И все-таки она строится!

13:50
808
views

После материалов о жизни города атомщиков Южноукраинска и самой атомной станции никак нельзя обойти вниманием и строительство такого уникального энергетического объекта, как Ташлыкская гидроаккумулирующая электростанция (ТаГАЭС), тем более, что она составляет единый комплекс с ЮУ АЭС, в который входит и Александровская ГЭС.

 

Как и на АЭС, экскурсию по ТаГАЭС проводил специалист управления информации станции Александр Рудоман, обладатель ценного массива данных, которых вполне хватило бы для популярного издания о строительстве и работе нашего Южного потока. Между прочим, свои историко-технические экскурсии Александр Иванович, уроженец Донбасса, после 2014 года принципиально проводит исключительно на украинском, и, что интересно, в национальной интерпретации все сложные технические термины звучат абсолютно органично.

 Как казаки энергию теряли…

Этот энергетический комплекс (хорошо бы дать ему хотя бы неофициальное название типа «Південне сяйво») как будто был запланирован самой природой. Именно в этом месте сходятся глубокие каньон реки Южный Буг и балка Ташлык (не путать с рекой Черный Ташлык, которая протекает по территории Кировоградщины), что создает отличные условия для строительства гидроаккумулирующей станции. Еще ниже по течению Буга находится плотина сравнительно небольшой Александровской ГЭС, которая тоже входит в этот энергетический комплекс и способствует его функционированию: поддерживает уровень Южного Буга и регулирует пропуск паводков. Интересно, что Александровская ГЭС была возведена в 1999 году на средства атомщиков практически рядом с первенцем легендарного плана ГОЭЛРО (Государственная комиссия по электрификации России), если кто забыл, утвержденного в декабре 1920 года. Сохранились плотина и остатки производственных зданий. Это была Вознесенская ГЭС мощностью всего 470 кВт – вообще первая украинская гидроэлектростанция, которую открыли в мае 1927 года. После реконструкции ее мощность увеличилась вдвое, но она выработала отведенный ей ресурс и была выведена из эксплуатации в 70-х годах прошлого столетия. Но и это еще не точка отсчета украинской гидроэнергетики, потому что проект строительства этой станции существовал аж с 1911 года. Очевидно, реализации проекта помешали военные и социальные катаклизмы.

На действующем макете хорошо видно, как работает весь энергетический комплекс. Гидроагрегаты ТаГАЭС работают в режиме «турбина-насос», т.е. ночью, когда появляются излишки электроэнергии, вода из Буга закачивается в верхнее водохранилище, а в часы пик, когда потребление электричества значительно вырастает, насосы превращаются в турбины. К ним из верхнего водохранилища по водоспускам поступает накопленная раньше вода и таким образом вырабатывается дополнительная электроэнергия. Кроме всего, это аварийный резерв всей энергосистемы и мобильный инструмент управления маневровыми энергетическими мощностями юга Украины. При переизбытке производства электроэнергии приходится снижать мощности АЭС и ТЭС, что за несколько минут сделать невозможно. А здесь мощности вводятся и выводятся, условно говоря, одним нажатием кнопки.

Но пока что ТаГАЭС работает далеко не на полную мощность, которая запланирована в количестве 900 МВт электроэнергии. Фактически это дополнительный энергоблок-миллионник атомной станции, правда, сейчас мощность двух гидроагрегатов составляет всего 320 МВт, и причины, по которым Украина недобирает мощностей, лежит в экологической и отчасти этнографической плоскости.

Строительство гидроаккумулирующей электростанции началось в 1981 году, но первых два гидро­агрегата были поочередно введены в эксплуатацию только в 2006 и 2007 годах. Проект был фактически заморожен после Чернобыля, когда активизировались «зеленые». На закате эпохи СССР защита природы была самой ходовой темой, благодаря чему остановили строительство целлюлозного комбината на Байкале или поворот сибирских рек, правда, угробили Аральское море. Заодно остановили и строительство ТаГАЭС, больше потому, что она находилась вблизи ЮУ АЭС, хотя вода от атомной станции охлаждается в совершенно закрытом искусственном водохранилище объемом 88 миллионов кубометров и к Южному Бугу не имеет отношения.

Ободренные успехом, защитники украинской природы усилили натиск, и одновременно с ужесточением природоохранного законодательства в 1989-м году на Южном Буге был создан региональный ландшафтный парк. Все эти природоохранные меры «зарубили» реализацию других энергетических проектов, потому что под затопление попадали знаменитые Мигиевские пороги, место зимовников запорожцев. Строители с ТаГАЭС ушли, успев заармировать только три водоспуска из 10-ти пробитых в толще гранитов. Именно по ним вода из верхнего водохранилища, собственно аккумулятора, должна была попадать на турбины ТаГАЭС. Как теперь регулировать энергетические мощности, было неясно, пока в дело не вмешалась та, чьим именем остановили строительство, т.е. природа.

27-го ноября 2000 года, в результате жесточайшего гололеда, была уничтожена ЛЭП, по которой транспортировалась электроэнергия ЮУ АЭС. Толщина льда на опорах и проводах достигала 18-ти сантиметров. В общем, атомная электростанция остановилась, и под угрозой оказалась вся энергосистема Украины. После такого форс-мажора правительством было принято волевое решение о продолжении строительства ТаГАЭС, но проект пришлось изменить. Из-за того, что вода из Ташлыкского водохранилища-охладителя законом была определена как техническая, его нельзя было использовать в качестве водоема-аккумулятора. Пришлось создавать отдельный водоем, и в результате получилось верхнее водохранилище объемом всего 4 миллиона кубометров. Этой воды хватает на два часа работы ТаГАЭС, тогда как объем водоприемника должен составлять почти 90 миллионов кубометров воды, чтобы Ташлык мог в перспективе выдавать запроектированные 900 МВт.

