Остров, где нельзя фотографировать людей

19:06
525
views

Когда мы услышали эту историю, то сначала не поверили своим ушам, а затем поняли, что об этом нужно обязательно рассказать нашим читателям. Только представьте себе – украинский психолог и по совместительству сыровар-любитель Татьяна Тимофеева была приглашена на остров Майорка, чтобы научить тамошних жителей искусству варить сыры.

 

Татьяна – практический психолог с 20-летним стажем. Под ее началом работает центр практической психологии «Альта», в рамках которого она ведет занятия школы «Психея».

– У меня два высших психологических образования, – рассказала Татьяна. – Центр психологии «Альта» был организатором многих фестивалей и профильных конференций, в частности, одна из таких конференций проводилась вместе с Национальным олимпийским комитетом. Один из фестивалей в 2014 году длился три дня, и в последний день мой коллектив уговорил меня в качестве отдыха организовать небольшой мастер-класс по сыроделию. Все-таки психология в таких количествах – довольно грузящая вещь, за три дня люди устали от постоянной умственной работы. Я провела мастер-класс, чтобы показать – это можно делать в домашних условиях на собственной кухне. Я помню, как в воскресенье утром принесла свои сыры, которые у меня были, собрались участники мероприятия – и они были поражены. И уговорили меня провести не один мастер-класс, а целый курс по сыроварению. Мы договорились собираться раз в неделю, по средам, я рассказывала, что и как делать, делилась технологиями и нюансами. Сыроделие построено на огромном количестве нюансов. Мои слушатели проходили занятия, потом дома готовили сыры, приносили их на следующее занятие, и мы все вместе их дегустировали. В том первом потоке была Наталья Русецкая, на тот момент сотрудник банка. Сегодня она вместе с мужем готовит сыры под собственным брендом.

– А вы сами как пришли к сыроварению?

– Я решила заняться самостоятельным изготовлением сыров, потому что в тот момент в Украине сложно было найти качественный сыр, хорошие качественные сыры завозились мало. Покупая даже самый дорогой продукт, нельзя было быть уверенным, что в нем нет «лишних» ингредиентов. Крафтового сыроварения тогда в Украине как такового еще не было. А корни этого увлечения находятся в другой моей страсти – путешествиях.

Я – заядлая путешественница, не могу на одном месте сидеть долго. На сегодня уже посетила 28 стран. Причем меня не очень интересуют общеизвестные туристические достопримечательности, я хочу всегда видеть глубину культуры, образ жизни людей той страны, куда еду. Поэтому я часто съезжаю с проторенных дорожек, люблю углубляться в сельскую местность, куда туристы не заглядывают. Эта любовь к путешествиям у меня соединилась с любовью к качественной, здоровой еде. Есть мнение, что здоровая еда – невкусная, но это совсем не так. Я очень люблю готовить, причем готовить именно здоровую еду. И это, собственно, привело меня к сыроделию. Сыр – единственный жирный продукт, который диетологи рекомендуют употреблять в пищу при диетах для похудения. С единой поправкой – этот сыр должен состоять из молока, закваски, фермента и соли. В Италии я познакомилась с женщиной – крафтовым сыроваром, и именно она научила меня готовить мои первые сыры.

– Какой же был первый самостоятельно приготовленный вами сыр?

– Сложный! Сейчас я его редко готовлю, но первым был чеддер.

– А сами какие сыры любите?

– Сыроделию я уделяю, как правило, один день в неделю и готовлю пять-шесть видов сыра из тех, по которым навыки уже отточены. Но я продолжаю познавать эту сферу и открывать для себя новые сыры с другими технологиями.

С этого первого курса занятий у Татьяны началось второе направление преподавательской деятельности. И началось оно с курьеза.

– Я вела еще свой первый курс по сыроделию, об успехах моих студентов говорили фотоотчеты в Facebook. И вот в 17.00 должно начаться очередное занятие, а в 16.00 мне звонит женщина с вопросом: «На какой станции метро вы находитесь?» Когда я ей объяснила, что мы находимся не в Киеве, а в Кировограде, она очень расстроилась. Спросила, смогу ли я приехать в Киев, чтобы провести такой же курс. Да, отвечаю, если вы соберете группу, с удовольствием приеду. Она собрала группу, и я поехала. Выяснилось потом, что я – это без ложной скромности – была первым человеком, который проводил курсы сыроделия в Украине. На тот момент информации по этому делу было недостаточно  – несколько сайтов с рецептами, и все.

Татьяна с курсом сыроварения объездила всю Украину – оказалось, что запрос на качественные домашние сыры у нас значительно превышает предложение. Он же – своего рода вотум недоверия крупным производителям молочной продукции. После курса занятий в Киеве одна из учениц Татьяны также вплотную занялась сыроварением и создала собственный бренд. Многие из ее учеников покинули пределы Украины и разъехались по разным странам. Собственно, благодаря этому и случилась поездка на Майорку.

– Одна из моих бывших студенток там живет, – рассказала Татьяна. – Каким-то образом она смогла собрать группу из семи человек – все выходцы из русскоговорящих стран. Не было никакой завлекающей кампании, никакой рекламы, сработало старое доброе сарафанное радио. В общем, ее друзья ее очень попросили, она списалась со мной и пригласила. Я на Майорке еще не была, поэтому согласилась.

