Театральная жизнь Александрии

14:49
0
1275
views

Одно из самых известных и старинных зданий Александрии – городской театр. Сейчас он находится в процессе реконструкции. Наверное, это должно касаться и названия, поскольку при советской власти этот храм Мельпомены почему-то называли буднично и даже прозаично – Дом культуры электромеханического завода.

 

Театр начинается…

Если говорить о театре, без рассказа о его рождении и строительстве не обойтись. Но в нашем случае об этом известно очень мало. Мы не знаем имен архитекторов и даже года постройки.

Помогли в городской библиотеке им. Пушкина, где подобрали необходимую литературу. В списке было всего два названия – «Історичний календар Олександрійщини», несколько выпусков которого подготовила Елена Макаренко (Школа) вместе с коллективом библиотеки и «Театральна Олександрія. Історико-краєзнавчий нарис» за 2002-й год, который подготовили Юрий Беланюк и, к большому сожалению, уже покойный Анатолий Кохан.

Театр построили потому, что эта локация, если использовать религиозную традицию в отношении «намоленных» мест, было «наигранным». Еще до 80-х годов XIX столетия как раз здесь стоял «огромный деревянный сарай для ссыпки зерна», в котором ставили спектакли актеры театра то ли Эпштейна, то ли Файнштейна. Он находился практически на берегу реки, в месте слияния Ингульца и Березовки.

Именно в этом «терминале» тлел огонек театральной жизни провинциальной Александрии. Актер Иван Марьяненко вспоминал: «Українский театр був при посліднім іздиханії, тільки де-не-де аматори раз на рік грали “Наталку Полтавку” чи “Назара Стодолю”, як от в Олександрії, Єлисаветграді, Херсоні». Заметили? Александрия в театральном отношении стоит впереди Елисаветграда и даже Херсона.

В общем, здания не было, а театр был, хоть и в сарае, и это тогда было повсеместным явлением, когда для выступлений артистов арендовались или строились большие деревянные помещения. Их иногда называли еще хуже – балаганы. Зрителям было неудобно.

По воспоминаниям актеров, театральный сарай в Александрии отличался особой вентиляцией – «ветрогоном», т.е. сквозняками, повторяющими в здании погоду на улице. Здесь были очень плохие декорации, и разобрать, что нарисовано, было невозможно. Вместо луны в полотне была вырезана дырка. Но здесь присутствовал главный театральный антураж – сооружались сцена, галерка и даже ложи, сделанные из ящиков.

В начале 90-х годов заядлый театрал А.И. Цивчинский выкупил деревянный сарай, сломал его и на этом месте построил настоящий театр. Точно неизвестно, построил ли он его или продал купцу Е. Чибисову недостроенное здание уже в начале 1900-х годов. Владимир Полищук в газете «День» пишет, что купец Чибисов в 1902-м году сделал генеральную перестройку, провел электрическое освещение и установил канализацию. Реконструкцией занимались местный инженер
Э. Краузе и специалисты из Одессы и Елисаветграда. Здесь была прекрасная акустика за счет устроенных в стенах овальных ниш и пустотелых конструкций, похожих на амфоры.

Вот практически и все, что известно о строительстве здания, но кто такой А.И. Цивчинский, инициатор строительства первого настоящего театра в Александрии, «Театральна Олександрія» не говорит.

Мы начали посылать запросы, и выяснилось, что такой человек в Александрии действительно был! Центр генеалогических исследований говорит, что человек с похожими инициалами и фамилией, Александр Иванович Цивчинский, в 1896 году имел чин коллежского регистратора и был землевладельцем именно в Александрийском уезде! Согласно табели о рангах – это самый низший разряд чиновника, или первая ступенька в служебной лестнице, но он приравнивался к званию младшего офицера армии или мичмана на флоте. А.И. Цивчинский был человеком не бедным, что позвлило ему поднять театральное дело в Александрии на должную высоту.

Выходец из Александрии, писатель и драматург Билль-Белоцерковский оставил свое описание театра, который он любил и посещал: «В центре, немножко дальше за церковью, посреди майдана, стояло двухэтажное здание театра».

Очевидно, майданом называлось место, где сейчас находится стадион, а церкви давно нет. Наверное, пустырь или майдан простирался до берега Ингульца, но сейчас театр стоит практически на берегу, поскольку здесь изменили ландшафт, прорыв новое русло для Березовки, поворачивающее к Ингульцу под прямым углом как раз возле театральной ограды.

 

Звезды – на сцену!

Благодаря прекрасной акустике, а может быть, и зрителям, которые охотно посещали театр и давали неплохую выручку, здесь любили бывать самые известные актеры того времени, иначе – зачем?

