«Моя маленька незалежність»

15:09
0
363
views
epa04896038 A young Ukrainian girl with a traditional garland on her head stands at Kiev's Independence Square, Ukraine, 24 August 2015, after a march on the occasion of Independence Day. Ukrainians marked the 24th anniversary of Ukraine's independence from the Soviet Union in 1991. EPA/ROMAN PILIPEY

Есть у Святослава Вакарчука такая не мегапопулярная, но хорошая песня. И она вроде бы не о том, что сразу кажется, а о мужчине и женщине, отношениях, – во всяком случае, мне так кажется, хотя кто знает, какой смысл уже не музыкант, а политик тогда вкладывал в свои строки? В любом случае, это было создано до. До 2014-го, когда… Есть там у него такие строки:

«Вона втрачає сили,

У неї зводить крила.

Вона, мов Жанна д’Арк,

Але так по-кіношному красива.

Моя субтильна незалежність».

 

28 лет нашей независимости, а эпитет «субтильная», хоть и «красивая», к ней слишком применим. Почему, зачем, за что, в конце концов?

Односложных, прямых, правильных ответов на вопрос «А как так?»  не существует. Почему прибалтийские страны, сокамерники по СССР, так скоро смогли прийти в норму после стольких лет совка, а мы нет?

Без претензий на истину хочу озвучить свою гипотезу. Главное – мы, как народ, еще в августе 1991-го не поставили перед собой вопрос,  абсолютный, библейский: камо грядеши? Куда идем?  С самого начала, с первых дней существования государства, никто четко, конкретно, ясно не сказал, что мы будем строить, какую державу.

Понятно, в то время, в начале девяностых, большинство власти было у коммунистов, и они видели образовавшееся государство Украина как такой себе филиал СССР, только теперь не надо было отчитываться перед Москвой, раздавать деньги Кубе или Афганистану, тратиться на ракеты, ну и можно наконец-то честно пересесть в «Мерседес» после «Волги».

У них хватало оппонентов, благодаря которым отчасти у нас  есть сегодня своя страна. Наверное, №1 в то время был Народный Рух Украины. Его программа была прекраснодушна и хрустально сверкающа, но там почти не было ответов на вопросы экономики, преобладали вопросы нации и т.д. Чему удивляться? Рухом тогда руководили сплошь гуманитарии – писатели Драч, Яворивский, Олийнык, причем они все до одного еще недавно были не просто примерными коммунистами, а рупорами, глашатаями, сигнальщиками-горнистами той еще эпохи. Глава Руха Вячеслав Чорновил –  из той же пишущей братии, журналист. У них горели глаза, они меняли эпоху, но, признаем спустя годы, они мало что понимали в государственном строительстве и в том, как работает экономика. В программе Руха были прописаны конкуренция и свобода, частная собственность, включая землю, но все это общо, без деталей, без мелочей, в которых, как известно, кроется дьявол. При этом они ратовали за вполне социалистические вещи типа бесплатных медицины, образования, культуры, дотаций ЖКХ и т.д. Каша в голове была еще та.

Самое главное – в то время, в начале девяностых, никто, ни коммунисты, ни руховцы,  не ответил, да и не задал тогда самый важный вопрос: а какое государство мы строим? Социализм по-новому? Капитализм? Феодализм, патриархат, пасторализм, скандинавскую модель или что-то еще? И ответа, как и четко заданного вопроса, нет по сию пору. И, возможно, из-за этого у нас такие проблемы и сегодня. Мы частично сохраняем вариант социализма с его типа бесплатной медициной и  невероятным количеством льгот, при этом с ними соседствует самый хищнический капитализм, о котором писал еще Карл Маркс. Давайте уже раз и навсегда, без исканий особого пути (оставим это России), просто определимся: что мы строим? Не стесняясь, возьмем пример той же Швеции, которая дивным образом сумела совместить и социалистические вещи, и вполне рыночную экономику. Просто взять их законы за пример и обустроить у нас так же! Об этом говорим уже почти 30 лет! Но никак не наговоримся.

Конечно, я понимаю всю примитивность суждения – взять и скопировать, так почти никогда нигде ни у кого не получалось.  Но хотя бы попробовать?

Наследие совка чудовищным образом тормозит наше развитие. Вот мы до сих пор не можем определиться, можно ли торговать землей. Нашим фетишным черноземом. Квартирами, машинами и прочим можно свободно распоряжаться, а вот политики почему-то считают, что если селянам дадут полное право на землю, то они моментально ее продадут каким-то китайцам. Хотя бы изучили опыт соседней нелюбимой России. Там земля – свободный товар уже более 15 лет. Разрешено покупать иностранцам. И что вы думаете, скупили там гектары всякие пиндосы и китайцы? Абсолютно нет. Неинтересно, невыгодно. Поверьте, если новая власть запустит рынок земли, то у нас будет все так же умеренно спокойно, а  китайцы останутся в Китае.

Эпитет «субтильная» из песни Вакарчука, увы, можно применять у нас ко многому.

Почему, чтобы у нас пробудился тот славный дух казачества, о котором на каждом шагу талдычат все эти годы, нам сначала надо хорошо дать по мозгам? Позорно об этом вспоминать, но в Крыму на начало 2014 года служило более 20 тысяч людей в погонах – армия, пограничники, СБУ, военная охрана Национального Центра управления и испытания космических аппаратов в Евпатории (отдельное уникальное подразделение, о котором никогда не говорили). В большинстве – потомки славных казаков. Ни один из этих двадцати тысяч не выстрелил, когда захватывали их части, хотя устав строго это требует, я в армии служил,  знаю. Сдались, слили. Чтобы потом, через несколько месяцев, люто боронить Дебальцево и Иловайск… Хотя это уже другие боронили, добровольцы в первую очередь.

