Дочь Аллахьяра, или История, достойная книги

15:42
0
478
views

Порой сама жизнь создает истории, превосходящие по драматизму и закручености сюжета лучшие романы. В этой истории война объединила представителей двух совершенно непохожих наций узами крови.

 

У себя на родине, в Азербайджане, Шукюр Мамедов – известный писатель с псевдонимом Элли Атаюрд. Сюжеты для своих книг он черпает в историческом прошлом. И этот интерес в конечном итоге привел его в село Обозновка недалеко от Кропивницкого.

– Я собрался писать книгу о своей родной деревне, ее создании и истории, – рассказал нам Шукюр. – И я знал, что мой дядя, Аллахьяр Байрамов, погиб во время Великой Отечественной войны при освобождении Кировограда от фашистов в 1944 году. Я с детства слышал о нем – о том, что он воевал, был сначала летчиком. Позывной у него был «Ахкухлу» – так называется наша родная деревня в Иджеванском районе. Во время одного из боев при катапультировании сломал ноги. После этого он был танкистом. Для нас, жителей деревни, Аллахьяр был героем. И я стал писать о нем книгу. Подумал: нет, надо поехать и посмотреть, где и как он воевал, где погиб. И приехал сюда, в Кропивницкий. Познакомился с главой азербайджанской общины Вилаятом Мамедовым, и мы вместе поехали искать могилу дяди в Обозновку. Нашли на кладбище могилу, вокруг нас стали собираться люди. Я стал общаться с ними, чтобы узнать больше. И вот ко мне подошла одна женщина – Людмила Андреевна – и говорит: Аллахьяр познакомился здесь с одной девушкой, они встречались, и вся деревня знала, что они любят друг друга. У этой девушки родилась дочь Рая.

В освобождении Кировограда участвовал 57 гвардейский танковый полк прорыва, к которому и был приписан Аллахьяр Байрамов. Предположительно в Обозновке, находившейся в тот момент под контролем немцев, он оказался в составе разведгруппы, выявлявшей позиции вражеской техники. Во время вылазки он, возможно, и познакомился с Фросей, ставшей его последней любовью.

– Погиб дядя 6 января 1944 года, – говорит Шукюр. – А Фрося на тот момент была беременной, 2 месяца, через 7 после того, как он погиб, родила девочку. Знал он, что его род будет продолжен? Сказала она ему? Не знаю, но надеюсь на это. Но наша семья и наша деревня долго думали, что он не смог продолжить род. Когда я вернулся домой и стал рассказывать, одна старая женщина услышала и расплакалась. Она помнит дядю, рассказала мне, что очень его в деревне уважали. Они вместе с ее мужем ушли на войну, и ее муж тоже погиб на этой войне. Дядя молодой совсем был, но женщины говорили друг с другом тише, когда он мимо проходил, – это был признак уважения. Узнать, что Аллахьяр продолжил род, – был большой праздник и для моей семьи, и для всей деревни.

В той же поездке Шукюр познакомился со своей обозновской родней – и с двоюродной сестрой Раисой, и с ее внучками Ириной и Юлией. По словам Ирины, за непривычную внешность ее односельчане называли цыганкой, а ее бабушку Раису – армянкой. В какой-то степени они были правы – Шукюр рассказал нам, что на момент призыва Аллахьяра в армию их семья жила на территории Армении. Но, скорее всего, жители украинского села просто путали представителей двух наций, поскольку армянская диаспора в Украине уже тогда была многочисленной.

– Мы не знали, в нашей семье не было принято говорить об этом, – рассказывает Ирина. – Бабушка немного рассказывала, показывала свои фотографии – у нее в молодости были очень густые черные волосы и большая коса. Поэтому на нее и говорили «армянка». Когда дядя Шукюр приехал в село в первый раз, я была на работе. Как только я узнала, что нашлись родственники, сразу маме сообщила. У бабушки Раи трое детей: моя мама – младшая, средний сын – мой дядя, и есть еще старшая сестра, моя тетя. Мама, когда я ей рассказала, расплакалась. Она не догадывалась, что можно через столько лет найти родных.

– Я родную кровь сразу узнал, как только увидел, – говорит Шукюр. – Раиса, моя двоюродная сестра, очень похожа на мою маму. А когда я среди других людей увидел Иру, то сразу понял – вот она, моя внучка. Точнее, двоюродная племянница (смеется).

Весточки в Азербайджан из Украины приходили и раньше, но не то, чтобы встретиться – даже понять, о чем шла речь в письме, написанном на незнакомом языке, было невозможно.

– Моя мама говорила мне, что в 1960 году получала письмо из Украины от какой-то Раисы, – говорит Шукюр. – Но никто не мог прочесть его, потому что старые люди не знали русского языка. Да и в целом в то время тяжело было искать родственников, время было не очень хорошее.

После первой поездки в Обоз­новку в прошлом году, Шукюр приехал снова. Обо всем, что узнал здесь, он написал книгу, издал ее и привез в Кропивницкий. Называется она «Битва правды» и полностью посвящена жизни его дяди Аллахьяра Исаховича Байрамова. Сам автор определяет жанр книги как документальную повесть. И в этой повести свое место занимают события в Обозновке.

– Моя книга стала больше и интересней, – признается Шукюр Мамедов. – Я узнал много подробностей о том, как воевал мой дядя. Узнал, например, как он попал в плен и сбежал. Немцы схватили его, когда он пришел к своей девушке, – полицаи доложили, что ходит тут в гости советский солдат. Но по дороге в комендатуру он справился с конвоирами и вернулся назад – к своей любимой! Чтобы она не волновалась за него… И только наутро он вернулся к себе в часть. Все это я описал в книге. Но я не хотел, чтобы это была просто биографическая книга или книга о войне. Это – философский поиск, поиск правды. Название моей деревни – Ахкухлу – означает «ищущий правду».