«Солнечные» в солнечной стране

16:12
682
views

Совсем недавно, на прошлой неделе, делегация из 32-х украинских спортсменов вернулась со Всемирных Специальных игр, прошедших в этом году в Объединенных Арабских Эмиратах. Среди них было двое кропивничан – и они стали медалистами.

Справка «УЦ».

Марьяна Ахрарова, 33 года. Закончила специальную общеобразовательную школу № 1. Начала заниматься гимнастикой с 10 лет. Впервые на международные соревнования поехала в 2007 году, это были Всемирные летние Специальные игры в Китае. Завоевала 1 золотую и 1 серебряную медаль. Также участвовала в Специальных Европейских играх 2014 года (Бельгия) – 2 золотые, 2 серебряные медали; Всемирных летних Специальных играх 2015 года (США) – 2 золотые, 2 серебряные медали. Снялась в главной роли в кинокартине Александра Жовны «История Лизы» (2018 год). Посещает Центр молодежи с инвалидностью «Сильные духом», где ведет актерский кружок и играет в спектаклях.

Максим Наливайко, 30 лет. Закончил специальную общеобразовательную школу № 1. Начал заниматься гимнастикой с 8 лет. В 2006 году впервые принял участие в Евразийских Специальных играх (Италия), где завоевал 1 золотую и 4 бронзовых медали. На Всемирных летних Специальных играх 2007 года (Китай) завоевал 6 серебряных медалей, на Специальных Европейских играх 2014 года (Бельгия) – 2 золотые, 2 бронзовые медали, на Всемирных летних Специальных играх 2015 года (США) – 2 золотые, 2 бронзовые медали. Любит слушать музыку.

Что такое Специальные игры? Лучшие спортсмены мира показывают свои возможности на традиционных Олимпиадах, у спортсменов из числа людей с ограниченными физическими возможностями есть Паралимпийские и Дефлимпийские игры. А Специальную Олимпиаду основали для тех, чье психическое развитие не вписывается в общепринятые нормы.

Как и традиционные виды Олимпиад, Специальные игры имеют четырехлетний цикл. На заседании уполномоченного комитета каждый раз выбирается страна-организатор. Предыдущая Специальная Олимпиада проходила в США. Но вот парадокс: в Украине об этих Играх мало кто знает. Это событие по непонятным причинам окутано завесой молчания, вы не найдете новостей, посвященных достижениям участников Специальных игр, не говоря уже о таких «излишествах», как трансляции по ТВ. На официальном уровне такого спортивного события, как Специальная Олимпиада, в Украине, похоже, не существует. Тем не менее, ежегодно наша страна собирает команду из нескольких десятков человек – спортсменов и тренеров, которые выигрывают состязания и привозят домой настоящие олимпийские медали. Все это – исключительно на энтузиазме! Единственным в Кропивницком тренером, готовящим участников Спецолимпиад, является Александр Редозубов. Это его воспитанники Марьяна Ахрарова и Максим Наливайко ездили в Эмираты представлять Украину.

– Александр Аркадьевич, скажите пару слов о достижениях ваших подопечных.

– Я со своей командой традиционно представляю гимнастику, поскольку являюсь главным тренером по гимнастике и официальным представителем Специальной Олимпиады в нашем регионе. Украинская команда завоевала 14 медалей в таких дисциплинах, как футбол, бадминтон, плавание, легкая атлетика и гимнастика. Из них 6 медалей на счету спортсменов из Кропивницкого. Марьяна Ахрарова взяла две золотые и одну серебряную медаль, а Максим Наливайко – три бронзовые. Всего делегация от Украины насчитывала 32 участника. Но если сравнивать с другими странами, то это до обидного мало. Например, от России участвовало 300 человек, от США – 500.

Вообще из всех подобных мероприятий, проходящих под эгидой Олимпийских игр, Специальная Олимпиада – самое массовое. Организуется все на самом высоком уровне, с участием первых лиц государства. Например, Квасьневский, будучи президентом Польши, был также президентом Специальной Олимпиады. Официальным лицом Специальных игр является Арнольд Шварценеггер – и я видел его на предыдущих Играх в США. На Играх в Эмиратах присутствовал сам верховный шейх, а по правую руку от него сидел тогда еще президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Практически от всех стран-участниц были официальные лица. В Украину также посылались приглашения, но от нашей страны никто не приехал. Судьями на Специальных играх выступают те же лица, которые судят на официальных Олимпийских играх.

