Возвращение легенды

15:23
1046
views

В этом году театральный фестиваль «Вересневі самоцвіти» открылся громко и пафосно: первой постановкой на сцене Кировоградского областного театра им. Кропивницкого стала легендарная рок-опера «Белая ворона».

Идея начать праздник театрального искусства рок-оперой была со стороны организаторов более чем удачной – особенно после того, как отгремел августовский фестиваль в Кропивницком, потрясший зрителя чередой самых разных театральных действ. Нас вновь захотели удивить – и удивили.

«Белая ворона» считается первой национальной украинской рок-оперой. Композитор Геннадий Татарченко положил на музыку одноименную драматическую поэму Юрия Рыбчинского, написанную в 1989 году. Первая постановка состоялась во Львове и имела эффект разорвавшейся бомбы благодаря новаторской на то время музыке и созвучности образов с настроениями, витавшими в Украине накануне распада СССР. Кровавые события, потрясшие нашу страну в 2014 году, заставили театралов вспомнить о легендарной рок-опере и переосмыслить ее. В 2015 году коллектив Ровенского академического музыкально-драматического театра взялся за материал Рыбчинского и Татарченко, премьера состоялась в декабре того же года. То, что получилось у них в итоге, кировоградский зритель и видел на открытии «Самоцветов».

Одно из сложных, но успешных решений, украсивших постановку ровенцев, – живой оркестр. Его не прятали в оркестровую яму, а расположили в глубине сцены – он является беспристрастным свидетелем исторических событий. В постановке огромное количество аналогий и отсылок к событиям на Майдане независимости в 2013-2014 годах (толпа, идущая за Жанной д’Арк с кусками брусчатки в руках, стена из милицейских щитов), а далее – и к войне на Донбассе. Жанна д’Арк вместо рыцарских доспехов носит бронежилет и армейские берцы, а епископ Кошон в пальто и котелке вещает в мегафон о необходимости смириться с английской гегемонией и призывает прекратить кровопролитие. Все эти аналогии, с одной стороны, говорят о том, что история и подвиг Орлеанской девы имеют много общего с национальной борьбой украинцев за собственное независимое государство, а с другой – что сквозь века, несмотря на смену внешних атрибутов, суть войны остается неизменной. Сущность власти, в основе которой лежит принцип «все продается», - кстати, тоже.

К неоспоримым достоинствам «Белой вороны» в версии Ровенского академического театра следует отнести музыкальность и вокальные данные основных актеров. Наталья Боярская, сыгравшая Жанну, и менестрель в исполнении Николая Бобрика пели настолько хорошо, что просто заворожили зал. У Жюльена (Станислав Лозовский) не было ярких вокальных партий, но роль предателя, бывшего Жанне сначала женихом, а в конце ставшего ее палачом, ему явно удалась. А самой яркой и незабываемой, пожалуй, оказалась эпатажная и гротескная Столетняя война – ее сыграла Нина Николаева.

– Цей образ з’явився завдяки нашій художниці по костюмах Аллі Локтіоновій – війна, як бог Янус, має два обличчя, дві сторони. Одна сторона – це смерть. Вона чорна, її лице – череп. Інша сторона – червона, її лице вічно молоде. Війна – це образ сили, що несе смерть і зберігає вічну молодість, поглинаючи пролиту кров. Саме тому для неї найприємніше заняття – рахувати загиблих. Чим їх більше, тим вона могутніша, - так комментирует свой образ сама Нина. Кстати, в жизни эта изящная актриса оказалась жизнерадостной и очень общительной.

– «Білу ворону» з 2015 року ми ставили вже у Львові, Тернополі, Івано-Франківську, Луцьку – коротше, в західному регіоні, - отмечает актриса. - Мали успіх, але хочемо побачити, як її сприйме глядач, що живе далі на схід України. Після Кропивницького маємо презентувати її у Києві. Тож «Вересневі самоцвіти» – це своєрідна проба пера, поки що Кропивницький – це найсхідніша точка, до якої долетіла наша «Біла ворона». Глядач у вас, до речі, дуже класний. Але хочеться ще далі на схід – Дніпро, Харків. Там сприйняття твору однозначно буде іншим.

Отдельно следует отметить мастерство техников, выжавших максимум из всех «примочек» сцены театра им. Кропивницкого.

Отметив достоинства «Белой вороны», упомянем и о ее недостатках. Самый главный из них, наверное, – «размазанность» некоторых сцен. Пьесу сокращали, и это заметно. Второй недостаток – музыка Татарченко. В свое время, четверть века назад, эти музыкальные решения были действительно новаторскими. Но музыка все же принадлежит своей эпохе и нуждается в аранжировке с учетом современных веяний. Кстати…

– Ми не вносили значних змін у музику, але знаю, що над «Білою вороною» зараз працює як мінімум ще один театр. Цікаво буде подивитися на їхній варіант, – говорит Нина Николаева. - А взагалі події останніх літ змушують переглядати український культурний доробок, пригадувати забуті імена й твори, переосмислювати їх. Тож на нас чекають нові відкриття.