А то, что публика здесь была театральная, подтверждает письмо родственника известного александрийского поэта Леонида Малошийченко (Чернова) самому А. Чехову по поводу не понятой местной публикой пьесы «Три сестры».

В местном театре шли самые современные пьесы, но не все их удавалось поставить. Например, пьесу Горького «На дне» не разрешил поставить местный исправник, т.е. полицейский чин. Тем не менее, собственник, купец Чибисов, делал все возможное для привлечения зрителей и артистов. «Александрийский театральный листок» сообщал, что Чибисов намерен удалить из Зимнего театра арендаторов, которые мешали развитию исскуства.

В Александрии бывали практически все звезды российского театра, не говоря уже о наших корифеях, которые приезжали сюда регулярно. Театром увлекалась и вся молодежь.

Дмитрий Чижевский, чье имя носит областная художественная библиотека, ходил в театр вместе с друзьями, билеты покупали на балкон, «где дешевле». При театре работал драмкружок, который посещал и назначенный классиком украинского советского театра и едва ли не наследником корифеев Гнат Юра, о чем свидетельствует мемориальная доска. Сам артист говорит, что выступил на этой сцене всего один раз, едва уговорив режиссера. Зато здесь часто выступал его брат, Терентий, директор театра «Сурма».

В «Сурме» начинал александриец Илья Набатов (Туровский), известный советский куплетист и исполнитель, который позже благословил на большую сцену Тарапуньку и Штепселя.

 

Театральные превращения

Александрийский театр сыграл свою роль и в становлении Кировоградского областного музыкально-драматического театра имени
М. Л. Кропивницкого. Причем не только тем, что подарил областному театру имя корифея, ведь первым имя Кропивницкого было присвоено как раз Третьему областному колхозному театру, который базировался в Александрии и в 1940-м году был переформатирован в Александрийский городской драматический театр им. М.Л. Кропивницкого. В 1941-м году коллектив театра буквально последним эшелоном успел эвакуироваться в Туркмению, где труппа работала до конца войны, а по возвращении театр в полном составе вместе с названием был переведен в Кировоград, где стал театром уже областного уровня и в этом звании пребывает до сих пор.

В Александрии создали новый, украинский драматический театр им. П. Саксаганского, который закрыли в 1952 году, как и многие другие театры в небольших городах, с формулировкой: «С целью укрепления творческого потенциала театральных трупп в областных центрах». До восстановления здания театра коллектив работал в помещении бывшей синагоги по улице Первого мая. Сейчас здание практически разрушено.

После войны, до 1950 года, здание театра восстановили, но не полностью. Зрительный зал был уменьшен с 700 до 550 мест, и после всех реорганизаций, поставивших крест на профессиональном театре в городе, здесь начали ставить спектакли аматорские коллективы, да так успешно, что в 1959-м году коллективу присвоили звание народного. В нем выступал молодой Юрий Кравченко, тот, что впоследствии сделал головокружительную милицейскую карьеру.

Одно время театром руководил Михаил Донец, один из самых известных украинских режиссеров, которого по причине беспартийности отправили на пенсию с поста главного режиссера кировоградского театра. Он практически жил на этой сцене, а ночевал в маленьком домике на территории, в котором и умер 29 января 1981 года. Но мемориальной доски, посвященной М. Донцу, на здании театра почему-то нет.

В 1954-м году здание театра понизили в статусе до заводского Дома культуры, но главным его содержанием по-прежнему оставался театр, хотя здесь находили пристанище и местные поэты литературного объединения «Джерело».

Мы часто собирались в комнатах на втором этаже и, честно говоря, не очень-то и знали о старой, самой первой театральной составляющей Дома культуры. Сейчас в этой комнате базируются реставраторы, которые занимаются возвращением театру первоначального вида, хотя это и непросто, поскольку здание пережило несколько капитальных реконструкций, последнюю – в
1986-м году, когда здание александрийского театра заблистало позолотой и было на порядок красивее, чем переделанное под казенный «дворец съездов» здание областного театра.

 

Перестройка!

Сейчас в здании александрийского театра всюду смонтированы строительные декорации. Фасад практически закончен, а внутри работы еще очень много.

Об особенностях реставрации старинного здания рассказал прораб Дмитрий Ретьман.