– То есть Спецолимпиада для всех этих стран – дело международного престижа?

– Именно так, участие в этих Играх – такой же вклад в международный имидж страны, как и участие в традиционных Олимпиадах. И страны, которые заботятся о своей международной репутации, обязательно поддерживают Специальное Олимпийское движение – как вне, так и внутри себя. Вот вам пример, за которым далеко ходить не надо, – Российская Федерация. После того как делегация вернулась с предыдущих Специальных игр, им была устроена встреча с президентом Путиным, вручены денежные призы. Как и в Паралимпиаде, участникам Специальных игр были присвоены классы и разряды. Украина же почему-то ведет себя так, будто этого движения не существует. Я являюсь официальным представителем Специальных игр в Кропивницком, тренирую детей, но все это – на волонтерских началах. Государство не выделило ни копейки на то, чтобы команда от Украины поехала на Игры, деньги на поездку, инвентарь, спортивную одежду собирали всем миром. На месте нам очень помогла украинская диаспора – в Эмиратах, как, в принципе, и везде по миру, живут много наших соотечественников.

– У вас есть предположение о причинах такого игнорирования?

– В официальных спортивных кругах Специальную Олимпиаду рассматривают как нечто вроде фестиваля. Но это же не так! На днях была презентована программа следующих Игр. Хочу сказать, что она сложнее нынешней! С каждым годом программа усложняется, как и на обычной Олимпиаде. Программа предполагает, что люди постоянно тренируются и улучшают свои результаты. То есть, чтобы выполнить программу, нужно иметь постоянную финансовую поддержку, которой у нас, к сожалению, нет. Но даже на волонтерских началах украинская команда завоевывает медали и выглядит, в принципе, вполне достойно. Со своей стороны я стараюсь внушить своим подопечным мысль о том, что такие поездки – это прежде всего возможность увидеть мир, раскрыть свои способности, почувствовать себя на равных с другими людьми. Ребята, участвуя в таких мероприятиях, раскрываются, понимают, что занимаются серьезным и важным делом.

– Где и как проходят тренировки? Все-таки найти место для занятий подобного рода непросто…

– Сейчас мы тренируемся на базе детско-юношеской спортивной школы Олимпийского резерва. И руководство школы, и тренеры относятся к нам хорошо, понимая, что перед ними необычные дети, и требования к ним другие. Можно сказать, что, по сравнению с традиционными олимпийскими программами, специальные слишком простые, но для детей с нарушениями интеллекта выполнение такой программы – такое же важное достижение, как победа в соревнованиях для любого здорового ребенка.

– Вы называете своих подопечных детьми, но физически они ведь уже давно взрослые.

– Мои подопечные – «солнечные», с диагнозом «синдром Дауна», а они в любом возрасте остаются детьми.

– Какие впечатления вы привезли из Арабских Эмиратов? Все-таки это совершенно другая культура, не похожая на европейскую.

– Эмираты меня впечатлили сильнее всех других стран, в которых мы были. Эта страна настолько динамично развивается, что трудно поверить, что такое возможно. Нефть там нашли всего 70 лет назад, до этого там были одни пальмы и бедуины. А сейчас это одна из самых современных стран. Здоровый образ жизни – государственная политика, в каждом городе построены огромные спортивные комплексы. Специальные игры проходили в двух крупных городах – Дубаи и Абу-Даби. Мы выступали в Абу-Даби. Там находится огромнейший спортивный комплекс, который включает в себя чуть ли не все виды спорта. Кроме того, это комплекс-трансформер, он очень грамотно продуман и состоит из конструкций, которые при необходимости легко переделываются под самые разные цели. Практически под каждый вид спорта предусмотрены залы со всей инфраструктурой для проведения соревнований. Более того, все управляется электроникой – никаких механических ключей и подобного. Еще поразило то, насколько серьезно там относятся к безопасности. Вот пример: нас поселили в гостинице, а во дворе – огромный бассейн с теплой водой. Глубокий, но есть участки, где можно просто постоять и поплескаться. Мои воспитанники не умеют плавать, но с удовольствием проводили время в этом бассейне. И что интересно – как только кто-то заходил туда, неподалеку тут же появлялся кто-нибудь из персонала гостиницы, он следил за тем, чтобы с детьми не произошло никаких неприятностей.

