Поль Манандиз: «Приезжайте в Украину и посмотрите, какая она классная»

14:51
0
1356
views

29 мая в филармонии прошло торжественное закрытие XXI Всеукраинского фестиваля камерной и симфонической музыки «Травневі музичні зустрічі». Концерт получился особенно торжественным благодаря приезду в наш город сразу двух маэстро – тенора из Франции Поля Манандиза (Paul Manandise) и артиста Национальной филармонии Украины Андрея Рахманина. Кто посетил мероприятие – еще долго будет помнить «Времена года в Буэнос-Айресе» Астора Пьяццоллы в исполнении камерного оркестра «Концертино» (солировал Андрей Рахманин) и Notre Dame de Paris. Le Temps Des Cathédrales в исполнении Поля Манандиза. Гости согласились дать эксклюзивное интервью для «УЦ».

 

Поль Манандиз родился в Брюсселе. В 2002 году окончил с Золотым призом Королевскую консерваторию Бельгии. Позже переехал в Париж, где работал с разными звукозаписывающими компаниями. С 2008-го по 2011 год сотрудничал с французской певицей Натали Карден. А уже в 2015 году тенор переехал на ПМЖ в Украину. Как так случилось – далее в материале.

– Поль, как вы попали в Украину?

– У меня есть друг – художник Максим из Парижа, который работает на Монмартре. Как-то мы выпили с ним большую бутылку вина, и он сказал мне, что познакомит меня с моей женой. (Смеется.) Моя будущая жена приехала в Париж в качестве туристки, Максим увидел ее красоту и запечатлел на портрете. Этот портрет опубликовал на Facebook. Я был поражен этой девушкой, спросил у него, кто это, и написал ей. В тот момент она жила в Шри-Ланке. Уже спустя три месяца общения Елена приехала в Париж, мы встретились и решили ехать в Киев знакомить меня с ее семьей. Через год поженились. И так уже три года я живу в Киеве.

– Как вам живется в Украине?

– Я стал настоящим украинским патриотом. Мне нравится в Украине абсолютно все – музыка, кухня, архитектура, люди. Я даже люблю украинские дороги. (Смеется.) У меня здесь есть возможность работать, и это прекрасно.

– Но ведь Украина по уровню жизни сильно недотягивает до ЕС.

– Это абсолютная неправда. Когда я разговорился с украинцами, то понял, что у вас гораздо больше дипломов и культуры, чем у французов. Несмотря на то, что Украине только двадцать семь лет, у нее есть своя уникальность. Я думаю, Украине просто нужно время, чтобы возмужать.

– Какие города Украины вы посетили?

– Почти все. Я был в туре с Ниной Матвиенко в десяти городах, в роли Моцарта с рок-оперой «Моцарт» объездил двадцать два города. Сегодня я впервые в Кропивницком. Мне осталось еще посетить Луцк, чтобы иметь возможность сказать, что я видел всю Украину.

– Как вам далась роль великого Моцарта?

– Это скорее музыкальное действо, чем театральное. На сцене – больше ста музыкантов, мне понравилось.

– Вы сказали, что находитесь под впечатлением от украинской кухни. Ваше любимое украинское блюдо – конечно…

– Конечно, борщ. Я не знаю, как двадцать восемь лет прожил без сала. Когда я первый раз ел сало – это было непередаваемо. Я не понял, что это такое, но подумал: «Вау, как это классно!» Когда мы жили в Париже с Леной, ее мама передала нам автобусом сало. И это был первый раз, когда я его попробовал. Я не мог понять, что это, потому что у нас такого нет. Я во всех городах Украины попробовал борщ, во Львове борщ самый вкусный. Самогон пил. Сало вкуснее всего на Закарпатье, у них особенный рецепт его приготовления.

– В каких странах вы гастролировали?

– Я пел в пятидесяти странах. Сейчас закончил работу над моим первым украинским альбомом «Мій рай», потому что Украина – это мой рай. Я написал тексты на французском, а переводчик адаптировал их на украинский. Музыку тоже написал сам. Всего 14 песен. 8 июня у меня день рождения, мне исполнится 32, и к этому событию я презентую свой альбом в Киеве. В августе начнется мой украинский тур (пятнадцать городов Украины), а потом я презентую альбом в Италии, Франции и Америке.

– Войдет ли в этот тур Кропивницкий?

– Конечно! Возможно, мы даже приедем с Андреем Рахманиным. Вообще у меня в репертуаре есть четыре направления: 22 французские песни из мюзикла Notre Dame de Paris; произведения из рок-оперы «Моцарт»; спектакль «Я кохаю» (основан на русской и украинской поэзии); французский шансон (шоу-спектакль о любви, нереально красивый, мы уже 5 раз презентовали его в Киеве).

– Как так? Француз будет презентовать в Америке и Италии украинскую музыку?