– Я считаю, что инженеры, проектировавшие здание, подошли к строительству очень профессионально с точки зрения акустики и функциональности. Задняя стена зрительного зала сделана овальной, согласно законам распространения звуковых волн и поглощения резонансных шумов. Она очень толстая, что тоже способствовало поглощению лишних шумов. Уровень шумов уменьшен и за счет радиальности самого зала, поскольку в зале прямоугольной формы возникают многократные отражения, и в углах звук со сцены будет некачественным. Мы, правда, не обнаружили первоначальных звуковых ниш, возможно, они были уничтожены предыдущими перестройками.

Сейчас сложно говорить об уровне аутентичности, то есть о том, что осталось от самого первого, условно говоря Цивчинского или Чибисовского зданий. Однозначно – это стены, сложенные из старинного кирпича очень высокого качества. Крыша протекала несколько десятилетий, поэтому деревянные конструкции чердаков были местами заменены на металлические, но кое-где остались и сосновые брусы.

Полы в коридорах и фойе тоже сделаны позже из мраморной крошки. Сохранились деревянные окна и двери, но, возможно, они были установлены уже после войны.

Дмитрий говорит, что здесь была хорошая вентиляция, за счет чего удавалось посезонно добиваться нужного температурного режима. Печи отопления находились в подвале, а тепло поступало по каналам, скрытым в стенах. Позже было проведено паровое отопление.

Сейчас здесь устанавливаются современные отопительные и вентиляционные системы, за счет архитектурных решений увеличивается зрительный зал. Сцена будет оборудована новым подъемным механизмом. Звуковое и световое оборудование будет самое современное. Цвет кресел в зрительном зале будет зеленым.

По причине сложности отказались от реставрации старинной люстры. К слову, во дворе театра лежат остатки рояля, я взял на память несколько молоточков. Рояль состоит на балансе культурного ведомства, но почему оно отнеслось так некультурно к музыкальному инструменту?

 

Секреты реинкарнации

Дмитрий Ретьман занимался реконструкцией и областного театра, поэтому ему есть с чем сравнивать: «Кропивницкий, елисаветградский театр больше, но этот лучше по акустическим и вентиляционным свойствам. Можно сказать, что александрийский театр функциональнее».

К слову, красоту здания не зря оценивали как с чисто архитектурной точки зрения, так и внутреннего убранства. По театральной традиции это золоченая лепнина залов и фойе, и как раз ее восстановлением занимаются настоящие мастера своего дела. Об этой части реставрационных работ рассказывает Валерий Алейников, начальник участка по реставрационной части.

– Все материалы, которые используются, были подписаны и утверждены в Киеве, в «Укрреставрации». Все более или менее технологически было подведено к тем материалам, которые использовались до первой реставрации и строительства самого здания. То есть речь идет об аутентичности. В данный момент на замену лепнины материалы используются современные, но сами рисунок и лепнина остаются максимально аутентичными.

Что касается этого здания, то, насколько я помню, в 1905-м году оно было включено в реестр, издаваемый в Париже, куда входили лучшие театры Европы. Александрийский театр занял вроде бы 88-е место, то есть вошел в сто лучших.

Работа по золотой росписи тяжелая. Мастером стать совсем не просто, зато это на всю жизнь, как у Валерия, который работал на реставрации многих объектов, в т.ч. в Кропивницком.

– Я начинал еще до того, как поступил в Харьковский художественный институт, начинал с простых работ, т.е. шпаклевка, штукатурка. По мере того, как я учился и работал, получал квалификацию. В Харькове есть учебное заведение, по окончании которого тебе выдают корочку, допустим, реставратор лепных работ, потом идет реставратор позолоты и так далее. Позолота специально выделяется, и этому специально учишься.

Кадры подучиваем потихонечку и сами. Хороших позолотчиков осталось на всю Украину, наверное, человек 50 от силы.

Я закончил художественную школу с отличием, 5 лет отучился в худшколе им. Репина, а параллельно учился в музыкальной школе.

Работы хватает, но в Украине реставрация идет не так активно, наверное, из-за средств.

В Кропивницком очень, очень много таких зданий. Город очень красивый, но все как-то не доведено до ума. Реставрировать есть что, и необходимо этим заниматься постоянно. Поймите, что если мы выполняем эту работу, то даем определенное время на гарантию.

Если брать цикличность, в том же Кропивницком, где, допустим, я 10 лет назад сделал здание, то спустя 15-17 лет к нему надо подойти хотя бы на частичную реставрацию.

А позолота лет 70 простоит. Но первоначальной позолоты здесь нет, она была потеряна еще при СССР, когда производились чистка и демонтаж.

В кропивницком театре я видел, как было до реконструкции. Дворец съездов сделали. Но после реконструкции это же совсем другое дело!

Сергей Полулях, «УЦ».