Дмитрий Политаев: «Я уже тридцать лет Дед Мороз!»

13:26
825
views

Думаем, многие кропивничане узнали в этом колоритном Деде Морозе актера Кировоградского театра им. М. Л. Кропивницкого Дмитрия Политаева. Это интервью с Дмитрием было записано несколько месяцев назад, однако мы решили чуть попридержать его публикацию, и не ошиблись. Ведь уже тридцать лет Дмитрий Политаев – бессменный настоящий Дед Мороз, и об этом знают друзья и поклонники его таланта.

– Дмитрий, давно ли вы дедморозствуете?

– Да сколько себя помню, еще с детства. Правда, более профессионально стал играть эту роль, когда учился в Днепропетровске, в театральном училище. С тех пор уже тридцать лет в новогодние праздники я преображаюсь в Деда Мороза и дарю сказку не только детям, но и взрослым. Это время утренников и корпоративов, поэтому без работы я не остаюсь. Плюс в театре у нас детская новогодняя сказка, в которой занята вся труппа. Даже в новогоднюю ночь я буду работать по приглашению в Киеве.

– А каким должен быть настоящий Дед Мороз?

– Как и любую роль, Деда Мороза нужно играть искренне, с душой, и тогда в тебя поверят. Дети очень чутко чувствуют, если ты не добрый и неискренний.

Не знаем, как вы, уважаемые читатели, а мы поверили. Ну а теперь – знакомьтесь с актером Дмитрием Политаевым.

– Дмитрий Станиславович – уже опытный артист, но по его работе я вижу, что он решил не останавливаться на тех достижениях, которые у него уже есть, у него есть желание расширить свое амплуа, пробовать себя в каких-то классных ролях, – по уже сложившейся традиции свое мнение о герое нашей публикации озвучивает главный режиссер театра корифеев Евгений Курман. – Он сам всегда говорит: «Я еще учусь», и это хорошо, потому что заставить себя принимать что-то новое для актера очень важно. Есть такое выражение: «Нет маленьких ролей, есть маленькие артисты». У Дмитрия Станиславовича не много ролей большого плана, но амплуа в театре – это такая странная вещь. Вспомните Ролана Быкова: у него не было больших ролей, но мы-то его любим! Логопед, скоморох в «Андрее Рублеве», Бармалей – мы любим Быкова за его талант. Действительно, сложно сделать роль второго-третьего плана запоминающейся. Вот и Дмитрий Станиславович все время интересуется, нет ли еще какой-то дополнительной работы, чтобы открыться. Он первым из нашего театра протоптал дорогу в кино, первым начал сниматься. И это тоже важно, потому что он приезжает на каждую съемочную площадку и говорит: «Я из кировоградского театра». И когда его начинают снимать чаще и чаще – это уже какая-то марка, какая-то реклама. Он человек нежадный и этим своим опытом поделился со всем театром, лично организовывал здесь пробы, кастинги, собирали портфолио с коллегами для того, чтобы и им помочь попасть в кино. Это очень хорошая черта человеческая…

Далее главреж удаляется репетировать, а мы продолжаем наш разговор.

– Дмитрий, стать актером – это была мечта детства?

– Это сложный вопрос. Моя мама, Валентина Политаева, работает в ДЮЦе и отдала меня в драмкружок, когда я был еще маленьким. Потом у меня в школе все было очень активно, я был председателем совета дружины, и в спорте у меня были очень хорошие перспективы, но я решил для себя, хотя мама была против, поступить в Днепропетровское театральное училище. Мне было 15 лет. Я поехал и поступил. Когда закончил, меня приглашали остаться в Днепре, но я уехал домой. Тогда еще Михаил Барский руководил театром. Потом в Киеве получил высшее образование режиссерское. Поработал там немножко на киностудии и вновь вернулся в Кировоград. Но у нас не сложились отношения с тогдашним режиссером Ильяшенко, и я ушел. Уехал Ильяшенко – я вернулся. Так что фактически все время, хоть и с небольшими перерывами, я работаю в нашем театре.

– Вашу маму знают, наверное, все, у кого есть дети. В последние годы она является режиссером главного новогоднего праздника для детей в филармонии. Вы принимаете участие в маминых постановках?

– Конечно, участвую. И не только участвую, но и как режиссер тоже помогаю. Это же мама! Но для меня больше интересна моя работа в театре и кино. Кстати, не пугайтесь – скоро на экраны выйдет 1 серия 4-го сезона цикла «История одного преступления», где я сыграл маньяка. (Интервью с Дмитрием мы записывали еще в сентябре, но несколько недель назад фильм уже показал ТРК «Украина». Наш журналист Геннадий Рыбченков, посмотревший эту серию, сказал: «Если бы я не знал Дмитрия Политаева лично, то побоялся бы оставить с ним своего ребенка даже на минуту!») Роль такая, что я сам бы себя убил!

