Еще раз про Ингул

13:00
722
views

Кажется, что усилия журналистов «Украины-Центр», направленные на привлечение внимания общественности к главной проблеме реки – ее спасению, а не просто окультуриванию берегов в виде помпезной набережной, дали результат. Даже проектировщики набережной начали предлагать способы повышения уровня реки и возобновления течения в пределах Кропивницкого.

 

На днях в городском совете состоялось совещание, посвященное реализации начального этапа реконструкции набережной – условно говоря, документального. Но хотелось бы, чтобы в таком важном вопросе, как будущее реки, организаторы собрали бы более широкое представительство участников. Опыт проведения таких мероприятий у нас есть. Достаточно вспомнить хотя бы конференцию, посвященную проблемам систем теплообеспечения города, в которой принимали участие крупнейшие специалисты Украины и профильные научно-исследовательские институты. И здесь, прежде чем что-либо проектировать относительно Ингула, необходимо провести научную конференцию с привлечением ученых-гидрологов, НИИ, представителей наших и зарубежных территорий, где раньше уже были реализованы проекты по спасению малых рек.

Первый вывод, сделанный по материалам совещания, достаточно негативный – некачественно подготовлена документация. Экспертная организация забраковала название, как не соответствующее сути предполагаемых работ. В проекте идет речь о реконструкции набережной «от улицы Михайловской до ул. Киевской», но на большем протяжении этого участка реконструировать нечего, так как ничего не было построено. В смысле, нет бетонных берегов, но ведь проектанты о чем-то думали, когда подавали документы? Интересно, о чем? Неужели о стоимости, которая возрастает от объемов строительства? Название, конечно, можно поменять, что и было сделано, и теперь ограничились реконструкцией набережной на участке от ул. Михайловской до ул. Вокзальной. Кроме этого, ГП «Укргосстройэкспертиза» вернула технико-экономическое обоснование работ, которое не прошло несколько экспертиз, в частности, нет оценки влияния на окружающую среду. Эта норма появилась в Украине несколько лет назад, и эту оценку должны давать не абы кто, а специализированные или лицензированные организации, что значительно повышает стоимость подготовки документов, – за экспертизу необходимо заплатить. Есть подозрение, что это всего-навсего очередная «прокладка», на этот раз общественно-экологическая, созданная для распыления бюджетных средств или денег заказчика. В общем, без этого никак, но и это не главное. Главное, что нет внятного проектного задания от города, в котором бы черным по белому было написано: «Первоочередной целью реконструкции или строительства набережной должно стать возобновление необходимой скорости течения для самоочищения Ингула путем повышения притока воды до необходимых значений» или что-то похожее. Другими словами, сначала спасите реку, а потом украшайте берега. Возможен и вариант параллельного решения поставленных задач, но спасение реки должно стоять во главе угла.

Но похоже, что именно это требование является как бы условием второго плана, поскольку финансирование разработки проекта уже началось, для чего запланировано около полутора миллионов гривен, из которых 500 тысяч уже «отгружено», а весь проект реконструкции на сегодняшний день предварительно оценивается в 200 миллионов гривен! Напомним, что начинали вообще с одного миллиона, которые выиграл претендент на «Громадський бюджет». Как бы желание во что бы то ни стало «освоить 200 лямов» не превратилось для чиновников в навязчивую идею, но на то и щука в Ингуле, чтобы карась не дремал. В смысле, чтобы сотни миллионов гривен не утонули в стоячей воде Ингула, не принеся никакой пользы ни реке, ни городу. Поэтому мы и возвращаемся к теме спасения реки, тем более что появились реальные предложения по возобновлению притока воды.

 

Водные процедуры

Как всегда, первыми на предложения по наполняемости Ингула отреагировали социальные сети, иногда достаточно радикальными мерами: «А давайте откроем дамбы на гидротехнических сооружениях, вот река и самоочистится!» Правда, никто как-то не подумал, что меньше чем через сутки покажется бетонное дно Ингула в центре города, а через несколько дней можно будет посмотреть, что такого интересного лежит на дне Новониколаевского водохранилища возле ТЭЦ, а заодно остановится и сама электростанция. После этого придется долго и, скорее всего, тщетно ожидать, когда же эти водохранилища снова наполнятся водой, потому что пополнение реки из притоков практически отсутствует, и это осознают все. В номере «УЦ» от 1 августа этого года были опубликованы соответствующие предложения. Главный архитектор проекта реконструкции Владимир Рак предлагает перенести ливневые коллекторы, по которым талые и дождевые воды сбрасываются ниже дамбы Михайловского моста, выше по течению, чтобы они пополняли центральное водохранилище, то самое, что сегодня заключено в вертикальных бетонных берегах. Кроме этого, он предлагает отремонтировать или достроить дренажные коллекторы по обеим берегам бетонного водохранилища. Эти меры должны многократно повысить приток в центральную часть Ингула и восстановить необходимое для жизнедеятельности течение.

Правда, возникает несколько вопросов. Если переносить коллекторы по сбросу дождевых вод выше по течению, то как заставить эти самые воды направиться вверх, когда они, согласно закону о сообщающихся сосудах, всегда стремятся попасть на нижние уровни? Проще говоря, если часть дождевых вод с высокого правобережья еще можно направить в центральную часть Ингула, то с исторической частью и территориями, лежащими ниже по течению, дело хуже. Наверное, надо думать о каких-то перекачивающих мощностях и инженерных решениях, но дело еще и в том, что ливневые или талые воды имеют сезонный или временный характер, – дожди идут далеко не каждый день, и большую часть времени эти коллекторы будут стоять сухими, так же, как и сейчас. Опять же, в сильные ливни из коллектора, расположенного ниже Михайловского моста, бьет такая мощная струя грязной воды, что о каком-либо очищении Ингула говорить не приходится.

