизнеса и количество проведенных обысков говорит о том, что разработка продолжалась не день и не два, а количество изъятого – что в общем и целом операцию можно назвать весьма успешной. Хотя путь до признания наркоторговцев виновными и «посадок» остается долгим. Но и этот промежуточный успех тут же поставили под вопрос суды.

Так, двоих подозреваемых, которых следствие считает организаторами, Ленинский районный суд областного центра в лице Андрея Загребы отпустил под залог в 128 тысяч гривен на каждого практически сразу после задержания. Это притом, что, по данным собственных источников «УЦ» в компетентных органах, «предприятие» приносило несколько сотен тысяч гривен выручки в день (!). Говорят даже, что платежки об оплате конкретно необходимой суммы залога нашлись буквально тут же, в зале суда, «не отходя от кассы». А еще говорят, что первым отпущенным уже вернули арестованные автомобили марок «Мерседес» и «Лексус».

Потом коллегия апелляционного суда области – Владимир Гончар, Виринея Кабанова и Виктор Осетров – уже без всякого залога выпускают из-под стражи еще двоих подозреваемых, наряду с организаторами составлявших, по словам источника в правоохранительных органах, костяк преступной группы, и еще троих сошек помельче, среди них – многодетную мать. Под стражей остаются всего 5 из 12 – рядовые реализаторы. Те, кого «не жалко»?

Иными мотивами действия судей объяснить сложно. Чтобы понимать: у тех, кто остался в СИЗО, по данным наших источников, в ходе обысков изымалась мелочь. Основной массой вещдоков следствие «обеспечили» как раз те, кто, по сути, остался на свободе благодаря неподкупным служителям Фемиды – в действенность домашнего ареста или тем более подписки о невыезде в Украине давно верят только наивные.

Итак. У гражданина, которого в полиции считают «главным» организатором, в ходе обысков изъяты 2 гранаты РГД-5 и запалы к ним, «Шмайсер» с магазином, запаянные трубочки «с порошкоподобным веществом». У его «заместителя», также заплатившего залог: граната, боевой пистолет Макарова, те же трубочки с порошком, автомат марки Fort – нарезное оружие, 10 тысяч гривен наличными. У первого из выпущенных на свободу коллегией апелляционного суда: полтора десятка трубочек, таблетки экстази, патроны и деньги. У второго – 90(!) трубочек (если в них то, что думают следователи, это сотни две разовых доз тяжелого синтетического психотропа), пистолет с большим количеством патронов, дымовые шашки. Плюс всевозможный отраслевой инвентарь – мерные ложки и т.д.

Речь идет о людях, которым «светит» до 10 лет с конфискацией. И которые, находясь фактически на свободе, вне всяких сомнений, используют все имеющиеся возможности для того, чтобы давить на свидетелей, «решать» в инстанциях или просто исчезнуть…

В этой истории осталось лишь добавить несколько штрихов к портретам тех, кто серьезно усложнил, а то и помножил на ноль немалую работу, проделанную правоохранителями. Экс-председатель Ленинского районного суда Андрей Загреба – муж судьи Кировского районного суда Ирины Загребы, в свое время лишившей активиста «Автомайдана» прав на полгода – решение позже было отменено в апелляции. Сам отпустивший на свободу двух предполагаемых создателей организованного наркобизнеса подавал свою кандидатуру в Кассационный уголовный суд в составе Верховного суда, но, по данным открытых источников, набрал менее минимально допустимого балла для анонимного письменного тестирования. А в мае этого года Высший совет правосудия не утвердил его кандидатуру на должность в апелляционном суде области.

В составе коллегии последнего, которая выпустила из-под стражи еще пятерых подозреваемых, в том числе – ключевых, есть люди с еще более интересной биографией. Так, еще в 2015-м Высший совет юстиции рассматривал материалы проверки, в том числе в отношении уже упоминавшегося Виктора Осетрова. В тексте решения указывается, в частности, что с 2005-го по 2010-й он неоднократно совершал поездки за границу без оформления отпуска, в том числе в дни, когда должен был заседать в суде по конкретным делам, а в письменных пояснениях предоставил заведомо недостоверную информацию. По словам члена дисциплинарной палаты ВСЮ Андрея Бойко, в действиях Осетрова усматриваются признаки нарушения присяги. Ему удалось уйти от ответственности благодаря истечению сроков давности…

Не могут или не хотят?