– Я понял один момент – у людей в Европе и мире нет правильной информации об Украине. Украина для меня – это множество возможностей. Я думаю, что через 50 лет в Украину придет новая генерация, и все будет ОК. Я – немного амбассадор Украины в мире. Я очень люблю Украину, и мне легко это говорить. Я всем говорю – приезжайте в Украину и посмотрите, какая она классная.

– Давайте немного поговорим о «Евровидении». Что вы думаете о победительнице Нетте Барзилай?

– Мне нравится эта харизматичная девушка, а ее песня не нравится, потому что для меня это – не музыка. Это специальный формат «Евровидения». А вообще – это ведь конкурс на лучшего певца Европы. Вот наш Меловин, например, для меня лучше. Он все так правильно пел, и шикарная сценография была. Бомба! Как по мне, ему надо было первое место давать.

– Вы знакомы с ним лично?

– Да.

– А с кем еще из украинских звезд вы знакомы?

– Со всеми – со Святославом Вакарчуком, с Олегом Скрипкой. Мой друг – Арсен Мирзоян. Я написал Geraldine на французском, а он – автор украинской «Джеральдины». Тоня Матвиенко – это тоже друг нашей семьи, как и Нина.

– Вы дважды пытались принять участие в «Евровидении». Как думаете, почему не получилось?

– Руслан Квинта, глава отборочного жюри, – это тоже мой друг. Но я всегда предпочитаю идти по прямому пути. И я буду пытаться опять. В этом году или в следующем обязательно.

– У вас есть основное место работы в Киеве или вы периодически принимаете участие в различных проектах?

– Я люблю делать яркие программы, проекты, шоу и привлекать к этому людей. Чтобы это было профессионально, креативно и ни на кого не похоже. В Украине я пел везде.

– Что ваша жена Елена думает о Франции? Сколько лет вы прожили с ней там?

– Мы прожили в Париже один год. Но уже спустя месяц отношений она захотела познакомить меня с семьей. Я ничего не знал об Украине, а тут – Одесса и Львов! Мы пожили в Украине два месяца, и я предложил Лене пожить здесь еще один. Поженились в Украине, и я настоял на том, чтобы остаться здесь.

– А чем занимается жена?

– Она – художник, изучает психологию.

– Если бы у вас была возможность спеть дуэтом с любой мировой знаменитостью – кто бы это был?

– Андрей Рахманин. (Смеется.) Мы уже однажды выступали вместе во Дворце «Украина», были импровизации. У меня есть еще два друга – Алена Мозговая и Владимир Ткаченко. Так вот, Андрей тогда сделал аранжировки французских песен для концерта Владимира Ткаченко. Это был большой сюрприз для меня, я вышел на сцену, и мы спели вместе. Из мировых знаменитостей я бы спел со Стингом.

– Как вы попали в нашу филармонию?

– Мы с Натальей Бондаренко (художественный руководитель Кировоградской областной филармонии. – Авт.) были вместе в Киеве, я тогда получил предложение стать членом жюри на конкурсе юных талантов Украины. Там мы познакомились с Натали. Она меня спросила: «Ты был в Кропивницком?» Я говорю: «Нет». Тогда Наталья мне сказала, что будет фестиваль у вас, и предложила спеть на нем. Я говорю: «Да, поехали».

– Поль, вы вообще умеете говорить слово «нет»?

– Ну а почему «нет»? Это же здорово, когда есть зал такой, как у вас, когда организация хорошая. Я – певец, я не могу говорить «нет», когда речь идет о музыке.

Следующий наш собеседник – Андрей Рахманин. Сегодня он хорошо известен не только во всей музыкальной тусовке Украины, но и далеко за ее пределами. Но, что самое приятное, Андрей – наш с вами земляк. Подробности – из первых уст.

– Андрей, расскажите немного о себе.