Есть вопросы и к дренажному коллектору, который представляет собой тянущиеся по обеим берегам железобетонные трубы, расположенные на уровне русла. При строительстве центрального водохранилища в 1974-м году их построили для того, чтобы, условно говоря, конденсат, который собирается на внешней стороне бетонных вертикальных блоков, стекал в канавки и через сборные колодцы возвращался в реку, но уже ниже по течению. Эти дренажные канавки и сборные колодцы остались недостроенными, и в каком они состоянии сейчас, сказать трудно. Поэтому предложение пополнить за счет дренажа уровень воды в Ингуле как бы дельное, но стоит подумать и о том, что стыки между плитами уже давно не герметичные, и вода спокойно дренирует как из реки в прибрежную зону, так и обратно.

Доцент кафедры географии и гео­экологии Центральноукраинского педуниверситета Ольга Гелевера предлагает более радикальный способ наполнения Ингула, основанный на ревизии имеющихся в бассейне реки и выше города водохранилищ и ликвидации хотя бы части из них. По ее подсчетам, в водохранилищах и ставках, практически остановивших приток воды в нашу главную реку, имеется до 120 миллионов кубометров воды, и этого количества хватит, чтобы Ингул стал полноводным. С ней трудно не согласиться. Из-за зарегулированности системы в море не доходит почти треть днепровской воды. В Таиланде из-за строительства в Китае нескольких десятков электростанций и водохранилищ до критических значений обмелел Меконг, и там тоже предлагают демонтировать некоторые гидросооружения. И с предложением Ольги Гелеверы арифметически все вроде бы хорошо – необходимо провести аудит и ликвидировать ненужные ставки и водохранилища, особенно те, за которыми нет ухода, а освободившаяся вода прямиком попадет в Ингул. Но и тут не все так просто. Дело в том, что между ставками и водохранилищами практически отсутствует русло реки, и вода не потечет, куда ей укажет человек, а растечется по близлежащим поймам, превращая их в болота. За примером далеко ходить не надо, достаточно посмотреть с объездной между старой и новой Лелековками, как тоненькое русло Ингула просто исчезает среди трав и болот. Это русло не способно принять свежую воду из осушенных выше по течению водохранилищ! И потом, любой ставок – это своего рода аккумулятор влаги в нашей маловодной местности, так что надо хорошо все обдумать, прежде чем открывать дамбы. Есть примеры, когда на месте высохших ставков так ничего и не появляется взамен.

Наверное, все же лучше сосредоточиться на спасении всех вод­ных объектов, причем в рамках комплексной и всеобъемлющей программы, поскольку надо расчищать заросли на водоемах, оздоравливать их и углублять заиленные русла. Это касается и малых рек и ручьев в черте города. Сама Ольга Федоровна говорит, что заиленное русло – не проблема, вода сама найдет способ попасть в Ингул – по подземным протокам, которые никуда не делись. Вот только расчищать русла, то есть начинать работу с прудами и водохранилищами необходимо с ближайших к городу, т.е. с нижнего течения, иначе заилим и те, что есть. Нетрудно предугадать и реакцию территориальных громад на предложение ликвидировать на их территории водоем, многим кажется, что у нас их и так не хватает. С чем можно согласиться сразу, так это с предложением начать залеснение берегов между населенными пунктами и борьбой за прибрежные защитные полосы. Это таки задача, потому что лесистость берегов в бассейне Ингула не достигает и трех процентов, что намного ниже общего показателя даже нашей малолесистой Кировоградщины.

В общем, кардинального решения проблемы, а главное – достаточно быстрого, рассмотренные предложения не обещают. Вода в них вроде и присутствует, а по факту ее может и не оказаться. Поэтому рискнем предложить революционный вариант. Дело в том, что Кропивницкий ежесуточно получает около 50 тысяч кубометров днепровской воды, которая после использования не возвращается в систему, а исчезает на полях фильтрации где-то в районе Первозвановки или, как говорят, попадает в Ингул. Вот если бы очистные сооружения, кстати, так и не достроенные, реконструировать или построить заново с тем, чтобы полностью очищенная вода попадала в Ингул, но не ниже Кропивницкого, а выше него по течению? Сразу отвечу на замечания о невозможности рассмотрения этого варианта ввиду имеющихся рисков. Риски необходимо сводить к минимуму, и это задача для проектантов и инженеров. В США, к примеру, очищенные воды вообще возвращают в систему водоснабжения, и никто этим особенно «не переймається». Простые подсчеты показывают, что количества днепровской воды хватит, чтобы за 10 дней полностью заполнить Новониколаевское водохранилище, из которого, собственно, и проистекает Ингул в черте города. Причем с регулярным пополнением воды, что обеспечит необходимую скорость течения реки и ее самоочищение. Если учесть, что проблема достройки имеющихся очистных сооружений в Кропивницком актуальна и сегодня и облсовет даже выделяет для этого какие-то деньги, то об этом предложении стоит подумать более предметно.

Другой вопрос, на который проектанты пока не обращают внимание, – это сама концепция обустройства берегов Ингула в черте города. Их как магнитом тянет добетонировать то, что недобетонировали отцы. Дело,как говорится, вкуса, но почему бетонные берега лучше, чем зеленые и чем они полезнее для самой реки, – проектанты не говорят. Но, судя по проблематике, которую озвучивают сами проектанты, от бетонных берегов никакой пользы – один вред.

Сергей Полулях, «УЦ».