Случай второй – «глухонемой». Больше двух месяцев назад мы писали об эксперименте, проведенном экс-прокурором Кировоградщины, общественным активистом и фотохудожником Сергеем Жолонко. У него своя война – с интернет-торговлей наркотиками, буквально захлестнувшей в последнее время многие крупные и не очень города Украины. Одним из этапов стала «контрольная закупка»: активист связался с наркоторговцами, рекламирующими себя на стенах и заборах областного центра, купил амфетамин и вызвал полицию. И… ничего.

– Меня как минимум должны были допросить, изъять платежные документы, осмотреть мобильный телефон, переписку в «Вайбере» и так далее, – говорит Жолонко. – Этого никто не сделал. Сказали: «Обязательно допросим, следователь вызовет». Но два с половиной месяца прошло, никто не вызывал, никто не допрашивал.

Как раз два месяца, по словам бывшего прокурора, составляет срок, отведенный законом на расследование уголовного дела. Он также отмечает, что допрашивать – не право, а обязанность следователя.

– Тем более если человек пишет заявление, что он приобретает наркотики, сообщает некие телефоны, фамилии, банковские счета, на которые он перечислял, имеет платежные документы. «Да-да-да, мы изымем – потом». Для того, чтобы провести по делу определенную работу, направленную на раскрытие преступления, нужны эти допросы, чтобы, например, обратиться в суд для получения санкции на негласные следственные действия. Поставить на «прослушку» этот телефон, снять информацию с этого канала. Отследить движения по тому счету, который я указал, установить личность владельца. Для того, чтобы идти в суд, надо показать, почему мы этим занимаемся. Мы изъяли амфетамин, допросили заявителя, который изложил обстоятельства, изъяли платежные документы, квитанции, копии и так далее. Поэтому, уважаемый суд, пожалуйста, дайте нам санкцию. Но, поскольку даже не допрошены инициаторы этого безобразия, прийти с пустым делом, с рапортом и объяснением милиционера… Суд просто не станет рассматривать. Иными словами, наши правоохранители тест – этот, по крайней мере – не прошли, – констатирует Жолонко.

Постепенно выцветающую квитанцию со всеми реквизитами (банковская карта получателя денег – именная) наш собеседник до сих пор носит в бумажнике – вдруг все-таки вызовут. Половины грамма приобретенного психотропного вещества вполне достаточно для уголовной ответственности. К слову, на той закупке он не остановился.

– Опять-таки, в центре города (областного центра. – Авт.), напротив налоговой, арочный мост, прямо на мосту была реклама продажи наркотиков. По этой рекламе заказал уже марихуану. Зашёл на сайт, кажется, drap.kr, очень красивый. Там написано: «Кировоград, марихуана». Инструкции пошаговые, что, куда, как делать. Я заказал, но только в этой ситуации сразу сделал пост в «Фейсбуке». И буквально через 20-30 минут сайт «лёг», пропал. Его просто отключили. Тест номер 2 показал, что мой «Фейсбук» читают, кроме сотрудников милиции и прокуратуры, еще и наркодилеры. Они реагируют определенно оперативнее, – делает вывод Жолонко.

А происходит так, по его мнению, потому что реляции о снижении уровня преступности и в целом результативности работы правоохранительных органов часто остаются лишь реляциями.

