Огонек керосиновой лампы

15:32
0
370
views

Это случилось чуть больше двух лет назад. Наш город стал рекордсменом по установленным рекордам. Это событие скромно осветили некоторые СМИ, «УЦ» в том числе. Но, по мнению инициатора события коллекционера-рекордсмена Игоря Шатохина, резонанса, соответствующего произошедшему, не случилось. Давайте реабилитироваться.

История: «… третий этаж одного из корпусов летной академии превратился в огромный выставочный зал: металлические скульптуры Евгения Василевского и бумажные самолеты Игоря Шатохина, потрясающие коллекции пластиковых стендовых моделей и керосиновых ламп. Официально это мероприятие называлось “Кропивницкий – город рекордов”, поскольку за один час в нашем городе было зафиксировано 12 рекордов Украины. Причем последний из них – рекорд по количеству одновременно зафиксированных рекордов», – писала «УЦ» в июне 2017 года. Мы кратко, обзорно описали представленные коллекции. А теперь давайте вникнем в то, что для наших земляков стало важной составляющей их жизни.

Сергей Ворона «в миру» работает экспертом-криминалистом. Ему всего 32 года. Сложился стереотип, что коллекционеры, тем более рекордсмены, люди солидного возраста. И вдруг – молодой человек, имеющий стаж собирательства почти десять лет. Он обладает самой многочисленной в Украине коллекцией керосиновых ламп.

Даже пока это все не видишь, понимаешь, насколько тяжело собрать эти предметы и насколько это все исторически ценно. А когда смотришь на стеллаж, берешь в руки лампу, испытываешь восторг и трепет: сколько комнат, помещений, пространств, жизней это все освещало!

Все началось с керосиновой лампы, которую достали с чердака дедовской хаты. Это была «летучая мышь» – старая, грязная. Сергей собственноручно ее почистил и увидел уникальность, красоту и ценность, казалось бы, обычного и распространенного предмета быта. Второй лампой в коллекции стал железнодорожный керосиновый фонарь другого деда. И процесс был запущен. «Я тогда ничего не понимал в керосиновых лампах. Пошел на барахолку и притащил домой два огромных пакета керосинок, их было четырнадцать. Друзья посмеялись, но я уже знал, что меня не остановить», – вспоминает коллекционер.

С каждым годом коллекция становилась все изысканнее, утонченнее, «раритетней». Уже обращалось внимание не только на лампы, но и на их фрагменты. Одно стекло с клеймом или фитиль может быть ценнее керосинки в сборе. И есть определенный азарт в том, чтобы из приобретенных в разных местах и в разное время частей собрать целую лампу, идентичную оригиналу.

Сергей стал интересоваться всем, что связано с темой коллекции. Так у него появились документы, фотографии, жетоны, значки, марки. Есть даже инструкция к керосиновой лампе. О фирмах, выпускавших керосинки, их формах, модификациях, применении, людях он может рассказывать бесконечно. Оказалось, считается, что первые керосиновые лампы появились в 1853 году. Их придумали аптекари Игнатий Лукасевич и Ян Зех во Львове.

У Сергея есть коллеги по коллекционированию керосиновых ламп. Он со всеми знаком. Живут они в Ужгороде, Железном Порту, Одессе, Киеве, Полтаве. Несколько лет назад коллекция выставлялась на всеобщее обозрение на День города.

Бытовые, уличные, шахтерские, морские, железнодорожные, даже велосипедные, мотоциклетные и автомобильные… Все это есть в коллекции. Есть таганки и керогазы. Лампа «Чудо» Отто Мюллера из Берлина. Лампы с отражателями и противовесами. Настольные и бра. Царские, советские, немецкие, китайские. Есть даже фрагменты керосиновой люстры. И даже гильза времен Второй мировой войны, которую использовали как осветительный прибор в блиндажах.

Увлечение Сергея поддерживает его жена Инна. Она вспомнила, как муж попросил ее перемыть все лампы и переживал, чтоб она не разбила стеклянные колбы. Сетует, что жилищные условия не позволяют удобно расположить всю коллекцию.

Диплом рекордсмена в 2017 году Ворона получил за 150 предметов коллекции. Но она гораздо больше. Сергей намеренно не считает лампы, так как точный счет – определенный итог, а подытоживать он не собирается.

«У каждой из них есть свой характер,говорит Сергей о лампах. – Одна легко ко мне приходит: увидел на сайте, заказал, нашлись деньги, оплатил и получил. А бывает, что в течение полугода нет никаких поступлений. И в такие периоды мне кажется, что они на меня за что-то обижаются».

Многие лампы можно использовать, они в рабочем состоянии. Бывает, что «приходят» даже с остатками керосина на дне. Сергей их тщательно вымывает, чтобы в доме не было специфического запаха. Коллекция размещается на специальных стеллажах и на полках в шкафчике. Но большая ее часть хранится в гараже. Нет места для всего скарба, которым обладает коллекционер.

Как-то ему предложили сделать керосиновые лампы предметом интерьера одного из кафе города. Сергей отказался. Сказал, что в кафе не зайдут дети, чтобы это все увидеть, а ему очень хочется представить историю ламп широкой аудитории, детской в том числе. Сын Ростислав, хотя еще маленький, пытается своими ручонками помогать папе реставрировать керосинки. И Сергей очень надеется, что он увлечется коллекционированием и продолжит дело отца. А еще Сергей Ворона мечтает о том, чтобы его коллекция украсила небольшой уютный музей.

Когда Сергею говорят, что у кого-то на даче среди хлама лежит обычная керосиновая лампа, он отвечает, что обычных не бывает. Каждая из них представляет свою ценность, каждая оригинальна и уникальна. Так что если у кого-то есть керосинка, которую выбросить жалко, а деть некуда, передайте в коллекцию Сергея Вороны – подарите раритету вторую жизнь.

Елена Никитина, «УЦ».