Польский памятник нашему Олеше

16:05
0
330
views

В Кропивницком в один день открыли сразу две памятные доски, посвященные людям, чья судьба связана с нашим городом. Знаменитому писателю Юрию Олеше и двум полякам, выпускникам Кавалерийского училища, Владимиру Дунину-Жуховскому и Григорию Долива-Добровольскому. Оба они по окончании училища служили на стороне Украинской народной республики, оба погибли в 1939-м при разделе Польши между Германией и СССР.

 

Кстати, для многих почему-то стало откровением, что Юрий Олеша – поляк. Это правда, и первое его имя Ежи Олеша. Желание хоть как-то увековечить память великого земляка возникло очень давно. Когда-то «Украина-Центр» писала: «Очень странно и даже неприлично как-то, что до сих пор у нас в городе не было ни улицы Олеши, ни какого-то памятного знака, ни даже скромной мемориальной доски.

Конечно, поклонников Олеши можно отправить в Одессу – там есть и улица Олеши, и переулок, и мемориальная доска, и даже небольшой памятник, правда, групповой,  – “Одесская школа”, Олеша там изображен вместе с Катаевым, Багрицким, Бабелем, Инбер и Кирсановым. Это справедливо: в Одессе Олеша вырос, в Одессе стал писателем. Но почему мы не можем, не умеем гордиться тем, что родился он здесь – в Елисаветграде?»

Кстати, в чем-то те слова оказались прозорливыми. Насчет «скромной мемориальной доски». Еще два года назад Ассоциация польских журналистов Украины выиграла небольшой грант на увековечивание памяти Юрия Карловича в его родном городе. Почему же дело затянулось аж на два года? Сложный вопрос.

Очень долго подбирали место. Дома, в котором родился Юрий Олеша, он располагался на нынешней улице Шевченко между Пашутинской и Тарковского, нет. Инициаторы предложили разместить доску на здании детской областной библиотеки имени Шевченко, что логично, ведь Олеша был и детским писателем, «Три толстяка» – сказка для детей. Но… Что-то не срослось. Искали другое место. Нашли дом, где жил дядя Юрия Олеши, Мамерт Антонович Олеша, наверняка маленький будущий писатель там бывал. Это здание на углу Шевченко и Чорновола. В итоге там и разместили памятную доску. Очень скромную мемориальную доску. По виду абсолютно такая, как делают сейчас десятки мастерских в областном центре для установки на могилах. Тот же камень, тот же стиль. Неужели писатель не заслужил чего-то более близкого к искусству?.. Видимо, ограниченность в средствах в первую очередь сказалась, хотя и городской совет оказал помощь.

А вот памятная доска Дунину-Жуховскому и Долива-Добровольскому – настоящий барельеф, одна из последних работ недавно ушедшего из жизни нашего скульптора Виктора Френчко. Расположена она недалеко от памятника Наталке Полтавке, на стене казарм бывшего кавалерийского училища.

Так или иначе, все равно хорошее дело сделано. И есть какой-то символизм в том, что памятная доска Олеше размещена на здании, в известном подвальчике которого многие годы собиралась творческая интеллигенция города, большинство местных писателей и поэтов. Пусть доска неказиста, но будем считать, что это лишь начало.

Мотивацией для увековечения нашего земляка было то, что я помню со студенческих лет. Когда учился в Одессе, много разговоров было об этом писателе, и меня удивило, что он открыто во времена сталинских репрессий говорил о своем польском происхождении. С тех пор это запечатлелось в моей памяти, и когда я вернулся в Кропивницкий, всегда думал увековечить память об этом человеке», – сказал на открытии доски один из инициаторов ее появления, председатель областной организации польских журналистов Виталий Плинский.

«Он прославился тем, что написал роман-сказку для детей. Писать для детей, имея сложный взрослый опыт, – это искусство. Я думаю, он имеет право быть уважаемым как настоящий писатель и житель Кропивницкого», – сказал приехавший к нам консул Посольства Республики Польша в Киеве господин Яцек Гоцловский.

Геннадий Рыбченков, «УЦ».