Игорь Гоцул: откровенно о наболевшем

13:02
1
1722
views

Идея обстоятельного разговора с нашим земляком, президентом ФЛАУ, первым заместителем министра молодежи и спорта Игорем Гоцулом возникла, когда в некоторых средствах массовой информации и отдельных телепрограммах прозвучал ряд упреков в адрес человека, с которым нас связывают давние рабочие отношения. Возмутило, что обвинения делались непрофессионально и топорно, без возможности «обвиняемому» высказать свою точку зрения. Поэтому и предложил Игорю Евгеньевичу ответить на самые неудобные вопросы. Такие вопросы я подготовил, но не меньше их было и у известного украинского спортивного журналиста, пресс-атташе ФЛАУ Александра Даниленко. Беседа длилась более трех часов, и наиболее важные моменты мы предлагаем вашему вниманию.

О причинах массированной атаки недругов:

– Легкая атлетика является одним из локомотивов изменений, происходящих сейчас в украинском спорте. Многие инициативы, которые сегодня реализуются, шли от нас, подталкивались и поддерживались Федерацией легкой атлетики Украины. В том числе и инициатива по внедрению в жизнь принципа, существующего во всем цивилизованном мире, – принципа автономии спорта. Когда государство поддерживает спорт как социально важное явление, но не вмешивается непосредственно в спортивную жизнь, признавая право федераций на чемпионаты, самостоятельность, собственные инициативы и решения. Реализация этого принципа в том числе нашла отражение в эксперименте, который проводится Министерством молодежи и спорта Украины, по делегированию федерациям полномочий вместе с бюджетными средствами. В Европе, кроме Украины, осталось только две страны, в которых продолжают существовать приказы о проведении национальных чемпионатов, – Россия и Беларусь. В других державах министерства передают эти полномочия общественным организациям, в большинстве случаев – федерациям, с передачей им бюджетных средств.

Кабмин, выполняя свои обязательства перед европейским сообществом, постановлением утвердил такой эксперимент для украинского спорта. На мой взгляд, федерации, участвующие в эксперименте, прекрасно с этим справились. Не было сорвано ни одного мероприятия.

 Конечно, эти процессы вызывают злобу и зависть у чиновников, которые не видят себя в новой системе. Эти люди понимают: если этот принцип и дальше будет внедряться в украинском спорте, они потеряют свои бразды правления. Сегодня они активизировались, чтобы очернить ФЛАУ, бросить тень на эксперимент и, отыграв все назад, вернуть ситуацию к прежним временам, когда все и вся в украинском спорте решали чиновники, а федерации по видам спорта были лишь формальным приложением для легитимизации их решений.

 Реформирование всегда бьет по чьим-то интересам. Любые изменения всегда кому-то наступают на мозоль. И в этом смысле перемены, происходящие во ФЛАУ и в украинском спорте, ломают чьи-то схемы, планы, затрагивают чьи-то интересы. И это вызывает сопротивление.

 Еще один аспект, который следует принять во внимание, – наша бескомпромиссная борьба с допингом. Допинг – это достаточно серьезный бизнес, который распространился в украинском спорте, но сегодня, в том числе и нашими усилиями, загнан в тупик. Препараты и схемы их употребления не появлялись сами по себе. Это все предмет купли-продажи. Прикрытия, закрытые пробы – это все было достаточно хорошо организованным бизнесом. Кроме этого, выросло целое поколение тренеров, которые только так и достигали результатов, за что, между прочим, получали призовые от страны, надбавки, звания. И сейчас они испытывают из-за этого достаточно серьезные трудности.

Кроме этого, у меня лично есть оппоненты – люди, которые меня не воспринимают и не принимают, сейчас пытаются воспользоваться моментом и отомстить мне. Один из таких случаев – Виктор Шлинчак (главред интернет-портала «Главком»), который, в моем понимании, жестко нарушая принципы журналистской этики, использует свое издание для сведения счетов со мной. Почему я имею право так говорить? Около трех лет назад Виктор решил расширить свой бизнес: заняться изготовлением экипировки для украинской сборной и продавать ее министерству и Национальному олимпийскому комитету Украины. Мы с ним обсуждали несколько раз этот вопрос, и я ему говорил, что это невозможно. Объяснял, что усилия, которые НОК делает по привлечению спонсоров, экономят значительные средства государственному бюджету – миллионы гривен. Нужно понимать, что Украина не закупает экипировку для Олимпийских игр. Благодаря усилиям НОК она предоставляется спортсменам бесплатно. Виктор Шлинчак хотел сломать эту систему и организовать производство формы с последующей ее продажей нам. И, когда это не удалось, он стал обвинять Минмолодежспорт и НОК в отсутствии патриотизма и корысти.

 Вторая история – примерно в то же время меня пригласил к себе в кабинет министр, там уже находился Виктор Шлинчак. Виктор пришел лоббировать интересы своего давнего товарища Александра Кузина и уговаривал министра в обход конкурса назначить его главным тренером сборной Украины по видам выносливости. Когда я отказал в этом Шлинчаку и сказал, что назначение будет проходить в строгом соответствии с установленной процедурой, а именно через открытый конкурс, это вызвало его недовольство. Как я понимаю, сейчас он пытается со мной поквитаться.

