Мариуполь, который мы не знали

Часть 1. До и после «тех событий»

16:37
4788
views

Писать предстоит много. И писать хочется, потому что тема Мариуполя кажется неисчерпаемой, как бесконечными казались дни, проведенные там, ввиду их насыщенности, множества перемещений, знакомств, массы полученной информации и испытанных эмоций. Четыре дня были похожи на четыре месяца… Четыре дня были похожи на четыре мгновения…

Поездка в Мариуполь стала возможной благодаря Николаю Цуканову и его мобильной и непоседливой семье. Наш галерист вместе с мариупольским галеристом Александром Черновым и коллекционером Игорем Пилипенко решили показать жителям Приазовья полотна нашего выдающегося земляка Анатолия Шаповалова. Еще в планах была фотовыставка Глеба Цуканова. Прекрасные поводы для арт-визита в город, который мы не знали.

Немного личного. Будучи уроженкой Донецкой области, я ни разу не была в Мариуполе. В детстве родители возили меня на море, но на Черное, в Крым. Почему не на Азовское, которое практически рядом, в родной Донецкой области? Вопрос… Мы с мариупольцами, конечно, соотечественники и земляки, но, приехав туда из центра Украины, мы встретили людей, которые все-таки отличаются от наших. И тому есть несколько причин, о которых чуть позже.

В 1948 году город стал называться Жданов. Старожилы говорят, что это было ударом для местных жителей, которые трепетно относятся к своей истории. В 1989-м году справедливость восторжествовала – городу вернули историческое название Мариуполь.

Расположенный на морском побережье город – это красиво. Есть несколько смотровых площадок, откуда видно Азов, берег, косы. Указывая на одну из них, нам сказали: «А это Широкино. Когда там горячо, здесь слышно»… Широкино находится всего в тридцати километрах от Мариуполя, именно поэтому здесь, в Кропивницком, нас предостерегали от поездки туда, а там благодарили за то, что «не побоялись приехать».

Город и море разделяет железная дорога. Было странно видеть движущийся вдоль берега товарный поезд, но железная дорога именно в этом месте – производственная необходимость. Известно, что в Мариуполе работают два гиганта: комбинат имени Ильича и «Азовсталь». Из разных точек города виден порт, он работает. Нам сказали, что можно видеть много кораблей на рейде, но нам не повезло их увидеть за четыре дня.

Мариуполь весь в розах. Они везде, на каждой клумбе, в каждом дворе, вьются на заборы, украшают площади и площадки, скверы и парки. Цвета – разнообразные, вплоть до необыкновенных – сиреневых или черных. Аромат от них – потрясающий. В солнечную погоду весь город благоухает.

Улицы в Мариуполе чистые. И здесь моют асфальт! Мы обратили внимание на обилие урн – на некоторых улицах они стоят почти у каждого дерева вдоль тротуара. Поэтому здесь чисто. Хотя все-таки не поэтому, а по причине общей высокой культуры. И еще здесь очень широкие улицы, проспекты и бульвары. Здесь нет узеньких улочек, как у нас. Мариуполь был основан в 1778 году, чуть позже, чем Елисаветград, но строился просторным, с перспективой. Благодаря этому сегодня там нет пробок и припаркованных на пешеходных переходах и тротуарах автомобилей. При этом еще и трамваи ездят.

В городе не сохранилось ни одной старинной церкви. Еще подъезжая к Мариуполю, мы заметили, что в селах, расположенных вдоль дороги, не видно церковных куполов. Позже нам объяснили, что на территории Донбасса в тридцатые годы были разрушены практически все церкви. Видимо, партактив был тут чрезмерно активным. Но потом начиная с 1989 года стали строить новые. В городе они – огромные, строили (или строят) их с размахом, не экономя средства и территорию.

Кстати, там много пустующей городской земли, в отличие от нашего города, где каждый клочок давно кому-то принадлежит. Парки, скверы никто не намеревается застроить. И здесь практически нет МАФов! Представляете? Никакой стихийной торговли на тротуарах. Хотя местные жалуются на какие-то киоски. Но что они по сравнению с нашим обилием малых архитектурных форм?!

Об архитектуре стоит рассказать отдельно, но это будет не в пользу мариупольцев. Мы увидели огромное количество заброшенных, полуразрушенных домов великолепной архитектуры. Они расположены в разных районах города, в том числе и в центре. Их реально жалко, ведь каждое из этих зданий можно отреставрировать, и они украсят город, и у каждого – своя интересная история и известные фамилии. Краеведы пытаются изменить ситуацию, но пока у них не получается – нет поддержки.

Удивило, что в Мариуполе всего пять памятников архитектуры: водонапорная башня, жилые дома со шпилями, драматический театр, гостиница «Континенталь» и здание бывшей гимназии, в котором сейчас – индустриальный техникум. Могла бы стать памятником синагога, но ее плачевное состояние наводит грусть и вызывает чувство досады. Хотя молодежь там, внутри оставшихся стен, проводит различные квесты.

Мариупольцы отличаются находчивостью. Вот только два примера. Когда еще во времена Союза здесь решили построить театр, причем солидный, серьезный, власти наверху сказали, что по ранжиру Мариуполю не положено иметь театр такого статуса. Тогда руководство города решило назвать его Донецким академическим областным драматическим театром. Получили разрешение и в 1960 году театр построили. Он очень красивый, и туда приглашают наших кропивничан (артистов театра).