Путешествие на Майорку стало для Татьяны первым, в котором она не только познавала тонкости сыроварения, но и делилась ими с другими людьми. Мы об этом прекрасном месте знаем мало: элитный курорт для богатых и мировых звезд – вот, собственно, и все.

– Это действительно так, – говорит Татьяна. – Майорка – невероятно роскошный остров. Причем роскошно все – от построек, качества обслуживания до пейзажей. Я объездила много греческих и не только островов, но Майорка меня покорила. В первый день прямо из аэропорта мы поехали на пляж вместе с моими сырами, чтобы сделать фотографии. Я была в полном восхищении – это был самый красивый пляж, который я только видела. Для местных же это был обычный, среднестатистический пляж.

– Вы увидели этот остров, так сказать, изнутри. Как думаете, благодаря чему он заслужил славу одного из самых дорогих курортов? Что привлекает туда сильных мира сего? Для этого ведь недостаточно только природных красот.

– На Майорке очень размеренный, спокойный ритм жизни, нет напряжения. А еще есть такая особенность у людей – они всегда готовы помочь тебе, причем не потому, что хотят чего-то взамен или так надо, а просто из уважения. У нас была такая ситуация: мы с сыном стояли на остановке, нужно было ехать в Пальму, столицу Майорки. Останавливается очень дорогая машина, и женщина что-то нам говорит на испанском языке. Мы не понимаем, но она продолжает говорить и все-таки каким-то образом ей удается объяснить нам, что сегодня автобус останавливается на другой остановке. Эта дама – явно очень состоятельный человек, она могла бы вообще не обратить на нас внимания. Или сказать, увидеть, что ее не поняли, и уехать. Но она не пожалела времени и сил, чтобы помочь.

– А насколько дорого там жить?

– На Майорке очень дорогая недвижимость. От многих я слышала такую фразу: «Здесь жить хорошо, если у тебя решен вопрос с жильем». Цены на недвижимость исчисляются сотнями тысяч евро, аренда вилл стартует от нескольких тысяч в месяц. Но сама жизнь обходится не дороже, чем в других европейских странах. Некоторые продукты дешевле, чем в Украине. Особенно мясные, и это тоже впечатляет: Испания, к территории которой принадлежит Майорка, – страна жаркая, но почему-то там производство мяса выходит дешевле, чем у нас, на плодороднейших украинских черноземах. Цены на хамон, например, стартуют от 10 евро за килограмм. Но есть и хамон по 150 евро. Меня заинтриговала такая разница в ценах, я стала спрашивать, почему это так. И мне объяснили: все зависит от того, как кормят свинку. Если ее кормят только зерном, хамон из нее будет дешевый. Если в рационе зерно и трава, то есть ее выпасают, цена становится выше. Самый дорогой хамон – из свинки, которая питалась только на выпасе.

– Чем еще занимаются жители Майорки, кроме обслуживания туристов? Есть на острове какое-то производство, сельское хозяйство?

– Нет. Майорка в прошлом году вошла в тройку самых экологически чистых островов мира, и это в том числе благодаря тому, что на нем запрещено любое промышленное производство, кроме строительства. Так что Майорка – это остров, который ничего материального не дает, разве что отдых, красивые пейзажи, умиротворение. Но он много потребляет. Из бизнеса там развивается туризм и все, с ним связанное. Почти у каждого жителя побережья есть домик или пристройка к вилле, которую он сдает в аренду туристам. Хозяйка виллы, где я жила, такую пристройку сдавала по 100 евро в сутки, но только «своим». 100 евро в день – это очень бюджетно для Майорки.

– Ваше основное сырье – молоко – тоже привозное?

– Нет, на Майорке есть фермы. Но они скорее похожи на украинские зажиточные хозяйства. На той ферме, где мы покупали молоко, содержалось около пары десятков коров, здесь же, во дворе, бегали куры. Опять же, все экологически чистое. Кстати, молоко на Майорке значительно отличается по вкусу от украинского, оно просто бесподобно.

– А много ли вам повстречалось наших соотечественников?

– Начнем с того, что группа, у которой я вела курс, состояла из выходцев из постсоветских стран. Но некоторые из них живут на Майорке по 15-20 лет. Один парень из нашей группы, Михаил, часто вообще забывал, что нужно говорить по-русски, и переходил то на французский, то на испанский. Вообще именно в этой поездке я узнала, что в Испании просто огромная украинская диаспора, она уступает разве что канадской. Если говорить о Майорке, то сами майоркинцы считают, что это – не совсем Испания, потому что последняя перепись населения показала: на острове живет 119 национальностей. В районе, где я жила, одна вилла принадлежала грекам. Еще одна, просто огромного размера, – в ней жил то ли китаец, то ли вьетнамец.

– И как все эти люди находят общий язык?

– Не знаю, честно. Учитывая то, что ни немцы, ни испанцы не любят общаться на английском… Тем не менее, все они уживаются вместе. Я в каждом путешествии стремлюсь узнать некие негласные законы, по которым живут люди, и такой закон есть на Майорке: здесь нельзя фотографировать людей. Пляжи можно, а людей на них – нет. За это можно угодить в тюрьму.

– С чем связан этот странный запрет?

– Думаю, с тем, что на Майорке отдыхает много знаменитостей. Я как-то видела проезжающего в кадиллаке Джейсона Стетхема. Мне кажется, так эти люди защищают право на свой спокойный отдых.

Беседовала Виктория Барбанова, «УЦ».