О незаконном, по мнению оппонентов, совмещении должностей президента ФЛАУ и первого заместителя министра:

– Законом определено два органа, имеющих право высказаться по этому поводу, – Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции и суд. Отмечу, что сейчас вопрос о законности или незаконности совмещения моих должностей находится в суде. Если суд найдет в моих действиях конфликт интересов – я буду принимать соответствующее решение.  Если суд подтвердит нашу правовую позицию, то я буду продолжать свои активные действия, направленные на реформирование украинского спорта.

О конфликте с руководителем организации «Укрспортобеспечение» Тарасом Сырицей:

– «Укрспортобеспечение» в том виде, в котором существует сейчас, – это рудимент «совка». Это кормушка для коррупционеров, элемент унижения спортсменов и тренеров. В таком виде он должен перестать существовать.

 Второй момент. Еще два года назад я высказал министру свою позицию, что Тарас Сырица, как руководитель «Укрспортобеспечения», не справляется со своими обязанностями.  Он не знает, не любит и не понимает спорт. И поэтому многие принятые им решения базируются на формальной логике и не учитывают специфику и особенности спорта. А значит, часто идут вразрез с интересами спорта.

Кроме того, Тарас Сырица – не менеджер. У него нет опыта руководства, не состоялся он как менеджер и на своей нынешней должности. Не будучи ни специалистом, ни менеджером, он часто подстраховывается десятками бумажек и решений. Как следствие – мы не движемся вперед, тормозится много важных вещей, и возникает много проблем.

В прошлом году было сорвано больше половины тендеров. Это значит, что не были закуплены инвентарь и оборудование, которого катастрофически не хватает. Это произошло из-за непрофессионализма господина Сырицы, его равнодушия и разнообразных мошеннических подходов к организации этого процесса.

Еще один момент. Более двух лет назад Тарасу было дано поручение провести инвентаризацию всего оборудования, которое находится в распоряжении «Укрспортобеспечения». Это поручение до сих пор не выполнено. И сегодня мы вообще не располагаем информацией, какой спортивный инвентарь есть в собственности государства, где он находится и в каком состоянии. Тарас, намеренно или нет, не выполняет это поручение. Однако он очень принципиален относительно инвентаря и оборудования для легкой атлетики. Сейчас он различными методами пытается заставить нас перевезти инвентарь и оборудование с луцкого стадиона «Авангард» на стадион в Чернигове. А это значит, что будут полностью сорваны подготовка сборной Украины, проведение национальных чемпионатов, поскольку черниговский стадион имеет лишь несертифицированную дорожку и не имеет никакого сектора. Мы там не можем провести даже чемпионат водокачки. Но Тарасу на это наплевать. Его неуемное желание мести, сделать назло, мешает ему воспринимать какие-то доводы здравого смысла.

О скандале с экипировкой легкоатлетической сборной, выступавшей на чемпионате мира в Бирмингеме без национальной символики:

– Первое – спортсмены национальной сборной являются штатными сотрудниками Государственного учреждения «Укрспорт­обеспечение». Согласно действующей в нашей стране нормативной базе, именно «Укрспортобеспечение» обязано обеспечивать спортсменов соответствующей формой. Из года в год в бюджете выделяется средств намного меньше, чем нужно для решения различных вопросов спортивной отрасли. И, как я уже говорил, Национальный олимпийский комитет, ряд ведущих федераций пытаются собственными силами закрыть эти пробелы. В том числе и Федерация легкой атлетики Украины практически все годы независимости Украины своими силами обеспечивала экипировку украинских сборных по легкой атлетике. ФЛАУ делала это, понимая свою ответственность перед нашим видом спорта и не имея никаких с этой стороны обязательств перед государственными органами.

 В прошлом году мы получили сообщение от нашего тогдашнего партнера по экипировке – компании Nike, что она не намерена продолжать с нами сотрудничество. Мы, как федерация, оказались в очень сложной ситуации и начали срочные переговоры с рядом ведущих компаний, специализирующихся на производстве легкоатлетической экипировки. Параллельно мы обратились к Минмолодежспорту с просьбой закупить экипировку для сборной, хотя бы небольшое количество комплектов, чтобы подстраховать нас, пока мы будем осуществлять поиск нового партнера и заключать контракт.

 Что касается нашей просьбы министерству, то решение задачи было поручено «Укрспортобеспечению». А там самостоятельно и мошенническим способом изменили требования, которые были выписаны федерацией, и закупили форму, которая совершенно не соответствовала легкоатлетическим стандартам! Более того, количество закупленной формы отнюдь не отвечает потребностям легкой атлетики. Нам необходимо не менее 450 комплектов в год, тогда как «Укрспорт­обеспечение» закупило 157 комплектов.