Вышли из Крыма всего 6 тысяч наших служивых из 20 тысяч. Почти 70 процентов остались служить Путину. В этом есть что-то не то.

Больше всего за эти 28 лет мне нравилась наша бескомпромиссная, отважная, беспощадная борьба с коррупцией. Вот сейчас на флаг подняли «Укроборонпром», Свинарчука и прочие неприятные штуки, где якобы при делах Петр Порошенко. Да, актуально. Но почему никто уже не помнит, как, к примеру, не стало Черноморского морского пароходства, которое на момент обретения независимости Украины насчитывало около 400 судов, а уже через несколько лет, при аудите в 1997-м,  было на самом деле 6 ржавых корыт? А были там одни из крупнейших в мире танкеры и сухогрузы. Сейчас их нет. Не будем мусолить имена тех, кто фигурировал в тех делах, но, не секрет, там родственники первых лиц государства были замешаны. Ау, прокуратура, СБУ, НАБУ, ГБР – вы не в курсе?

Почему никто уже не вспоминает сотни гектаров Межигорья, которые предыдущий президент Виктор Янукович «арендовал» у государства по 314 гривен за гектар (хотя вряд ли он знал о цене «аренды», не царское это дело)?  Кто сдал ему в аренду землю, которая по площади как целый район Кировоградщины?  Люди известны, конечно, но никто из них даже штраф не заплатил!

И так кругом, куда ни кинь взор. У нас не работают самые простые, примитивные, законы и нормы. Навскидку, вот каждый день нам попадаются на глаза проезжающие автомобили, водителей и пассажиров которых не видно. А ведь по закону переднее, ветровое стекло вообще запрещено тонировать. Будете проходить мимо очередного «Лексуса», взгляните на него. В стеклах отразится вся Украина…

Почему даже эти, такие простые правила и законы не работают? И как с кого-то требовать, чтобы работали «более важные» законы? Поэтому мы давно перестали удивляться, когда задержанных на взятке чиновников скоро отпускают на свободу. Далеко в Киев за свежими примерами типа Грымчака ходить не надо. В прошлом году пойман на взятке депутат горсовета, в позапрошлом году – депутат райсовета Кропивницкого. И что? А ни-че-го. И так было всегда.  Помнится, 11 лет назад много шумели по поводу взятки в 150 тысяч гривен, полученной главой сельсовета одного пригородного села. Каков итог? Правильно, он и сегодня глава сельсовета. И сколько еще таких взяточных дел по районам просто тихо умирают без последствий для кого-либо…

Если так будет продолжаться и дальше (чему, увы, есть предпосылки), то наша независимость будет все так же «маленькою». А то и будет уменьшаться. И я имею в виду даже не географию.

Увы, в девяностые и двухтысячные мы несколько раздули собственное национальное величие, после первого Майдана вообще возомнили себя чуть ли не самой свободолюбивой нацией планеты. Законодателем демократических мод мира. А давайте мы хоть в чем-то другом станем лидерами, законодателями, чейнджмейкерами?

И давайте наконец-то становиться проще и приземленнее, что ли. Хватит надувать щеки по поводам, которых чаще всего на самом деле нет. И давайте трезвее глядеть на вещи.

Давно пора признать тот факт, что самые издаваемые и известные в мире авторы, имеющие отношение к Украине, – это не Тарас Шевченко и Лина Костенко, а Чак Паланик и Андрей Курков. Если кто не знает, Чак Паланик (Палагнюк по-нашему читается его фамилия)  – культовый американский писатель, его книга «Бойцовский клуб» просто порвала мир, есть знаменитый фильм Дэвида Финчера, где играют суперзвезды Брэд Питт, Эдвард Нортон, Хелена Бонэм Картер, Джаред Лето и другие. Брат Паланика, кстати, живет где-то в Житомирской области, сам он признает свое украинское происхождение, но пока на родине предков не был. И да, Паланик – открытый гей, и некоторые его книги у нас просто не могут быть изданы, как книга «Дневник», посвященная несчастным случаям во время мастурбации. Но он же украинец, да? И почему не издавать и такие его книги?

Андрей Курков пару раз входил в десятку самых продаваемых авторов Европы, и если вы не читали его «Пикник на льду» или «Игру в отрезанный палец», то это ваша недоработка.

А самая популярная в мире украинская музыка – это не Иво Бобул или Павел Зибров, а Maruv, которую у нас даже на «Евровидение» не допустили.

Перечислять можно долго и не празднично, к сожалению. И приходится возвращаться к началу. У нас нет понимания, куда мы идем и хотим прийти, говорилось в начале статьи. Да, у нас нет национальной идеи, как примитивно бы это ни звучало. Тут мы не исключение – спроси у жителя Танзании, какая у них национальная идея, он мило улыбнется в ответ. Но есть же подобные у США, к примеру, – «сделай себя сам», сионизм в Израиле, и т.д.

А какая идея у нас? Нет ответа. Точнее, как у Гоголя: «Куда ж несешься ты? Дай ответ. Не дает ответа».

Конечно, в начале 2014 года более чем популярной была формулировка этой самой нашей национальной идеи от известного литературного хулигана Леся Подервянского, в смягченном виде она звучит как «отстаньте от нас!». Летом 2014 года это звучало не так уж и анекдотично. Но сейчас понятно, что на годы такой идеи не хватает, маловато будет.  Надо мощнее что-то придумать. Надеемся, уже растут те люди, которые и придумают, и воплотят. С праздником, друзья!

Геннадий Рыбченков, «УЦ».