«Мы тоже тогда не знали, что делать»

13:40
3292
views

Чтобы открыть собственное дело – учебно-психологическую студию для детей, – эта милая девушка смогла убедить государство (то есть Кировоградский центр занятости населения) обеспечить ее стартовым капиталом. До этого у нее были девять трудных месяцев работы в областном штабе по делам внутренне перемещенных лиц. Ее история – о том, как заниматься любимым делом, получая не только удовольствие, но и достойный заработок.

Ее зовут Инна Хирса. Вскоре ее детище – учебно-психологический центр «Соломон» – отметит свой первый год работы. Инна хочет устроить для своих воспитанников большой праздник.

– Студию посещают дети дошкольного и младшего школьного возраста, – говорит она. – Для малышей актуальна учебная часть: подготовка к школе, обучение чтению, счету. Для старших детей полезны психологическая поддержка, помощь в адаптации к школе, поддержание интереса к обучению. Также я работаю с родителями, чтобы они могли дома обеспечить своим детям такую же возможность всестороннего развития, как и на занятиях.

В «Соломоне» работают три человека: два психолога и художница Ольга (по ее инициативе в офисе студии появился гончарный круг, а лепка из глины стала неотъемлемой частью занятий). Естественно, одной из главных методик психологической работы с детьми является арт-терапия.

– Эффективность арт-терапии я видела своими глазами, когда работала в штабе по вопросам вынужденных переселенцев, – говорит Инна. – Прежде всего она позволяет человеку успокоиться, унять тревогу, прийти в равновесие. В штабе организовывались занятия по арт-терапии для переселенцев, и они помогали людям лучше адаптироваться к новым условиям жизни.

Сама Инна родом из Черкасс, там же получила образование, закончив Черкасский национальный университет им. Богдана Хмельницкого по специальности «Медицинская психология». Во время обучения познакомилась со своим нынешним мужем, который поддерживает ее в самые ответственные моменты жизни. После окончания университета молодая семья перебралась в Кировоград, а Инна устроилась на работу в управление МЧС в Кировоградской области.

– Но это была не слишком интересная для меня работа, – говорит она. – В ней было мало практики и много бумажной волокиты – характеристики, отчеты. А я вовсе не для этого выбирала себе профессию, я намерена была работать с людьми, в первую очередь – с детьми.

Но события 2014 года внесли кардинальные изменения в работу МЧС, в том числе и психологов.

– Летом 2014 года пошли первые волны вынужденных переселенцев с Донбасса, – рассказывает Инна, – в облгосадминистрации был организован штаб по работе с ВПЛ, и я сразу пошла работать туда. Но, как военные еще не знали, что делать, так и мы здесь поначалу растерялись. Первое – внезапно понадобились все имеющиеся в городе психологи. В Кировоград хлынул поток переселенцев, у всех высокий уровень стресса и тревожности, некоторые вели себя откровенно агрессивно, у многих проявлялись признаки травматического синдрома. Первой задачей штаба было обеспечить базовые потребности этих людей – жилье, продукты питания, вещи первой необходимости. После этого уже можно было начинать психологическую работу. Если помните, многих мы расселяли в общежития кировоградского (сейчас Центральноукраинский. – Авт.) технического университета, в гостиницу «Турист». Некоторые переселенцы из этой первой волны до сих пор живут в общежитиях ЦНТУ. Чуть позже, когда штаб наладил связи с районными администрациями и местными советами, людей понемногу стали расселять в более пригодные условия, в большинстве случаев в частные дома в селах. На протяжении всего этого времени нужно было следить за их психическим состоянием, так что каждую неделю наша небольшая группа штабных психологов выезжала работать «в поля».

Тот этап работы мне очень нравился, хотя и был утомительным. Легче всего, помню, было работать с детьми и женщинами – они не стеснялись говорить психологу о своем состоянии. Но при этом дети были самой психологически травмированной категорией переселенцев и нуждались в помощи в первую очередь. Мужчины на людях старались держаться, говорили, что у них все хорошо, но нередко просили психолога отойти в сторонку и уже тогда открывались. Причем иногда они вели себя очень эмоционально, даже плакали. Нередко бывало, что сначала человек встречает нас агрессивно, хамит, а потом у него на глазах выступают слезы, он просит прощения, говорит, что не знает, что на него нашло. Такое поведение – одно из проявлений стрессового состояния.

К 2016 году ситуация понемногу выровнялась, массовый поток переселенцев понемногу сошел на нет, а те семьи, что адаптировались и «пустили корни» на Кировоградщине, перестали нуждаться в постоянной психологической поддержке.

– Я почувствовала, что мне пора уходить из штаба, – говорит Инна. – Я могла перевестись обратно в МЧС, но мне это было неинтересно. И тогда я стала задумываться всерьез над тем, чтобы открыть собственное дело и заниматься тем, о чем мечтала, – работать с детьми. Я уволилась из штаба по работе с ВПЛ и оформилась в службу занятости. А там, если знаете, часто проводят практические занятия и семинары для безработных. Я посещала все семинары по тематике ведения собственного бизнеса (такие там тоже проводятся) и на одном из них познакомилась с настоящим профессионалом – Еленой Надутенко, главой областного общества предпринимателей малого и среднего бизнеса. На ее занятиях я изучила правовую основу ведения бизнеса, азы бухгалтерии и прочие нужные вещи, без которых никакого собственного дела не будет. А потом, когда почувствовала, что уже имею достаточно знаний, написала заявление в центр занятости о выплате… кажется, это называется одноразовой выплатой за стаж. Эти средства и стали моим стартовым капиталом. Но, чтобы получить их, и мне, и мужу пришлось потратить много сил и времени…

Массивный гончарный круг в кабинете психолога – первое, что привлекает внимание. На полочках и столиках – множество изделий из глины: горшочки и чашки, кувшинчики и игрушки, рельефные изображения деревьев и животных. Большинство работ выполнены детьми, посещающими «Соломон». Но повозиться с глиной любят и взрослые:

– Мы устраиваем совместные занятия для родителей с детьми, и очень интересно наблюдать за ними. Характер и качества людей проявляются еще до того, как начинается сам творческий процесс – одни сразу хотят сесть за круг, чтобы сделать себе личную тарелку или чашку. Спрашиваю, почему именно тарелку. Отвечают «Я из нее есть буду». Другие принимаются лепить игрушки и сувениры. В честь первого дня рождения студии «Соломон» было решено сделать подарочные изделия, над которыми совместно трудились бы родители со своими детьми. Некоторые из них вполне можно назвать произведениями искусства.

«Соломон» уже поработал в совместном проекте с галереей «Елисаветград» – ее владелец Николай Цуканов предоставил детям один из выставочных залов для занятий по арт-терапии.

– Было очень здорово, – рассказывает Инна. – Дети рисовали в окружении картин известных кировоградских художников, получилась невероятная творческая атмосфера.

Дети из «Соломона» предоставили свои работы на выставку «Щаслива дитина – квітуча Україна», вышедшую далеко за пределы Кропивницкого и даже Украины. А на очереди у руководителя студии – новые проекты и идеи:

– Но рассказывать я о них пока не буду, а то может не сбыться. Вы же знаете пословицу «Хочешь насмешить Бога – расскажи ему о своих планах».

Мы искренне желаем, чтобы все задуманное в «Соломоне» осуществилось и принесло радость и маленькому дружному коллективу студии, и его воспитанникам.