Лечение как творчество

15:23
0
277
views

Когда доктор увлечен своим делом, когда к каждому больному относится не только с сочувствием, но и с уважением, когда от него все больные уходят здоровыми, доверие к нему вырастает в разы. Игорь Петров, заведующий вторым инфекционным отделением Центральной городской больницы областного центра, именно такой доктор.

 

В какое время говорить с инфекционистом, если не в период, когда все думают, как бы не подхватить вирус? Даже об ОРВИ и о гриппе Игорь Николаевич говорит с неким присутствием поэзии: «Когда человек болен, у него болит не только тело, но и душа», «Лечение – это тоже творчество»… Слушать его было приятно, он вызывал чувство спокойствия за здоровье горожан.

– Игорь Николаевич, многие дети мечтают стать врачами. Но чтоб сразу инфекционистом… Как вы выбирали специализацию?

– Выбор произошел, когда я еще поступал в медицинский институт. Мне всегда хотелось добиваться результата, и меня интересовали специальности, где происходит полное выздоровление. Терапевтические больные обращаются к доктору, как правило, неоднократно, их заболевания имеют длительное течение. Там чаще всего можно добиться улучшения состояния. А большинство инфекционных заболеваний заканчивается полным выздоровлением.

В раннем детстве я с предостережением относился к врачам. Да, эти люди лечат, но они делают больно. (А я ребенком часто болел.) Потом пришло осознание того, что медицина – это и общение, и помощь страждущим. Ведь высшее наслаждение – помочь человеку, который в тебе нуждается. Этот принцип ярче всего раскрывается в медицине. А еще моя тетя была детским инфекционистом, и рядом со мной был живой пример служения людям.

Я всегда сравниваю лечение с работой скульптора, художника. Это тоже творчество. Понятно, что есть протоколы, жесткие правила, но врач с его уровнем знаний, опытом, саморазвитием должен участвовать в процессе лечения.

– Вы, естественно, продолжаете развиваться и учиться…

– Конечно. Врач, который не учится, это уже не врач. Меняются подходы, методики лечения. Инфекционная болезнь не меняется. Как раньше, по описаниям старых школ, дифтерия была заболеванием горла с развитием интоксикации, поражением мышцы сердца, так и сегодня. А методы диагностики, подходы в лечении, препараты совершенствуются.

Правда, появляются новые заболевания. Раньше люди не знали, что такое СПИД. А сейчас знают и боятся. Хочу заметить, что населению нашей страны не хватает грамотности в области инфекционных заболеваний. Медики и общественники работают, но люди имеют отрывочные, хаотичные знания, которые иногда могут привести в тупик.

Меня смущает ситуация с вакцинацией. Была целая кампания по поводу того, что вакцина приводит к осложнению, что это вредно, что люди становятся инвалидами и даже умирают. В Америке от гриппа вакцинируется почти половина населения, а у нас – процентов десять-пятнадцать. А потом удивляемся, почему у нас эпидемии.

– Вирус того же гриппа мутирует. Как с этим бороться медикам?

– Развивается не только медицина, но и инфекционная болезнь. Микроб – это живой организм, он постоянно совершенствуется, появляются новые виды вирусов. Да, медицина, фармакология с этим борются. Когда я сюда пришел в начале девяностых, в отделении были и брюшной тиф, и малярия. Я занимался диагностикой и лечением таких больных. Сейчас молодые специалисты имеют только теоретические знания о менингококковой инфекции, тифах – сыпном и брюшном. Такие виды инфекции уходят совсем или на какое-то время, но появляются новые.

Сегодня актуальными являются ВИЧ, несколько видов герпетической инфекции, начиная от самой простой – на губах, заканчивая инфекционным мононуклеозом, поражающим горло, лимфоузлы, печень, поджелудочную и систему крови. Мы сейчас чаще сталкиваемся с этими вирусами.

– Почему так?

