Прощай, Маруся ламповая…

09:23
0
329
views

Одна из любимых песен горняков-уранщиков Смолинской шахты приобретает вполне конкретное значение, причем не только для женщин, которые выдают лампы шахтерам, но и для самой шахты. В данное время разрабатывается концепция программы выведения некогда крупнейшей урановой шахты Украины из эксплуатации – в связи с отработкой месторождения, ресурс которого должен закончиться к 2021 году. Правда, опытные горняки говорят, что запасы еще имеются, но это уже мало кого волнует. Поселку горняков Смолино придется попрощаться с шахтой, которая и дала ему жизнь.

Полвека счастья позади

Напомним, что Смолинская шахта государственного предприятия «Восточный горно-обогатительный комбинат» была образована 28 апреля 1972 года, а первый жилой дом нового поселка был заложен в конце 1973 года. Начало было столь успешным, что уже в 1976 году поселок получил статус поселка городского типа, где было больше от города, чем от поселка. В конце 1988 года здесь проживало почти 10 тысяч жителей, поселок состоял из нескольких десятков «высоток», были построены школы, детские сады, стадион и вообще все, что делает жизнь горожан комфортной, поэтому жизнь в Смолино была достаточно престижной. Все эти годы Смолинская шахта оставалась градо- и бюджетообразующим предприятием. Кроме этого, она на протяжении нескольких десятков лет являлась лидером по добыче урановой руды в Украине. Но несколько лет тому назад добыча руды резко сократилась, деятельность перестала быть рентабельной и в конце концов было озвучено то, чего так боялись смоляне, – шахту будут закрывать! Соответствующий приказ о нецелесообразности дальнейшего функционирования шахты был подписан в ноябре 2016 года.

Несколько последних лет деятельность шахты поддерживалась за счет собственных средств ВостГОКа, который покрывал убытки, но без государственной поддержки это оказалось невозможным. Государство и так не слишком-то переживало из-за проблем развития всей ядерной энергетики, а уранодобывающей отрасли – и подавно. Горняки на протяжении десятков лет так и не смогли добиться от Кабмина конкретной программы развития отрасли, зато он практически мгновенно санкционировал разработку концепции целевой экологической Программы выведения из эксплуатации урановых объектов. В нашем случае – речь идет о Смолинской шахте, а утверждение и одобрение концепции программы закрытия шахты намечено на второй квартал 2018 года.

 

Дело семейное

Впрочем, сказать о самой концепции что-то более конкретное достаточно сложно. Возможно, она разрабатывается в режиме повышенной секретности, потому что сначала в рабочую группу, в которую входят специалисты из ВостГОКа, ГК «Ядерное топливо», Кировоградской областной государственной администрации и областного совета, не были приглашены представители Смолинской объединенной территориальной громады. Не будет ошибкой утверждение, что для 90% жителей Смолино шахта в той или иной степени является семейным предприятием, где работали или работают целыми поколениями или династиями, не говоря уже о том, что благополучие большинства семей смолян зависит именно от деятельности шахты. Поэтому понятно то социальное напряжение, которое возникло здесь по поводу остановки урановых шахт в начале прошлого года из-за бюрократических проволочек с выдачей разрешений на добычу руды. Люди были готовы идти на крайние меры, но сейчас над поселком нависла более серьезная опасность.

Председатель профкома шахты Николай Кавун говорит, что именно будущее без работы больше всего страшит жителей поселка. Люди хотят видеть в программе ликвидации шахты проекты новых предприятий, которые дадут нынешним горнякам рабочие места. Они надеются на четкую программу развития уранодобывающей отрасли, где будет предусмотрено достаточное финансирование для строительства Новоконстантиновской шахты. После ввода в эксплуатацию она может дать работу значительному количеству работников Смолинской шахты, но этого как раз и нет! Финансирование строительства Новоконстантиновской шахты практически заморожено и ведется только за счет ограниченных собственных средств комбината.

