Константин Ярынич: «Чтобы голосовали не за форму, а за суть»

13:56
0
336
views

О том, с чем, с кем, за чьи деньги и от кого сегодня ходят на выборы по «мажоритарке», а также о том, когда закончится турбулентность в донецком медуниверсите и скольких чиновников нужно заменить в Минздраве, чтобы оправдать ожидания общества от изменений в медицине, рассказал нардеп, заслуженный врач Украины из Кропивницкого Константин Ярынич.

 

Пока не истек срок регистрации кандидатов, взгляды политиков обращены в сторону Конституционного суда, который еще может поменять всё.

– Если указ о роспуске Рады будет признан неконституционным, это не только отсрочка времени проведения выборов, но и изменение формата. Потому что если у нас будут плановые выборы, то, скорее всего, они пройдут по пропорциональной системе с открытыми списками. Я уверен, что мы успеем рассмотреть все четыре с половиной тысячи правок, настроение фракции такое, чтобы мы это сделали и проголосовали за открытые списки. Голоса под это есть. Да, меньше чем за год до выборов законы, регламентирующие их проведение, нельзя менять, но на это есть запрос общества. Если у нас уже будет в руках этот закон, я думаю, что под давлением общественности вполне возможно проведение плановых выборов по нему, все политические силы к этому готовы.

– Не готовы те, кто уже зарегистрировался на «мажоритарку» или готовится к этому – вы ведь среди них?

– Поэтому у меня есть время до четверга (крайний срок регистрации кандидатов в одномандатных округах. – Авт.). Что-то может поменяться, суд может принять решение. Как бы то ни было, в среду  я буду регистрироваться.

– Тимошенко на днях предложила президенту не реагировать на решение КС…

– Мне было очень удивительно слышать такое заявление чуть ли не самого опытного политика в Раде, дважды премьер-министра Украины. Тот случай, когда ты что-то скажешь, а только после этого консультируешься со своими помощниками-юристами. Хочу обратить внимание, что в случае если Конституционный суд примет решение о неконституционности указа о роспуске Рады, указ автоматически теряет свою законною силу со дня принятия такого решения… Хотя сегодня запрос общества, опять же, на проведение выборов. И этим президент тоже может аргументировать, сказать, что Конституционный суд у нас коррумпированный, старый… Мы говорим о том, что стране нужны изменения. Если все будем делать по закону, который у нас несовершенен, никогда не получим быстрых изменений. На самом деле, Рада уже не работает, а «изнывает». Будет гораздо больше потрачено денег, если выборы пройдут осенью – сейчас это «блиц».

– Наш коллега Александр Дануца вроде как собрался баллотироваться от «Слуги народа» в 99 округе, он, насколько известно, ваш друг, вы готовы конкурировать?

– Мы будем конкурировать, но в честной борьбе, здесь не может быть каких-то грязных технологий, это мне не позволит мое отношение к жизни и друзьям. Политикой все не заканчивается. Если люди его выберут – будет так. Говорили, что идти может Андрей Райкович, но я считаю, что он хорошо справляется на посту городского головы Кропивницкого, люди его для этого выбирали. Не хотелось бы, чтобы сейчас, как во времена Ивана Марковского, был исполняющий обязанности. По моей информации, от нашего округа должен был баллотироваться Сергей Ларин, но он сейчас в списках («Оппозиционной платформы – За жизнь». – Авт.), поэтому мы о нем тоже не говорим. Потенциальный кандидат, который теоретически тоже может участвовать в выборах – общественный активист Артем Стрижаков, не знаю его настроений на сегодняшний день. Естественно, Ярынич. Ну и Александр Горбунов, наружная реклама которого уже повсюду в городе.

– Почему идете как самовыдвиженец?

– Многие вещи, которые связаны с твоей политической партией, люди воспринимают, как и твою работу тоже, хорошая она или плохая. Меня никто на протяжении этих пяти лет не «прессовал», но я считаю, что достиг того уровня, на котором мне бы хотелось отвечать только за себя и за свои действия, поступки, голосования и все остальное.

– Вам предлагали баллотироваться от «ЕС»?

– Нет, не предлагали. Были предложения других партий, от которых я отказался. Даже если бы они мне и добавили какого-то рейтинга, я считаю, что мне это не нужно. Я хочу быть представителем не политической силы, а людей и лично себя.

– Были разговоры на достаточно высоком уровне, что вас прочат на пост министра здравоохранения – они продолжаются?

– Да. Уже после президентских выборов у меня были встречи, был разговор не только о министерском кресле, но и о составе команды. Потому что работает всегда команда, не один человек, который зай­дет в министерство. 95% людей, которые сегодня туда набраны, по моему глубокому убеждению, не те, кто что-то понимает в развитии медицины. Их надо будет менять. Это тоже вызов, желание общества изменить что-то в медицине. Вместо того, что происходит сейчас. Тот закон, который мною, как депутатом, написан и должен дать возможность развиваться страховой медицине, полностью блокируется Министерством здравоохранения. Закон о новых финансовых гарантиях, которые используются на первичном уровне, но он связан со страховой медициной. Он подан и принят, но игнорируется. Министерство полностью поменяло курс, сказало, что никакой страховой медицины у нас в Украине не будет, что все будет идти через Национальную службу здоровья. 120 миллиардов сейчас бюджет медицины – их никто не хочет отдавать страховым компаниям.

–  Связанная тема – донецкий медуниверситет, вы там часто бывали, когда были протесты иностранцев, разбирательства, чем закончилось?

