Кино и немцы, то есть итальянцы

12:44
0
259
views

В преддверии годовщины капитуляции Германии во Второй мировой войне во Львове увольняют учительницу из «Свободы», славившую в соцсетях Гитлера, в Харькове очередные ряженые «радикалы» на камеры обижают ветеранов, а на Кировоградщине итальянцы доснимают натуру для фильма об их соотечественниках, воевавших здесь в рядах союзников нацистской армии.

 

Фильм режиссеров Микеле Манзолини и Федерико Ферроне Il Varco («Разлом») – художественный и рассказывает историю вымышленного итальянского разведчика, летом 1941-го отправляющегося на территорию современной Украины на военном поезде вместе с итальянскими солдатами, едущими воевать вместе с нацистами на восточном фронте. В то же время видеоряд картины собран преимущественно из архивных материалов. В прошлую среду авторы встретились с местными журналистами в пресс-центре CBN, чтобы рассказать о проекте.

– Это художественный фильм, основанный на реальных архивах, реальных дневниках, реальной истории. Но мы создаем нового персонажа. Он (фильм) сделан в основном из оригинальных архивных записей – публичных, принадлежащих государству, и частных, снятых конкретными солдатами, которые снимали в 40-х. Мы «создаем» нового солдата, используя исторические материалы и дневники многих итальянцев, которые пришли сюда воевать. Поскольку мы работали с архивными материалами, снятыми в этом регионе в 40-х, мы хотели попасть сюда, посмотреть, что осталось от того времени, – говорит Ферроне.

По словам его коллеги, готовая картина станет возможностью впервые показать многие кадры, снятые солдатами здесь, которые до сих пор практически никто не видел. Среди материалов, использованных кинематографистами, есть кадры бывшего Кировограда, в том числе – изображения железнодорожного вокзала.

Здесь, на месте, снимали немецкое кладбище в Карловке, пейзажи в местах, где происходили битвы. Одно из них в районе Новоандреевки – там был большой бой, а сегодня, по мрачной иронии судьбы, находится учебный центр, где тренируют бойцов украинских частей, участников АТО.

Другое совпадение – именно на востоке Украины, на территории Донецкой и Луганской областей, в основном проходили бои с участием итальянцев. Съемочная группа побывает и там, планирует снимать дома, разрушенные сегодняшней вой­ной. Это будет отображено в фильме. Киношники двигаются по карте, в которой отмечены все перемещения участвовавших в войне на нашей территории итальянцев. По каким-то причинам Западную Украину захватить им не удалось, потому двигаются от Киева до «куда можно будет» на востоке.

– Мы понимали, что места, где итальянцы были во время Второй мировой войны, те же, где сегодня проходят бои, – говорит Ферроне. – У нас была идея посмотреть, что там происходит, и идея показать, что там все еще есть напряжение.

В свою очередь, Манзолини, у которого на восточном фронте погиб брат родного дедушки, утверждает, что для итальянцев, для их памяти, военная кампания в России и Украине многое значит, потому что в ней погибло много людей, и о судьбе многих из них на родине ничего неизвестно.

– Когда немцы вторглись сюда, там были итальянцы, румыны, венгры, – отмечает он. – Итальянцев было около 180 тысяч. Большая часть не вернулась домой. В основном они прибыли в июле 1941-го и воевали до января 1943-го. Часть из них погибла, часть вернулась в Италию, часть была депортирована в лагеря военнопленных, в том числе – под Воронежем, концентрационные лагеря. 

Те, кто вернулся, и те, кто не вернулся, написали достаточно много дневников, писем, воспоминаний. Их содержание Манзолини кратко суммирует:

– Вначале они думали, что победят быстро, что это будет «Москва за один год». Потом пришла зима. Им не нравились немцы, у некоторых возникли хорошие отношения с украинцами. Потом стало понятно, что это будет очень долгая война, что здесь очень холодно, и, честно говоря, они просто хотели вернуться домой.

Комментируя расхожий тезис о том, что украинцы с итальянцами похожи – мол, и те, и другие эмоциональны, и те, и другие любят поесть, режиссеры также ссылаются на записи, с которыми работали.

– Да, мы очень похожи. И если вы почитаете военные дневники, то там итальянцы высказывают эту же точку зрения, что с людьми отсюда они ладят намного лучше, чем с немцами, – утверждает Ферроне.

Впрочем, о роли своих соотечественников в той войне кинематографисты не забывают, скорее наоборот, их фильм – напоминание, в том числе и об этом. С традиционным европейским фокусом на конкретных людях в противовес склонности обобщать, которую мы, что греха таить, унаследовали вместе с коллективной памятью советской эпохи.

– Мы много говорим о конце войны, о возвращении солдат в Италию после войны, – отмечает Ферроне. – Но мы практически не говорим о причинах, по которым мы на нее пошли, заключив союз с немцами, об ответственности Италии, в плохом смысле. Италия была частью «плохих парней». Но внутри все еще интересно находить разные голоса конкретных рядовых людей, то, что мы делаем сейчас. С одной стороны, у нас есть официальная история, с другой – шанс использовать очень редкие кадры, которые передают индивидуальную точку зрения.

Работу над «Разломом» планируют закончить этим летом, возможно, к сентябрю. Премьеры в Италии ожидают зимой или уже следующей осенью – после участия ленты в кинофестивалях. Авторы надеются, что найдут возможность показать готовый фильм и у нас.

Опять-таки, в преддверии наших памятных дней журналист «УЦ» не мог не воспользоваться возможностью поинтересоваться у «живых» итальянцев, как годовщину конца той войны отмечают в их стране. Как выяснилось, они давали пресс-конференцию в Кропивницком как раз в свой главный день – у них он не 8-го и не 9-го, и вообще не мая.

– 25 апреля – это День освобождения от нацизма-фашизма, – уточняет Ферроне. – Это день, когда Муссолини был убит (на самом деле бежал, партизаны казнили его через 3 дня. – Авт.), это был конец фашизма, и он все еще масштабно отмечается. Все политические партии вполне согласны с тем, что это праздник, они вспоминают погибших, говорят об антифашистских, республиканских ценностях в противовес фашизму и монархии. Это выходной, дети не идут в школу. В больших городах все выходят на центральные площади, приходят старые солдаты, партизаны, которые говорят о своих воспоминаниях, президент республики, политики говорят речи. Люди в Болонье, например, где на холме за городом нацистами была устроена массовая резня, устраивают на этом холме пикники, это все очень тихое мероприятие, связанное с поминовением. Это, в первую очередь, день поминовения. 

Фото Игоря Демчука.