– С одной стороны, вирусы стали более агрессивными. С другой – люди стали более активными, часто и много перемещаются из города в город, из страны в страну. На Кировоградщине нет малярии, но ею болеют люди, которые ездили в Африку. Границы открылись не только для людей, но и для вирусов. Кстати, Минздрав сейчас производит закупку противомалярийных препаратов.

– С чем попадают в ваше отделение?

– Наше отделение погодозависимое. Летом и зимой, когда погода устоявшаяся, у нас значительно меньше больных. В межсезонье, в период нестабильной погоды, отделение наполняется. Оно рассчитано на сорок коек, но пациентов бывает больше, и мы используем дополнительные.

Вирусная инфекция развивается, когда организм адаптируется, готовится к зиме или к лету. Когда температура воздуха – плюс три-четыре, вирус себя комфортно чувствует. Кто-то чихнул – второй «благодарно» принял, пошла цепная реакция. Начинается с детских садов. У нас есть индикатор: если наполняется детское инфекционное отделение, значит, скоро к нам пойдут родители.

Хочу заметить, что у первых заболевших (сейчас, например) болезнь проходит в легкой форме. Позже болеют тяжелее, появляются осложнения в виде пневмонии или затяжного бронхита.

Наш принцип – никогда не отказывать пациенту. Даже если нет свободных коек, когда к нам привозят больного с высокой температурой, мы не имеем морального права его не принять. Всем надо оказать помощь.

– Сейчас уже есть больные гриппом?

– Нет. Есть сезонное повышение вирусной инфекции – ОРВИ. Мы наблюдаем подъем, но не эпидемию. Ее ждем ближе к декабрю, и Минздрав это подтверждает.

– Как можно себя застраховать от вирусной инфекции? Только прививка?

– Конечно, не только. Необходим комплекс мероприятий. Если в семье кто-то уже заболел, по возможности изолируйте его в отдельной комнате. Помещение проветривайте, проводите влажную уборку и так далее. Эти меры всем известны. Остальные члены семьи должны соблюдать масочный режим. Мы этим пренебрегаем, но это надо делать.

Есть препараты, которые можно использовать для профилактики. Я бы посоветовал «Арбивир». Если в семье или в коллективе есть больной, принимайте одну таблетку в сутки – включится защита иммунной системы. Витамин С повышает иммунитет. Препараты, основанные на растительных компонентах, – «Иммунофлазид», «Протефлазид». Их можно принимать от месяца до трех – достаточно, чтобы не заболеть в межсезонье. Чаще бывайте на свежем воздухе. Но все-таки посоветуйтесь с лечащим врачом.

– А как вы, ваш персонал не болеете?

– Не могу сказать, что мы вообще не болеем. Частично персонал болеет, ведь мы работаем в стрессовом режиме, в жестких условиях, и иммунная система от этого страдает. Обязательный масочный режим. Причем маски меняются каждые три-четыре часа. Частое мытье рук. Поливитамины. Стараемся максимально провакцинировать персонал.

– Не могу не спросить вас как медика о медицинской реформе.

– Реформа запоздала. Наше общество уже давно не живет в Советском Союзе, а медицина осталась там, в прошлом. Нас не могут финансировать, как в те времена, когда в больницах и поликлиниках все было бесплатно. Врач и пациент должны быть взаимно заинтересованы друг в друге. Врач – морально и материально. Пациент – выбрав доктора, в котором уверен, который поможет.

Вчера пациент отказывался госпитализироваться, потому что у него нет денег. Я его уговорил остаться, обещал найти приемлемый вариант. Но подумал: а была бы у него медицинская страховка… Вот в этом плане реформа перезрела.

Чем закончится реформирование нашей отрасли – посмотрим. Хочется, чтобы был позитив. Как бы ни было в дальнейшем, любому обратившемуся к нам сегодня будет оказана помощь. Наши пациенты специфические, фактор изоляции имеет огромное значение. Наша задача – не дать распространиться инфекции, чтобы город спал спокойно.

Фото Олега Шрамко, «УЦ».

Елена Никитина

Елена Никитина

Заместитель главного редактора «УЦ».