– Мы его спасли все-таки. Все студенты сохранены, никого не депортировали. Учеба продолжается. Больше нет привязки университета к компании, которая должна поставлять студентов, это могут делать разные контрактеры. Они раньше были только на бумаге, их не акцептировали. Сейчас обсуждаем вопросы развития медицинской базы. Самое главное – вернуть деньги, которые компания (контрактер «Українські освітні послуги». – Авт.) не заплатила из-за конфликта, а не из-за того, что не было денег. Сейчас все всё сверили, всё поняли, кто недоплатил – доплачивает, кто заплатил – с тех не требуют. У всех студентов на руках контракты. В контракте прописано сколько, за какой семестр, а не «хочу тебе пятьсот, тебе тысячу». Нормализовали взаимоотношения даже с этой фирмой, которая спекулировала. К сожалению, разорвать контракт с ними до окончания учебы привлеченных ими учащихся нельзя, иначе мы потеряем студентов. Мы заставили компанию работать в правовых рамках, а не так, как они хотели. Есть еще определенные процессы, все закончится, когда назначат ректора, а не и.о. Все идет к тому, что ученый совет может вынести недоверие отстраненному на время следствия Петру Кондратенко. Нужно, чтобы коллектив дошел до этого сам, там есть разные очаги влияния.

– Вернемся к выборам: на чью поддержку рассчитываете, кто из лидеров мнений будет агитировать за Ярынича?

– Я рассчитываю на поддержку людей, которые пять лет работали на нашу общину, Андрея Райковича, тех, кто поддерживал и голосовал за меня в прошлый раз. По лидерам мнений – много людей из разных сфер, скоро всех увидите. И, конечно, рассчитываю на медиков, которые ощутили поддержку народного депутата в профессиональных вопросах –лицензирования, финансирования из государственного бюджета и других…

– Кампания стоит денег – за какие планируете ее вести?

– Учитывая, что вы не видите сейчас моей рекламы, я все-таки считаю деньги и думаю, где их взять. Как раз вот эти лидеры общественного мнения, о которых мы говорили, это, наверное, американская модель, когда те, кто поддерживает кандидата, финансируют его кампанию. У меня есть свои сбережения, из которых я заплачу регистрационный взнос. Есть владельцы рекламных плоскостей, которые готовы мне их предоставить, есть бизнесмены, мои друзья, которые готовы это все сделать не из меркантильных интересов. Есть бизнесмены и среди местных депутатов, с которыми мы отработали совместно пять лет, я им помогаю, они мне. На самом деле, кампания стоит дорого, если ее покупать. Я не собираюсь покупать «сетки», «засевать гречкой». Моя главная задача – писать законы и организовывать, а не вкручивать лампочки, ремонтировать подъезды и говорить, что все дороги в городе – «мои». Для этого есть местная власть. Моя задача была заводить эти деньги, которые использовались на ремонты подъездов, дорог и вкручивание лампочек.

  1. Недавно в общественном движении «Чесно» посчитали, что Ярынич в 2018-м привлек в округ 64 миллиона гривен государственной субвенции на социально-экономическое развитие, это четвертый результат в целом по стране. Деньги зашли, в том числе на проекты по реконструкции и оснащению детской областной больницы, операционного блока в онкологическом диспансере, покупку ангиографа для областного кардиоцентра, автомобилей «скорой помощи», утепление школ, садиков, больниц и т.д.

– Об этом почти вопрос: как оцениваете серию билбордов одного из конкурентов на округе под лозунгом «рухаємось далі»?

– Я считаю, если объективно это правда, пусть люди это знают. Но если это строится за деньги областного, городского бюджетов, ДФРР, а ты «принес» туда какой-то миллион и говоришь, что это все твоя заслуга, то это  заведомая ложь.

– Что значит «принес миллион»?

– Ну написал, к примеру, предложение: прошу дать на этот объект один миллион гривен, а весь объект стоит 20 миллионов. Кто-то после этого «цепляет табличку», что отремонтировал станцию переливания крови, допустим. Это как-то не очень. Я из госбюджета привлек в детскую областную больницу 47 миллионов. Сделали огромный, значимый проект. А можно было 47 миллионов разделить на 100 частей, в каждую больницу поставить маленький аппарат и говорить, что обеспечил оборудованием 47 больниц. В любом случае, все это деньги нашей громады и наших налогоплательщиков.

– Насколько в целом готовы к жесткой борьбе на округе – вы уже не «новое лицо», партийной «крыши» нет, не станет врачебная этика помехой в драке?

– Чего у меня не будет – это черного пиара и черных технологий. Буду бороться честно и открыто. Я объективно знаю, что 80% того, что планировал, я сделал. Недоделал, например, ту же программу социальной и радиационной защиты жителей области. Все документы готовы, но это общая работа народного депутата и местной власти. Сегодня формируется новая местная власть в лице новой областной государственной администрации. Отстаивать эти вопросы нужно в Кабинете Министров. Кабинет «на выходе», местной власти сейчас не до этого. Жду, кто зайдет в областную государственную администрацию, вместе с этими людьми мы однозначно защитим эту программу и заведем сюда серьезное финансирование, чтобы защитить наше население от угроз, которые есть из-за того, что мы живем здесь, и от работы урановых шахт.   

– Выборы президента показали, что их можно сделать очень бюджетно – присматриваетесь к новым технологиям, «Инстаграму», таргетированию в соцсетях?

– Будет наружная реклама, в которой мы дадим информацию о том, что сделано, что будет сделано, будут личные встречи с коллективами, большими и малыми, с вопросами, которых я не боюсь. Не могу через себя переступить, я такой, как есть, ходить с селфи-палкой и давать интервью в телефон не привык. Ботов в соцсетях у меня никогда не было. И, думаю, не это главное. Люди должны услышать основные месседжи, с чем идет кандидат, не форму подачи, а суть. Вообще хотелось бы, чтобы все, кто будет голосовать, голосовали не за форму, а за суть.