А совсем недавно, в связи с декоммунизацией, переименованию подлежал завод Ильича. Посчитали, что переименование стоило бы заводу порядка двухсот миллионов гривен. Выход был найден: покопавшись в архивах, нашли в плеяде старых рабочих некоего Зота Ильича Некрасова и обосновали, что завод назван в его честь. Говорят, что грамотные юристы даже в суде отстояли новое-старое название.

Каждый город имеет свои изюминки. Есть такие и у Мариуполя. В частном секторе на домах прикреплены таблички, на которых написаны не только название улицы и номер дома, но и фамилия хозяина. Это так необычно. И никого не смущает свободный доступ к персональным данным…

Есть здесь аж два памятника Высоцкому. Оба были поставлены по инициативе одного из заместителей городского головы. Первый был неудачным: бюст Владимира Семеновича, открытый рот, вздутые вены на шее, сзади – фрагмент занавеса. Второй памятник – Жеглову, он уже пришелся по вкусу мариупольцам. Правда, не всем – несколько раз отламывали пистолет, и сейчас его уже не восстанавливают.

Есть здесь и местные легенды. Одну из них нам рассказали. Хотя не легенда это вовсе, а часть истории города и горожан. После вой­ны в Мариуполе в одной из пивных работал некий Илюша. Он честно предупреждал посетителей, что разбавлять пиво водой не будет, но будет немножко недоливать. Это устраивало любителей пива, и к Илюше всегда была очередь. На месте пивной сейчас кафе «Охотник». Но, если вы хотите узнать, местный ли перед вами человек, спросите его, где находится кафе «Илюша». И любому таксисту можете говорить, что вам надо, например, в район «Илюши», и вас довезут. Кстати, таксисты здесь молчаливые.

На флаге города изображен якорь. Но сегодня появился новый символ – тетрапод. Вернее, символом он стал три года назад. То, что началось в Мариуполе в феврале и закончилось в июне 2014 года, местные называют «ТЕ СОБЫТИЯ». Нам рассказали, что ситуация была раскачана искусственно. Город заполонили приезжие, в том числе из Ростова и Таганрога, которые выходили на митинги с плакатами «Мариуполь за Россию» и «Путин, приди!». Естественно, что были их сторонники из числа местных. Настроения были разными: кто-то ходил с желто-синими ленточками или красно-черными шарфиками, кто-то – с георгиевскими ленточками. Большинство местных было не за Украину – это признают многие мариупольцы. Но, когда начались «те события», настроения изменились.

Было страшно, ходили под прицелами. Были баррикады, горели здания. Были безвластие, мародерство. Были смерти. Люди покидали город. А потом пришел «Азов». Сейчас это широкоплечие богатыри в полной экипировке, на серьезной технике. А три года назад это были мальчишки на грузовиках с наваренными металлическими листами вместо брони. Парад «Азова», прошедший неделю назад по центру Мариуполя, пора­зил местных и приезжих и подтвердил, что город под надежной защитой.

Сгоревшие здания горсовета и УМВД не восстанавливают. Наверное, они такими и останутся – чтоб напоминать и предостерегать. Люди натерпелись, насмотрелись. У каждого, с кем пришлось поговорить на эту тему, есть родные или знакомые, у которых погиб близкий человек.

«Это не война и не АТО, это театр абсурда, - сказал мне мариуполец. - Мы с нетерпением ждем, когда он закончится. Думаю, что все наладится. У нашего города все-таки хорошая аура. Если мы выстояли, значит, так было предрешено. Надеемся, что Мариуполь сделают столицей Приазовского края. Говорят, что ближе к осени это произойдет».

Да, о тетраподах. Это огромные бетонные конструкции, которые изготавливали в Мариуполе, предназначены они для защиты береговой линии. Часть конструкций незадолго до событий была отправлена в Крым, часть осталась. Оставшиеся тетраподы использовали в качестве противотанковых конструкций. Они стали защитой города и сегодня стоят на блокпостах, но выглядят не устрашающе – их разукрасили местные художники.

Тетраподы в миниатюре, тоже расписные, украшают кафе и рестораны, в виде вазочек стоят на столиках, продаются в виде пряников и пирожных. Одну из таких расписанных фигурок «УЦ» подарила мариупольская художница Ирина Малая (на фото вверху).

Было интересно узнать у местных, что не так делает или недоделывает Украина по отношению к Мариуполю. Многочисленные ответы сошлись к следующему: те, кто все это устроил, остались безнаказанными, начиная от бывшего мэра и его окружения и заканчивая исполнителями, которые бегали с российскими флагами, становились живой преградой, когда входили ВСУ, вытаскивали ребят из люков БТРов, били их… Вспомнили недавний приезд Президента, который митингующих за экологию назвал сепаратистами. «Они, политики, приезжают сюда пиариться, а мы остаемся со своими проблемами. Рядом реально стреляют, но Украина этого не видит и не слышит», - сказал немногословный мариуполец.

А еще нам рассказали, что до «тех событий» в Мариуполе было только слово «патриотизм», а самого патриотизма не было. А сейчас молодое поколение – новые граждане Украины. Их видно, их становится все больше, и это радует.

Мы спросили у Ирины Малой, какой он, Мариуполь, который мы не знали. «Он бывает гостеприимным, солнечным, радостным, а бывает, в связи с нынешней ситуацией, грустным и тревожным. Особенно когда слышны обстрелы и посуда в шкафах дрожит. Вообще Мариуполь уютный, приятный, позитивный, домашний. Приезжие говорят, что чувствуют себя как дома, и это не для красного словца. Так и есть», - ответила художница.

А мудрая мариупольчанка Тамара Кашкалова добавила: «Мы сами свой город много лет не знали»…

Фото Николая и Глеба Цукановых.

Продолжение следует…