 Государственный тренер Украины по легкой атлетике Вячеслав Тыртышник встречался уже после завершения тендера с его победителем, представителем компании Lotto. И мы благодарны этой компании, которая, понимая всю абсурдность, сложность и несправедливость ситуации, пошла нам навстречу и согласилась предоставить форму, которую хоть как-то можно было использовать. Ею мы и пользовались в последнее время для неглавных соревнований – например, с участием юношеских команд. Но мы точно не могли ее выдать нашим ведущим атлетам на чемпионат мира. Потому что ее параметры просто недотягивали до уровня главного старта сезона. Мы рассматривали разные варианты экипировки команды. И компания, с которой мы вели переговоры о спонсорстве, выразила готовность поставить экипировку для чемпионата еще до подписания нами контракта. Мы с благодарностью приняли это предложение.

 Поскольку форму для украинских легкоатлетов компания-производитель привезла непосредственно на чемпионат мира, мы не имели достаточно времени, чтобы согласовать с ней нанесение любых обозначений, в том числе и национальной символики. Делать что-либо без получения такого согласия означало жестко нарушить этику наших отношений и вообще ставило под угрозу подписание контракта. Позже мы получили разрешение о нанесении украинской символики, и уже в Валенсии на чемпионате мира по полумарафону украинские легкоатлеты выступали в этой же форме, но с символикой Украины. Мы предполагаем, что такая же ситуация у нас будет и в Китае на командном чемпионате мира по спортивной ходьбе – там мы также будем выступать во «временной» форме с украинской символикой. И параллельно с этим активно работаем над подписанием контракта.

О положительных аспектах, достигнутых за время работы
в профильном министерстве:

– Мы все чаще и больше говорим о месте и роли федерации в спортивной иерархии. И не только говорим, но и делаем. Сегодня большинство решений в министерстве принимается исключительно по представлениям федераций. В отличие от прошлых лет, только на основе представления федераций формируется календарь спортивных мероприятий, происходит назначение главных и старших тренеров сборных.

 Следующий момент – сам факт, что эксперимент по делегированию полномочий состоялся, является крупным прорывом.

Еще один важный момент, который появился в деятельности министерства – формула по распределению средств между видами спорта. Раньше она была закрытой, засекреченной и базировалась на нескольких, понятных только чиновникам Минмолодежспорта условиях. Сегодня это достаточно открытый процесс с участием общественности. И каждая федерация может увидеть, какие и за что были начислены ей баллы, проверить. То есть этот процесс стал более объективным и открытым. Справедливости ради надо сказать, что его еще нужно доработать, сделать еще более открытым. Но уже сейчас можно сказать, что это был большой прорыв.

 Также я был среди тех, кто предлагал систему объединения местного и государственного бюджетов по реконструкции и строительству спортивной инфраструктуры. В конце концов, эта идея реализована через Государственный фонд регионального развития. В прошлом году на эти цели было выделено около 300 млн грн, а в этом году – около 600 млн. И если мы сумеем сохранить положительную тенденцию в течение хотя бы пяти лет, то будем иметь в нашей стране принципиально иную ситуацию со спортивной инфраструктурой.

В результате наших усилий в бюджете Министерства молодежи и спорта появилась дополнительная статья на выплаты ведущим тренерам Украины. За счет этого нам удалось в разы увеличить зарплаты тренерам, которые успешно работают со сборными командами Украины. В бюджете-2018 статья сохранена. Я был среди тех, кто отстаивал и реализовывал увеличение норм на проживание и медицинское обеспечение. Отстаивал увеличение призовых выплат спортсменам. Все эти нововведения удалось внедрить в жизнь. И их перечень можно продолжать. Мне не стыдно за то, что сделано. Хотя в то же время я с грустью могу констатировать, что можно было сделать гораздо больше. Мы могли бы быть более эффективными, если бы не такой жесткий отпор ретроградов и лиц, которые паразитируют на спорте.

О реакции на обвинения:

– Я достаточно нормально отношусь к критике. Но то, что происходит в последнее время, к сожалению, выходит за пределы просто профессиональной дискуссии. Часто используются манипуляции, прямые оскорбления, голословные обвинения, мол, мы сказали, а ты иди и доказывай, что это не так. И в связи с этим я вынужден защищаться. Принял решение, что по ряду наиболее вопиющих моментов буду обращаться в суд и защищать свое имя. У меня есть ответственность перед делом. И я понимаю, что от моей репутации в значительной степени зависит, как будут внедряться те или иные идеи, которые я отстаиваю.

О готовности отказаться от министерского кресла:

– В моей системе координат должность первого заместителя министра не выше, чем пост президента ФЛАУ. К счастью, я востребован, мне есть чем заниматься в жизни, и я не собираюсь бороться за пост ради должности.

 Но я понимаю и другое – у меня есть обязательства перед делом, которому служу. Есть обязательства перед людьми, которые мне доверились. И есть обязательства перед самим собой – довести до ума задумки, реализовать начинания, направленные на развитие украинского спорта.

  • Валерій Бойко

    Я йому вірю