В поселке очень надеялись на реализацию проекта строительства завода по производству ядерного топлива, торжественная закладка которого состоялась при участии тогдашнего премьер-министра Украины Николая Азарова и главы «Росатома» Сергея Кириенко. На месте закладки завода был забит символический «колышек» весом под сто килограммов, который по факту выполнил роль «осинового кола», ведь после бурного начала строительства проект вскоре был заморожен. Более того, руководство государственного концерна «Ядерное топливо» теперь вообще выступает за перенос строительства завода из Кировоградской в Днепропетровскую область. То есть на глазах тает и надежда на создание высокотехнологического предприятия, которое позволило бы не просто выживать поселку, но и нормально развиваться. Впрочем, при таком подходе неизвестны и перспективы самой уранодобывающей отрасли Украины.

 

Смоляне хотят работать

В Украине еще в 2005 году была принята программа создания рабочих мест как раз для закрывающихся предприятий угольной промышленности, но что-то не слышно о создании достаточного их количества для горняков закрытых угольных шахт в Александрии или Новомиргороде, где работу на шахтах и других предприятиях, связанных с угледобывающей отраслью, потеряло около 20 тысяч человек. Вполне возможно, что самим придется выкручиваться и горнякам Смолино, хотя правительство в энергетической стратегии Украины до 2035 года «Безопасность, энергоэффективность и конкурентоспособность» от 18.08.2017 года и предусмотрело разработку программы выведения из эксплуатации урановых объектов.

Ничего конкретного о разрабатываемой концепции узнать не удалось и у самого заинтересованного лица – председателя Смолинской ОТГ Николая Мазуры. На наш запрос он логично ответил, что для бюджета Смолино закрытие шахты будет иметь очень негативные последствия.

Сам Николай Николаевич поднимает вопрос о передаче в собственность ОТГ вспомогательных производственных объектов шахты, таких, как пожарные машины, автобусы, другая техника, что позволило бы создать транспортное подразделение. К слову, шахта имеет и достаточно мощный железнодорожный участок. Председатель предлагает не списывать при ликвидации шахты объекты, которые не входят в технологическую цепочку добычи, а продать их предпринимателям для дальнейшего целевого использования и трудоустройства жителей поселка. Это теплицы, колбасный цех и другие. Кроме этого, предлагается передать на баланс ОТГ ряд социальных объектов, таких, как стадион, жилой дом, общежитие, но пока безрезультатно. Возникает вопрос и с перепрофилированием наземного комплекса шахты для дальнейшего использования, а там и мастерские, и производственные помещения, и склады, и технические службы. Проблема в том, что, в соответствии с законодательством, предприятие не имеет полномочий для передачи объектов промышленной инфраструктуры на баланс ОТГ. Впрочем, не только промышленной инфраструктуры, но и социальной, – скажем, таких объектов, как база отдыха шахтеров на реке Синюхе.

 

Варианты есть

Председатель Смолинской ОТГ утверждает, что руководством ГП «Ядерное топливо» его предложения вообще не принимаются во внимание, да и на заседание рабочей группы его пригласили лишь однажды. Николай Николаевич надеется, что Верховная Рада обратит внимание на предложение внести изменения в Налоговый кодекс Украины с тем, чтобы налоги на доходы физических лиц начислялись не по месту регистрации предприятия, а по месту проживания работников этих предприятий. То есть налог на доходы работающих где-то жителей Смолино будет пополнять поселковый бюджет. Это, конечно, важно, но не менее важна и экологическая составляющая проекта ликвидации урановой шахты. Никто не может сказать, какой она будет после закрытия? Останется ли она в режиме «мокрой» консервации или будет попросту закрыта, то есть все выходы на поверхность будут запечатаны? Как будет контролироваться состояние поверхности и подземных вод? Как будет производиться рекультивация поверхности? Что будет с участками наземного выщелачивания и многое другое?..

Недавно в Смолино побывала группа специалистов немецкой компании «Висмут», когда-то совместного советско-немецкого предприятия по добыче и переработке урановой руды. Там накоплен колоссальный опыт рекультивации уранодобывающих объектов, вплоть до создания на месте бывших рудников и отвалов экологических парков, что предполагает большие инвестиции, а значит – работу для смолян.

Варианты, как говорится, есть. Главное, чтобы разрабатываемая программа ликвидации шахты учитывала потребности горняков и жителей поселка. А если коротко, нужно, чтобы шахту попросту не разворовали, как это уже произошло с десятками других, не менее крупных промышленных предприятий Кировоградщины.

Сергій Полулях

Сергій Полулях

Журналіст «УЦ».