– Папина линия у меня с Северного Кавказа, мамина родня из-под Полтавы. Я родился в Германии (отец военный) и прожил там три года. В Кировограде я жил с шести лет до своего сознательного возраста. С полной уверенностью можно сказать, что я – из Кировограда. Начальное образование я получил в Кировоградской музыкальной школе №1 им. Г. Нейгауза. Сначала меня взяли в класс к Абраму Моисеевичу Корсунскому, но буквально через год с небольшим я оказался в классе у Юрия Павловича Хилобокова. В его классе я и окончил музыкальную школу, потом поступил в училище к его дочке Наталье Юрьевне. То есть вся вот эта любовь к музыке и вся та начальная база, которая определяет последующую судьбу музыканта, была заложена во мне здесь. Затем я учился в донецкой консерватории и в киевской аспирантуре. Еще учась в аспирантуре (естественно, нужно было работать, чтоб как-то себя обеспечивать), я принял участие в конкурсе в Киевский камерный оркестр Национальной филармонии Украины (в то время главным дирижером был Роман Кофман) и с тех пор так там и работаю. Попутно я участвую во всевозможных проектах. В свое время очень помогло то, что здесь, в кировоградском муз­училище, педагоги теоретического отдела заметили во мне какие-то способности по теории музыки (а учился я вообще-то на струнном). Посовещавшись между собой, они составили такое расписание, чтобы я и еще пара способных студентов могли посещать теоретические дисциплины не только со своими сокурсниками, но еще и дополнительно заниматься с «теоретиками». Поэтому фактически я пошел по двум отделам сразу. Диплом теоретика я не получил, потому что не проходил с ними специальные предметы, такие, как педпрактика или сложный вид полифонии, но все остальные (сольфеджио и гармония, музыкальная литература, аранжировка, чтение партитур) проходил. Потом это все пригодилось в консерватории. Я в Донецке первые экзамены сдал экстерном и поступил сразу на второй курс.

Теоретическое образование помогает мне делать аранжировки. Пишу много – для камерного оркестра кировоградской филармонии, и для таких составов, как Kiev-Tango-Project, и для многих звезд нашей эстрады. У меня есть разнообразные аранжировки в разных стилях. Как-то Джамала хотела исполнить одну из своих песен с эстрадно-симфоническим оркестром, я сделал большую такую аранжировку в красивом изложении, как в старых голливудских фильмах. Также писал для Illaria, Alyosha, Алены Мозговой, Володи Ткаченко, Тани Решетняк. Список большой.

– Вы занимаетесь аранжировками и вы – дирижер. Правильно?

– Нет, я не дирижер. Это получилось спонтанно. Предыстория такова. Как-то я написал целый концерт для Натальи Могилевской. У нее намечался концерт во Дворце «Украина», и она хотела как-то его освежить в плане звучания, добавив к своим аранжировкам еще струнный оркестр. Каким-то образом ее команда узнала, что я пишу, обратились ко мне, и я это сделал. Это был большой концерт из двух отделений. Об этом успехе, вероятно, узнала Алена Мозговая. Тогда у нее как раз родился проект, идеей которого было, чтобы Володя Ткаченко тоже сделал большую программу во Дворце «Украина» в стиле старого джаза, голливудских фильмов, бродвейских шоу, французского шансона (в лучшем понимании – стиль Шарля Азнавура, Ива Монтана и так далее). И я в течение девяти месяцев писал эти аранжировки, фактически родился этот концерт. Поскольку я вот так тщательно это все выписывал для всех инструментов, а инструментов было много: джазовый big band – 5 саксофонов, 4 трубы, 3 тромбона, 2 гитары, установка перкуссионная, установка барабанная, бас-гитара, клавиши, большой струнный оркестр – больше 40 человек на сцене; большая партитура на 40 строчек, и каждый имел свою партию, то Алена рассудила: «Ты это все так детально проработал, что, наверное, лучше тебя никто не сможет это все собрать в единое целое и провести репетиционный процесс, так что становись за пульт». Я вообще не имею дирижерского образования, но 20 лет работаю в оркестре, какие-то навыки небольшие имею, и их хватило для того, чтобы и объяснить музыкантам что-то, и как-то их увлечь. Так мы и подготовили концерт. Он прошел успешно, запись можно найти в YouTube. Это был концерт 25 мая 2017 года. Можно набрать «Владимир Ткаченко, Поль Манандиз», и вы услышите «Осенние листья», увидите меня за пультом и вообще весь большой красивый Дворец «Украина». Были замечательные звук, свет. Это был мой дебют и как аранжировщика, и как дирижера. А сегодня я выступаю как солист.

– Вы на все руки в музыкальном деле мастер. Обычно такими профессионалами интересуются за границей, перехватывают друг у друга. Есть ли у вас опыт работы за рубежом и почему вы еще не там?

– Из-за рубежа мне регулярно поступают заказы. Вот, например, вы знаете такую скрипачку Ассию Ахат. У нее есть свой проект в Америке – Ассия играет с одним известным певцом и пианистом. Я для нее писал тоже небольшие аранжировки, чтобы они могли совместно что-то исполнять. Знакомые ребята, которые уехали когда-то и там сейчас живут, тоже иногда обращаются ко мне с просьбой написать какие-то популярные аранжировки для разных составов – например, для солирующей скрипки с джаз-бендом, для струнного квартета или для сольной скрипки для какого-то шоу. Я пишу. Где-то это исполняется. Кто-то это слышит, я не слежу уже. Сейчас у нас век продвинутых технологий, можно не находиться там, а быть тут, рядом со своими родителями, со своими корнями и общаться со всем миром.

Фото Павла Волошина, «УЦ».

Маша Ларченко

Маша Ларченко

Журналіст «УЦ».