– На самом деле специалисты, полицейские, прокуроры, прекрасно знают реальное состояние борьбы с преступностью, – уверен их бывший коллега. – И прекрасно знают, как влиять на показатели. Это всегда было, «палочная» система, но, хотя сейчас заявляют много о реформировании, обновлении и так далее, реалии говорят о том, что это всё остается. А что касается Уголовно-процессуального кодекса, в рамках которого работает прокуратура, то он несовершенен, он очень «тяжеловесный». Прокуратура физически не в состоянии обеспечить процессуальное руководство, о котором так мечтал Виктор Павлович Пшонка. Это его детище, этот УПК, полнейший контроль прокуратуры и руководство расследованием. Следователь по советскому кодексу 1961 года процессуально был более независим. Сегодня он имеет право сказать: «Я этого не делаю, потому что у меня процессуальный руководитель – некий прокурор, который мне либо не дает делать, либо не интересуется этим». Либо еще сто причин может быть. И тысячи уголовных дел просто лежат. В том числе уголовное дело, где человек решил тестировать систему, как в моем случае.

Я сомневаюсь, что в Украине экс-прокуроры часто покупают наркотики и так развлекаются, я думаю, что я один, и на это могли бы обратить внимание. Вместе с тем комическая ситуация при покупке: в этот день мы сделали показатель полиции. Припарковались, действительно, в неправильном месте, подошли патрульные. Я объяснил, что покупаю наркотики. «Это все, конечно, хорошо, но давайте составим протокол». Я говорю, давайте сначала будем наркотики покупать. «Давайте, будем, мы вызываем группу, но давайте составим протокол». Административный кодекс позволяет вам меня просто предупредить. Более того, я адекватный человек, я вижу, что неправильно припарковался, и впредь я этого не буду допускать, давайте займемся наркотиками. «Нет, мы будем составлять протокол». Они составляли протокол 30-40 минут. Их это (дело о сбыте наркотиков. – Авт.) интересовало меньше всего. Это патрульные, новая полиция, у которых, между прочим, стоит жёсткое требование выдавать протоколы на-гора. Это я знаю от самих полицейских, которые прямо об этом говорят, и вижу на площади Богдана Хмельницкого. Каждый день в конкретное место подъезжает полицейская машина и собирает протоколы…

Тем временем перед украинским обществом сегодня в полный рост встают новые вызовы нового времени. Такие, как интернет-торговля ядом, где нет привычного «барыги» на углу или «на хазе», а есть безличные страницы в Сети, электронная переписка с неизвестными и безопасная доставка курьером товара на место закладки. Самого курьера покупатель не видит, не контактирует с ним, а ориентиры получает, когда тот уже ушел. Единственный действенный алгоритм борьбы с этим, по мнению Жолонко, – заниматься ею 24 часа в сутки семь дней в неделю.

– Есть соответствующий департамент областного управления полиции, подразделения уголовного розыска, которые обязаны этим заниматься «на земле». Это ежедневная целенаправленная работа. Вакуум был начиная с 2014 года по начало 2017 года. Сейчас что-то начинает выравниваться. Мне приятно, что какие-то группы сбытчиков тяжелых наркотиков документируются в Кропивницком. Всегда, во все времена, все вопросы тянет низовое звено, это конкретные опера или конкретные следователи, весь груз этой работы тянут они, не те, кто все эти реляции делает, что «мы повысили», «мы улучшили», «мы стали красивее и лучше работать». Ничего подобного мы не наблюдаем. Конкретные работяги должны концентрироваться и специализироваться на этом. Либо, поскольку Украину захлестывает наркомания, надо возвращаться к рабочим моделям, возобновлять ОБНОНы. Я думаю, что нас ждет еще переформатирование правоохранительной системы в этом направлении. Я не говорю, что раньше было «лучше». Но раньше было действенней, людей, которые непосредственно за это направление отвечали, было больше, и результаты, соответственно, были лучше. В период, когда их просто разогнали сначала, а потом создавали новые, мы увидели эту проблему. Она вылезла, она выперла просто. Этого нельзя было допускать, – уверен экс-прокурор.

Андрей Трубачев

Андрей Трубачев

Ведущий обозреватель «УЦ», шеф-редактор Интернет-издания «весь Кіровоград».

  • Олег Шрамко

    на этом фоне странно выглядит запрет на торговлю спиртным после 10 часов вечера. но если подумать. то все логично, торговать наркотиками можно круглосуточно.