«Гарантируем одно: дети будут счастливы»

15:07
0
452
views

Мы узнали, как и чем живет первая в Кропивницком альтернативная школа. Ее создали совсем недавно, летом 2017 года, несколько активных мам, пожелавших дать детям нечто качественно иное, чем традиционная школа. И вот что у них в итоге вышло…

 

Главным идеологом и двигателем альтернативной школы «КРОК» стала журналистка и детская поэтесса Елена Горобець, а организационные вопросы легли на плечи руководителя кропивницкой языковой школы Mortimer English Club Виктории Поляновской. В частности, большинство занятий проходят в классах «Мортимера».

Сейчас в школе переполох – дети усиленно готовятся к сдаче тестов и контрольных работ. Дедлайн 29 декабря, на следующий день – то есть по невыполненным работам будут автоматически выставлены единицы. И изменить положение, пересдать или купить оценку за взятку уже будет невозможно – все результаты считает компьютерная программа.

 

Эффект третьей силы

– Программное обеспечение для процесса обучения нам предоставила Харьковская дистанционная школа «Ангстрем», – говорит Виктория Поляновская. – В ней у каждого ученика есть собственный электронный кабинет, в котором он и работает. Все учебники также в электронном виде и предоставляются дистанционной школой. Пользование этой системой, конечно же, не бесплатное – нашей школе оно обходится чуть более 500 грн в месяц на каждого ученика. Оценки тоже выставляет программа, все они появляются в электронном дневнике ученика. «Ангстрем» играет роль третьей силы – она неподкупна и неумолима. На занятиях ученик может заниматься чем угодно, но если вовремя не пройдена аттестация по теме – исправить уже ничего нельзя, эта оценка влияет на средний балл по предмету. В свой электронный кабинет каждый ребенок заходит с собственного гаджета – смартфона или планшета.

По словам Виктории, наличие этой третьей силы воспитывает в детях чувство ответственности и помогает самоорганизовываться – то, чему вовсе не учат в обычной государственной школе. С другой стороны, школа «КРОК» совершенно лишена таких атрибутов обычной школы, как деление на классы по возрасту, расписание уроков, перемены по 10 минут, классные журналы, ответы у доски.

– Вначале мы разделили детей на две группы – старшие и младшие, – рассказывает Поляновская. – Но после начала учебного года, в октябре-ноябре, к нам пришло несколько детей, и мы решили разделить их на четыре группы – две старшие и две младшие. Опыт показал, что детям из 6 и 8 классов сложно найти общие темы в обучении, зато для смежных классов – например 5 и 6-го – это нетрудно.

Сейчас в школе полноценно учатся 17 детей – по 5-6 человек в группе. Еще несколько дошкольников посещают подготовительные занятия.

 

Кто такой тьютор?

Если здесь нет ни уроков в привычном понимании, ни перемен, ни проверки знаний учителями, то что же есть? Каждую группу детей курирует тьютор – человек, отвечающий за здоровье и благополучие детей, а также помогающий им в организации учебы. Мы пообщались с двумя тьюторами школы «КРОК»: Алевтина Сторожевская занимается со старшей группой, а Валерия Губанова – с младшей.

– Работа тьютора, с одной стороны, простая, а с другой – сложная, – говорит Алевтина. – У меня нет необходимости писать длинные конспекты уроков, например. Дети приходят в школу и сами решают, чем они сегодня будут заниматься, – английским языком, физикой или историей. Хотя некое подобие расписания у нас есть: на определенное время в определенные дни школу посещают учителя-предметники. И к работе с ними дети готовятся. Специалиста можно спросить о том, что ты не понял, или послушать лекцию по теме.

Все тьюторы имеют высшее образование: Алевтина закончила кировоградский педуниверситет по специальности «химия и биология», Валерия – учитель начальных классов. Но обе не смогли вжиться в систему традиционной школы.

– Еще во время педпрактики меня удивлял подход, когда оценка за конспект урока была значимее, чем оценка работы с детьми на самом уроке, – говорит Алевтина. – Я видела идеально составленные планы уроков, но сами уроки, проводимые по ним, были убогими и скучными. Здесь все иначе. Ты приходишь и подстраиваешься под своих учеников, помогая им, когда возникают спорные ситуации или какие-то сложности. Если ребенок обратился с вопросом, а ты не знаешь ответ, вы ищете его вместе.