Чтобы повысить объем верхнего водохранилища ТаГАЭС хотя бы до 72-х миллионов кубов для стабильной работы трех гидро­агрегатов, необходимо поднимать имеющийся уровень. От уровня воды зависит и сила давления на турбины, поэтому это важно и с точки зрения эксплуатационных возможностей. Но вся проблема в том, что около тридцати гектаров территории проектного водохранилища имеют статус Национального парка Бугский Гард, который был создан указом президента Виктора Ющенко, как известно, большого любителя этнографии. Защитники окружающей среды стоят стеной против наращивания плотины, потому что под затопление попадает территория, где растут эндемики и живут некоторые виды краснокнижных рептилий или жуков. Сторонники строительства на это возражают, что наводнения происходят каждую весну и змеи с жуками прекрасно выживают, как и растения, и вообще, важнее «добробут населення». Именно такие слова прозвучали на слушаниях по поводу продления срока эксплуатации третьего энергоблока АЭС и перспектив развития региона. Вопрос остается открытым, наверное, до следующей подсказки природы, но монтаж мощностей все-таки продолжается.

 Альтернативы нет

Днем ТаГАЭС почти безлюдна. На главном щите управления дежурят два инженера, которые контролируют приборы и ожидают команду на запуск турбоагрегатов в нужном режиме. Огромный, как здание аэропорта, машинный зал кажется пустым, но два турбоагрегата готовы в любой момент включиться в работу, а чуть поодаль ведется монтаж третьего. Здесь тоже есть свои традиции. При сдаче в работу первого турбоагрегата в небо был запущен зонд с вымпелом, за обнаружение которого полагалась премия. Она была выплачена жителям села в Устиновском районе Кировоградской области, которые нашли вымпел.

В зале над поверхностью пола видна только верхняя часть агрегатов, работу которых контролирует самая современная электроника. Причем это не просто агрегаты №1 и №2 – при пуске их не только освятили, но и дали вполне человеческие имена – Мария и Антонина. Имена турбин, как принято в гидроэнергетике, занесены в особые святцы.

Повторимся, что эти «девушки» готовы работать, но пока сдерживают свою страсть к выработке электроэнергии в силу уже известных читателям причин. Тем не менее, инженеры продолжают работать над рождением третьей сестры. Ее тело находится в вырубленной в скале огромной вертикальной нише диаметром около 20-ти метров. Сейчас идет подготовка к одной из самых сложных операций – в статор заводится ротор и монтируется крышка агрегата. Секции статора изготовлены в Харькове, а вес ротора составляет 680 тонн! Его опускают на место двумя мостовыми кранами одновременно, и работа настолько ювелирная, что максимальные допуски между «детальками» – всего 1,5 миллиметра. Вес рабочего колеса – 110 тонн, так что все очень солидно, серьезно и мощно. Чуть дальше подготовлены ниши и фундаменты для турбин № 4, 5, 6, но напомним, что по первоначальному проекту их должно быть десять. Как видим, даже самая экологически чистая энергия с трудом пробивает себе путь в нашем природоохранном законодательстве, поэтому самое время поговорить об альтернативной энергетике.

На вопрос о перспективах развития комплекса и вообще путях украинской энергетики главный инженер ЮУ АЭС Николай Феофентов задал встречный вопрос: а можно ли убрать из генерации 60 % электроэнергии, которые за сутки вырабатывают украинские АЭС? Кстати, это говорит не просто специалист-энергетик, а лауреат Государственной премии. К словам специалистов нельзя не прислушиваться. Интересно, что только в Южноукраинске от многих людей пришлось услышать как бы оппозицию альтернативной энергетике – солнечным панелям. На самом деле источники энергии, которые называют альтернативными, таковыми не являются, это просто другие источники энергии, со своими экологическими проблемами.

В самом деле, мало кто задумывается, что влияние на температуру окружающей среды оказывают не только традиционные производители энергии, те же тепловые станции, но и вся сумма приборов и агрегатов, работающих на электроэнергии. Другими словами, вырабатываемая солнечными панелями энергия трансформируется в тепловую на уровне миллиардов пользователей бытовой техники или электроники. Но это как бы теоретическое рассуждение автора, а специалисты говорят, что самый большой недостаток во­зобновляемых источников энергии – это непредсказуемость, что для промышленности, да и в быту, абсолютно неприемлемо. Предприятия не могут зависеть от погоды или времени суток, поэтому строительство той же ТаГАЭС – это повышение надежности всей энергосистемы.

К сожалению, даже этот аргумент оказывается неубедительным для последователей Греты Тунберг, больше того, в угоду «солнечному» бизнесу регулярно ограничиваются мощности наших АЭС. Это не говоря о стоимости солнечных киловатт, производство которых просто спонсируется за наши с вами деньги.

Но и это не все, потому что на примере ТаГАЭС и вообще ядерной энергетики мы наблюдаем свертывание программ развития в тех или иных формах, тогда как альтернативы им просто нет. Правда, и ядерная энергетика не стоит на месте, и вполне возможно, что когда-то мы будем писать об открытии где-то на Кировоградщине замещающих мощностей, т.е. малых реакторных модулей, которые будут производить самую чистую и самую дешевую электроэнергию – атомную.