Обыкновенная чернобыльско-пенсионная история

16:10
0
931
views

Началась она, понятное дело, в далеком уже 1986 году. В то время Виктор Кузнецов работал водителем автобуса в Кировоградском автобусном парке №13527. Когда случилась трагедия мирового масштаба, в числе первых со всей страны туда направляли сотрудников МВД (тогда и пожарные входили в эту структуру). Волею судьбы оказался там и Виктор Кузнецов.

Через три с небольшим недели после катастрофы из Кировограда в зону отправилась колонна из 12 автобусов со сводным отрядом сотрудников МВД, автобусы они арендовали в автопарке. 19 мая прибыли на место. 11 автобусов отпустили назад, а автобус Виктора Кузнецова и его самого оставили. Тогда у силовиков были чрезвычайные полномочия, такое делалось в приказном порядке. Сообщили домой и на работу, оформили временно исполняющим обязанности водителя Чернобыльско-Припятского ГРОВД. И в тот же день Виктор Николаевич повез личный состав из города Иванков прямехонько в Чернобыль. Пробыл в зоне он до 12 июня. И хоть прошло больше тридцати лет (!), Кузнецов не может добиться, чтобы ему была насчитана соответствующая статусу ликвидатора пенсия!

Кто-то может сказать: да какой он ликвидатор! Всего три недели с небольшим пробыл в зоне, люди там по полгода ликвидировали. Ответ краток и прост: статус ликвидатора последствий аварии на ЧАЭС предоставляется всем, кто побывал в зоне отчуждения до 1 июля 1986 года независимо от количества рабочих дней. Таков закон. Это уже дальше, с годами срок увеличивается – работавшему в Чернобыле в 1988 году надо было уже месяц минимум пробыть в зоне. Но тем, кто был возле атомной станции в первые, самые горячие дни и недели, день засчитывался за месяц, а то и за год, а кому и обошелся в цену жизни…

Виктор Кузнецов в зону не рвался. Хотя тогда было немало желающих поехать туда поработать. Потому что о последствиях воздействия радиации знали мало, а платили в зоне большие деньги. Кузнецову это не нужно было. За пребывание в Чернобыле он заработал 788 рублей. Но как водитель междугородных рейсов он и так зарабатывал неплохо, по 500 и больше рублей в месяц.

После Чернобыля Виктор Николаевич закончил Львовское пожарно-техническое училище и много лет проработал в Кировограде начальником караула в пожарных частях города. Но недели, проведенные под радиацией, дали о себе знать. В августе 2011 года ему была присвоена вторая группа инвалидности, причем в справке МСЭК – Медико-социальной экспертной комиссии – указано, что инвалидность присвоена по болезни, связанной с работой по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

До определенного времени о положенных компенсациях и прочем Виктор как-то не очень задумывался, работал, но, когда в 2014-м пришло время оформлять пенсию, оказалось, что все его заслуги как ликвидатора никого не волнуют! И положена ему обычная пенсия! И какая же некрасивая возня началась вокруг этого дела!

Вся проблема в том, что Кузнецов не был призван на специальные сборы, не был откомандирован в Чернобыль как большинство ликвидаторов. Но в ликвидации последствий аварии он принимал непосредственное участие! Имеет тому документальные подтверждения, отнесен к ликвидаторам первой, наивысшей категории. А соответствующую пенсию получить не может. Такая коллизия.

Сначала он долго не мог получить соответствующую справку на своем бывшем предприятии, АТП № 13527. Из трудовой биографии выпадал почти месячный период, а многие знают, что даже из-за такой ерунды пенсию могут насчитать ниже, чем другим. С горем пополам, через суд, Виктор Николаевич вытребовал положенную справку.

Но она не давала права на положенные чернобыльцам льготы. Тогда бывший водитель автобуса в зоне обратился в МВД: дайте документы, подтвердите, что я временно служил в милиции в Чернобыле. В органах проблем было намного меньше – выдали соответствующие справки, копии приказов и т.д.

Но все эти усилия разбились, как о скалу, о Пенсионный фонд. В многочисленных отписках и отказах сотрудники этого уважаемого ведомства отказались принимать в расчет поданные Кузнецовым документы. И, понятное дело, отказали ему в положенной льготной пенсии. Чтобы читатели понимали цену вопроса, то при позитивном решении пенсия Виктора Кузнецова вырастет вдвое.

Кузнецов подал в суд первой инстанции на Пенсионный фонд. Выиграл. А фонд обжаловал, и решение отменили. При поддержке коллег-чернобыльцев подал иск в апелляционный суд. Выиграл. Но Пенсионный фонд снова обжалует решение и снова выигрывает! Сейчас идет рассмотрение кассационной жалобы Кузнецова на действия ПФ.

Председатель Кировоградской областной организации «Союз Чернобыль Украина» Александр Неделько считает: «Не задумываясь о том, что сегодня было бы с Украиной, Европой, миром, если бы не такие, как Кузнецов, первые из первых, не ликвидировали бы последствия аварии. У него и других отсутствуют, по независимым от них причинам, юридически оформленные первичные документы по учету отработанного времени. Так что было бы с Украиной и т.д., если бы они из-за этого отказались выполнить свои гражданские, служебные или военные обязанности?»

Мы дозвонились в Главное управление Пенсионного фонда Кировоградской области. Выслушав вкратце нашу историю, нам ответили: «Мы решения судов не имеем права комментировать». Все. А жаль, мы бы полностью привели аргументы ПФ.

Виктор Кузнецов все еще верит в то, что у нас какая-никакая, но правовая держава. Но в Европейский суд по правам человека иск уже подал. И если его выиграет, то ему не только пенсию пересчитают, выплатят положенное за все предыдущие годы и пятилетки, плюс еще государство Украина заплатит штраф за беззаконие.

В Украине подобные случаи не редкость. У нас есть документы о том, что в довольно сходной ситуации в Самборе Львовской области и в соседней Полтаве чернобыльцы выигрывали такие тяжбы. Да, обошлось это потом и кровью, но они добились своего. Добьются ли в Кропивницком?

Геннадий Рыбченков

Геннадий Рыбченков

Журналист «УЦ».