Тьюторы сошлись в одном мнении: традиционное расписание из 5-6 уроков в день – форменное издевательство над детским мозгом. За 40-45 минут дети едва успевают настроиться. В альтернативной школе у детей в среднем выходят полноценные занятия по 2-3 предметам.

– Но за это время дети успевают вникнуть в тему и выполнить несколько заданий по ней на собственный выбор, – говорит Валерия.

Во время самих занятий дети чувствуют себя свободно – можно съесть яблоко или попить воды, не спрашивая разрешения, можно заниматься своими делами. Но есть одно условие: мешать учиться другим ни в коем случае нельзя.

 

Провинился – в школу
не идешь

Создатели школы признаются: в реальности получается несколько иная школа, чем они себе представляли.

– Первые несколько дней мы позволили детям почувствовать свободу, – говорит Виктория Поляновская. – Они общались между собой, и первая неделя знакомства по сути была неделей историй о предыдущих школах и о том, как им там было плохо. Потом дети освоились и начали испытывать границы дозволенного.

Маленьких и не очень буянов усмирили, придумав страшное наказание: за каждый проступок ставится минус. Три минуса – и на следующий день в школу не идешь. Оказалось, что это – суровое наказание, действенно ограничивающее детские шалости. Еще одной трудностью стала «притирка» детей в пределах группы.

– Чтобы научить детей работать в группе, мы пригласили психолога Андрея Фоменко, – говорит Виктория. – Одно из условий формирования групп было такое: те, кто сдружился и любит почесать языки друг с другом, в одну группу не попадают. В одну группу мы старались свести детей с разными интересами и наклонностями, с разными характерами. Групповую работу это в некоторой степени усложняет, но учит детей взаимодействовать друг с другом. Ведь, когда они вырастут и, например, пойдут на работу, повлиять на то, кто вместе с ними окажется в рабочем коллективе, они не смогут. Нужно учиться взаимодействовать с самого детства, и с теми, кто тебе не нравится, тоже.

Кроме групп, дети были распределены по четырем факультетам: Гриффиндор, Слизерин, Пуффендуй и Рейвенкло (названия взяты из книг о Гарри Поттере).

Все только начинается

Кроме занятий по основным предметам, в школе «КРОК» работают факультативы: робототехника, ментальная арифметика, медиаграмотность, актерское мастерство и другие. А еще каждую пятницу устраиваются родительские часы: кто-нибудь из родителей организовывает и проводит для детей мастер-класс. Но на этом родительское участие не заканчивается.

– На самом деле для родителей работы здесь найдется много, – говорит Поляновская. – Кое-какие результаты уже есть, но накатанной системы еще нет. После первых выпусков о школе на телевидении к нам приходили мамы и папы, желающие записать ребенка «в частную школу», спрашивали о гарантиях. Им казалось, что достаточно заплатить деньги и пусть дальше с их ребенком работает школа. Приходилось объяснять, что мы – не частная школа, а коллектив родителей, которые захотели сделать для своих детей школу мечты. Поэтому нет пока никаких гарантий, кроме одной: здесь ваш ребенок будет счастлив. А у родителей не получится отстраниться или откупиться – мы принимаем в жизни нашей школы, наверное, даже большее участие, чем обычной. Самые ответственные решения о том, как именно должна работать школа «КРОК», принимаются родителями.

Школа мечты – это не дешевое удовольствие, за нее нужно платить. По словам Виктории Поляновской, на данный момент обучение стоит 1800 грн в месяц. Из них оплачиваются пользование специальными программами, работа тьюторов и преподавателей-предметников, факультативные занятия, аренда помещения и прочее.

– Это некоммерческий проект, и мы никогда не планировали извлекать из него выгоду, – отмечает Виктория. – Все организаторы – это родители, которые хотят, чтобы их дети росли здоровыми и любили учиться, чтобы у них было счастливое детство, чтобы они по окончании школы и получении аттестатов были готовы не к экзаменам, а к реальной жизни.

Фото Олега Шрамко, «УЦ».

Виктория Барбанова

Виктория Барбанова

Журналист «УЦ».