Жизнь после пожара

14:43
0
610
views

«Наш дом горит», – написала Татьяна Ткаченко в соцсетях в пятницу вечером и потом долго не выходила на связь. Сначала все думали, что это метафора, потом стало страшно. Но через пару часов кто-то из друзей написал: мы уже здесь, у Тани телефон разрядился, все живы, дом сгорел.

 

Дом сгорел… Звучит просто и буднично, особенно после оптимистического «все живы». А дальше начинается жизнь после пожара – без крыши над головой, без кроватей и постелей, без одежды и обуви, без самых простых и необходимых вещей.

Директора художественного музея Татьяну Александровну Ткаченко в городе знают многие, ее дочь – Евгению Ткаченко – тоже. Две женщины, живущие в большом доме, который принадлежал Таниной маме, с четырьмя котами и двумя собаками. Новость о том, что у них случилась беда, разлетелась очень быстро. Но как такое вообще могло случиться?

Просто замкнула проводка на втором этаже. Пожарные приехали вовремя, когда горела только одна комната, и…

– И вместе с нами почти час смотрели на пожар, – говорит Татьяна. – Ребят было очень жалко, они лезли в огонь, вытаскивали что-то, кричали: «Дайте пены!» Им отвечали: «Нет пены». Всю пену они израсходовали за первые 5-7 минут. Кричали: «Дайте воды!» – им давали воду, но рукава дырявые, и вся вода выливалась во двор. Они ждали подмогу, но…

МЧС-ники в своих отчетах пишут, что на месте было шесть машин, – это ложь. Сегодня мы узнали, что даже «скорая» к нам выезжала, но не смогла нас найти! Сейчас мне не до этого. Но я к этому вопросу обязательно вернусь. Все наши соседи видели, сколько было машин, все видели, что ребятам было нечем тушить огонь. Мы понесли огромные убытки, но дело не только в этом. Если у пожарных не хватает машин, или рукавов, или пены, то почему они это скрывают? Почему мы узнаем об этом только во время пожара?

Впрочем, сегодня у Татьяны и Евгении другие проблемы. Второй этаж сгорел полностью, первый этаж, как говорят строители, можно спасти, если не будет большого дождя. Нужно срочно делать крышу – не восстанавливать второй этаж, не проводить электричество и т.п., а просто быстро сделать хоть какую-то крышу. По словам Татьяны Ткаченко, на просьбу помочь уже откликнулись многие (и это неудивительно, потому что и Татьяна, и Евгения помогали всегда и всем), и на стройматериалы деньги уже почти собрали, осталось собрать на работу – и можно будет накрыть дом.

Но ведь спасти первый этаж – это только начало. Дом нужно ремонтировать, им нужно где-то жить, нужны одежда, обувь. Да все! Абсолютно все нужно покупать заново – от холодильника до стульев…

– Мы не снимаем квартиру, – говорит Татьяна. – Жилье нам сразу же нашли друзья, одежду, обувь тоже принесли. Сейчас нам есть в чем ходить, – не переживайте. Как будет зимой, не знаю. У нас вся одежда, обувь, техника хранились как раз на втором этаже – все это спеклось в комки, в которых уже не видно, где шуба, где сапожки, а где компьютер. Но до зимы еще есть время – подумаем потом…

– Я видела, что для вас собирает деньги и благотворительный фонд…

– Мне уже говорили об этом. Наверное, люди делают это с самыми лучшими намерениями. Но я должна сказать: мы не просили никого собирать для нас деньги. Женя говорила, что какой-то благотворительный фонд обращался к ней в соцсетях, и она ответила, что мы будем благодарны за любую помощь. Но никаких разговоров о том, что кто-то будет где-то собирать для нас деньги на какую-то другую карточку, не было…

Мы просили и просим всех, кто хочет помочь, перечислять деньги на карточку моей дочери Евгении Ткаченко. Мы не хотим указывать номер карточки в прессе, но можно написать Жене в «Фейсбуке» или позвонить ей по телефону: 095 31 85 129.

Рассказывая об уничтоженных огнем вещах, полностью сгоревшем втором этаже, Татьяна не перестает улыбаться. Говорит:

– Сама не знаю, может, это пока просто шок. Но мы уже столько пережили в последние годы: смерть отца, болезнь и смерть мамы. А сейчас… Страшно было сразу. А когда я поняла, что мы все живы и здоровы (я, Женя и еще мой родной брат с нами живет), то как-то сразу успокоилась. Очень переживали за животных, боялись, что они в доме остались. Но коты все разбежались, а потом вернулись. Не можем только Чака найти – очень просим, если кто-то увидит его (на фото), позвоните.

Ольга Степанова

Ольга Степанова

Журналист «УЦ».