– И как с этим всем управлялись Максим и Марьяна?

– Как оказалось, наши ребята хоть и с нарушением интеллекта, но освоили эту систему гораздо быстрее своих тренеров. Пока я возился со своей электронной системой, они уже со всем разобрались, настроили телевизор.

– А как преодолевался языковой барьер?

– Для них – никак. Все общение шло через меня. В связи с языком курьезная случилась ситуация – нам выделили волонтера-египтянина, он мог общаться только на своем родном языке и на английском. Ни слова не понимал ни по-русски, ни тем более по-украински. Но ничего, мы нашли взаимопонимание.

Вообще, конечно, такие вещи, как перелет и адаптация на новом месте, даются детям с трудом, но часто они умудряются сориентироваться в ситуации лучше взрослых. Кроме того, и Марьяна, и Максим уже не один раз ездили со мной, мы друг друга хорошо знаем, привыкли. Марьяна – вообще девушка продвинутая. Пришли в спортивный зал впервые, пока я осматриваюсь, она уже побежала куда-то. «Ты куда?» – спрашиваю. «Так там будет разминка!» Максим не настолько уверенный, он старался держаться рядом со мной. Вообще у них у всех разные характеры и стили поведения. Но, независимо от характера и темперамента, ребята чувствовали себя там замечательно, потому что видели, что находятся среди своих, что отношение к ним доброжелательное. Это совсем не похоже на то, с чем они сталкиваются здесь, дома. Каждую поездку они ждут с огромным нетерпением. Марьяна за два месяца до поездки стала паковать вещи, Максим занялся своим здоровьем и похудел, чтобы хорошо выступить.

– Следующие поездки будут?

– Планируем поездку на следующие Всемирные Специальные игры в Германию, они будут через четыре года. Ранее, через два года, будут Европейские игры. Есть к чему готовиться.

– Вы тренируете не только людей с интеллектуальными нарушениями, вы в первую очередь – паралимпийский тренер. Как идут дела на этом поприще?

– Кроме гимнастики, я являюсь тренером по настольному теннису. Вот вскоре предстоит чемпионат Украины по настольному теннису, на который поедет мой воспитанник Сергей Бойко. Он мастер спорта международного класса, несколько лет был в сборной команде. Сейчас Сергей играет наравне со здоровыми людьми. Другой мой подопечный, Богдан Деркунов, несколько раз становился чемпионом Украины. Еще я активно тренирую детей – и по гимнастике, и по настольному теннису.

– Большинство ваших коллег по тренерскому цеху с аналогичными достижениями с ходу получали звание заслуженного мастера спорта. Можно ли будет в скором времени и вас поздравить с этим званием?

– Я надеюсь на это и хочу верить, мои надежды вполне обоснованны. Я общаюсь со своими коллегами по Специальным и Паралимпийским играм из других областей, и они говорят, что, несмотря ни на что, их достижения отметили – кто-то стал заслуженным тренером, кто-то – заслуженным работником физической культуры. Мне тоже пытались дать звание, но вопрос упирается в некоторые тонкости работы. Можно дать звание через Инваспорт, но это не основная моя деятельность. А основная моя деятельность – преподавание в летной академии. Такая вот бюрократическая закавыка. Но, несмотря ни на что, этот вопрос уже близок к логическому завершению. Хотя я сам считаю, что и на основной работе, и в Инваспорте, и на Специальных играх я занимаюсь одним и тем же делом – прививаю своим воспитанникам физическую культуру и здоровый образ жизни. И сам активно занимаюсь спортом, езжу на соревнования. Подаю личный пример, так сказать.

Виктория Барбанова, «УЦ».