Спасибо, что руководство театра позволяет нам сниматься в кино. Это очень хорошая практика. Если в театре ты долго работаешь над образом, есть время подумать, пообщаться, ты вкладываешь душу, то в кино все это намного быстрее – очень жесткий график, дали роль, выучил, отыграл и забыл. Я уже несколько лет езжу на съемки, и мне нравится. Нравится, что там ты играешь больше разных образов. Я был и маньяком, и бандитом, и депутатом, и шахтером, и фарцовщиком, и простым, обычным хорошим человеком.

– Специальностей у вас много, не пропадете! (Смеемся.)

– В кино ведь важен типаж. Подошел типаж – тебя взяли.

– Дмитрий, мама сейчас какими-то советами помогает?

– Да нет, сейчас уже больше я помогаю. Она приходит в театр, на спектакли, потом говорит, что ей понравилось, что не понравилось в моей роли и в целом в спектакле. Она же театральный заканчивала, у нее режиссерское образование. А насчет советов… Это же театр, ты прислушиваешься ко всем советам, все пропускаешь через себя, нужное оставляешь и делаешь то, что должен делать. Создание образа – дело сугубо твое. Да, тебе помогают режиссер, партнеры, но основное делаешь ты, и зритель смотрит на тебя. Ты в ответе за то, как сыграл. Знаете, как иногда говорят: хорошо сыграл – какой же я молодец, плохо – режиссер виноват. (Смеется.) А если серьезно, мне хорошо с Евгением Васильевичем работается, очень комфортно. Он профессионал, с ним легко найти общий язык, он идет на контакт, помогает чем можно.

– Дмитрий, у вас очень много ролей второго плана, и они почему-то запоминаются. Что нужно сделать, чтобы запомнили не только главного героя, но и вас?

– В «Сильве» у меня маленький эпизод – я играю нотариуса, вышел, расписал и ушел. И после спектакля люди подходят, звонят, говорят, что очень понравился этот нотариус. Ты должен к любой работе относиться профессионально – главная это роль или эпизод. Помните «Смішні гроші» – руль, который бибикает? Это я придумал! Слава Жила когда ставил этот спектакль, я сказал ему: хочу руль, который будет бибикать. И мы с реквизитором долго сидели и думали, как это сделать. И сделали!

– А мне запомнился ваш милиционер в «Позиченому чоловіці» – настоящий советский мент, смешно потеющий и все время вытирающий пот платком.

– Я стараюсь во всех ролях выкладываться по полной, потому что сам от этого получаю удовольствие. Без удовольствия кто вам будет за эти деньги работать? (Смеется.) Но нам дают возможность подзаработать на съемках. Когда не работал в театре, я был известным в городе тамадой, да и не только в городе, так что профессию по сути не оставлял.

– Вы очень фактурный актер. Есть ли у вас в театре конкуренты в этом плане, кроме, пожалуй, главного режиссера Курмана?

– Был Коля Игнатьев, сейчас его нет.

– То есть сейчас вы – эксклюзив?

(Смеется.) По фактуре – наверное, да. И в кино часто берут именно по фактуре, в том числе и на эпизоды. Это как ты зарекомендовал себя. Вот я сейчас очень жду показа этого фильма, о котором я говорил.

– А сложно сыграть такого гада?

– Очень. Я же по натуре добрый человек. А здесь нужно изначально понимать, что это больные люди, и нужно перестроиться на эту природу, выстроить этот характер, пропустить его через себя, чтобы тебе поверили.

– Есть ли какие-то кино- или театральные актеры, роли которых вас буквально поразили?

– Такого нет, и знаете почему? Есть человек, который делает очень хорошую работу, и она может кому-то нравиться или не нравиться. Я повторю: я все время учусь. Человек сделал хорошую работу – я посмотрел и что-то запомнил, что-то для себя взял. Если увидел плохую работу – анализирую, что он сделал не так…

– А бывают моменты, что вот вы смотрите фильм – и у вас мелькает мысль: а я бы тут сделал по-другому?

– Конечно! Мало того, я вам другое скажу: даже когда ты сам что-то сделал и сделал хорошо, проходит какой-то небольшой период времени, и ты бы уже сделал это по-другому. Ты уже больше насытился, у тебя добавилось жизненного опыта… Вот «Цыганку Азу» возьмите: я там алкоголик, но каждый раз я что-то добавляю, и когда спектакль сдавался и сейчас – это очень большая разница. Два разных человека, и этот алкоголик уже интереснее! Стоять на месте нельзя, тебе самому станет скучно.

Сейчас мы готовим «Корсиканку», мне очень нравится этот материал, и я с удовольствием работаю над ролью генерала Гурго. Работа над ролью ведь идет не только в стенах театра, на репетиции, ты работаешь над ней круглосуточно и везде. В кино проще: тебе прислали сценарий, ты выстроил для себя роль, приехал, отснялся, получил деньги и уехал. Но это тоже интересно, хоть и жестко. Мне все это очень интересно сейчас. Одно время мне было интересно руководить толпой, и я это делал. Потом надоело. Я работал и у депутатов Верховной Рады, в Конче-Заспе, и на сельских свадьбах – я все это видел изнутри, и мне это приелось. Я из себя вытащил все! Сейчас я делаю то, что мне больших денег не приносит, но я это очень люблю. Я счастливый человек!