Рижские каникулы

16:50
0
889
views

Все помнят легендарный фильм «Римские каникулы»? О приключениях в Риме принцессы Анны (Одри Хепбёрн) и журналиста Джо Брэдли (Грегори Пек). Если вдруг не помните – фильм к просмотру обязателен. Ну а в этом материале вы узнаете о рижских каникулах корреспондента «УЦ» – о том, что есть интересного в Риге для туриста, о жизни простых граждан нашей европейской страны-соседки, насколько она европейская на самом деле, об исторических достопримечательностях, о кухне и о многих других туристических нюансах.

Один из способов, которым можно добраться из Украины в Латвию, - самолёт. Его мы и выбрали. Очень хотелось убедиться, что безвиз действительно работает. Оказалось – без сучка без задоринки. Никаких очередей, проблем, «непоняток». Обхождение с туристами вежливое и сдержанное – европейское. При пересечении границы, по правилам безвизового режима, нужно предъявлять биометрический паспорт, билеты туда и обратно, бронь отеля, в котором вы собираетесь жить, и финансы на поездку. Вот и вся процедура.

Наша поездка длилась с 20 по 28 января. Латвия встретила снегом и морозом. Из-за влажного климата их минус 8 ощущались как наши -18. Модерная Рига красивая: много огней, сверкающих ночных заведений, казино, мосты, дороги – типичная столица. Старая Рига – особенная. Её архитектура уникальна и в то же время отдаленно напоминает старые улочки тех же Львова, Праги, кое-что польское. Уютные разноцветные, словно игрушечные, домики, узкие улочки, романтическая атмосфера. В самом центре Риги – часы «Лайма» («Лайма» – известная кондитерская фабрика, в переводе с латышского слово «лаймэ» означает «счастье»). Именно под этими счастливыми часами местные влюбленные парочки назначают друг другу свидания.

У рижан в особом почете коты. Они повсюду – на всех сувенирах, магнитиках на холодильник, одежде. По легенде, Домом с черными котами владел богатый горожанин, который очень хотел пополнить своей персоной ряды Рижской торговой гильдии. Ему отказали, и он отомстил – купец водрузил на башни своего дома две статуи черных котов с выгнутыми спинами, повернутых задами к окнам кабинета старейшины гильдии. Это всё обернулось в судебный процесс, в итоге котов развернули «к лесу задом – ко мне передом», а купца таки приняли в гильдию.

И в Новой, и в Старой Риге фактически на каждом шагу рестораны, кафе, булочные, уютные кондитерские. Кухня тут – на любой вкус. Из местных лакомств, конечно же, нужно попробовать выпечку, знаменитый зефир и морепродукты. Их достаточно много, и они непередаваемо вкусно готовятся по каким-то местным, только рижанам известным рецептам. А еще местная рыба очень хороша под местное же пиво. Гурманы оценят.

Что удивило в Риге – так это малое количество людей на улицах. Такое чувство, что они все куда-то просто подевались, а те прохожие, которых удавалось повстречать, были спокойные, никуда не спешащие, не летящие. В общем, Рига отличается от нашего классического представления о городе-столице. Такое чувство, что в Кропивницком движения и людей гораздо больше, ей-Богу.

А теперь перейдем к излюбленной теме украинцев – дорогам. Дороги в Риге и пригороде в разы лучше и ровнее, чем у нас. Но кое-где, особенно в окрестностях, можно встретить и немного «латок» на асфальте. Если сравнивать с той же Польшей – там дороги качественней.

Съездили мы и в знаменитую Юрмалу. Там людей еще меньше, чем в Риге, - практически вообще нет. Но это и неудивительно для курортного города. Зато можно спокойно рассмотреть особняки – виллы, коттеджи стоимостью в миллионы евро, в которых так любят летом отдыхать селебритиз. Правда, местные жители признаются, что, в связи с санкциями против России, знаменитый конкурс «Новая волна» больше не приносит прибыль, и это не лучшим образом сказывается на их финансовом положении.

Несмотря на сырость, прогулка по набережной – колоссальное удовольствие. Берег облагорожен, воздух свеж и чист, а в небе то и дело снуют чайки и бакланы. Релакс и умиротворение… В такой атмосфере на ум сразу приходят строки Бродского: «Приехать к морю в несезон, помимо матерьяльных выгод, имеет тот еще резон, что это – временный, но выход <…> Когда так много позади всего, в особенности – горя, поддержки чьей-нибудь не жди, сядь в поезд, высадись у моря».

Обязательно съездите в Сигулду – в знаменитый Сигулдский замок. Он напоминает Ужгород и Мукачево. Прямо ощущение дежавю. На территории Сигулды есть много чего интересного – Турайдский музей-заповедник, который повествует об исторических событиях начиная с ХІ века; канатная дорога через Гаую – единственная в своем роде канатная дорога Балтии, которая открывает вид на прекрасные пейзажи и достопримечательности, Кримулдскую усадьбу и Сигулдскую бобслейную трассу. Для лыжников там даже есть лыжный центр Fischer.

Эти записки путешественника вам, уважаемые читатели, наверное, не очень интересны – ведь лучше один раз увидеть, чем сто раз прочитать. Поэтому перейдем к самому интересному – к человеческому общению. Латыши – приветливые, спокойные, более сдержанные, чем мы. Хотя… Если посмотреть на их песни-пляски, то можно подумать, что ты в Украине на рядовой нашей гулянке. А вот их язык – это просто что-то нереальное! За всю поездку я не поняла ни единого слова. Вообще никаких ассоциаций, даже чеки на кассе в супермаркете – это просто абракадабра какая-то для приезжих. Этот язык многих людей, эмигрировавших в Латвию, по-своему обездолил. Потому что для получения гражданства нужно сдать экзамен на знание латышского языка, соответственно, не получить гражданство – быть бесправным. Не иметь права голоса на выборах, социальных льгот, должного отношения и т. д. Жители Латвии неохотно об этом говорят, но не для прессы признаются, что именно язык часто становится камнем преткновения внутри страны. Но не будем вникать в эти проблемы – благо, все латыши отлично знают русский язык. Поэтому нам удалось понять друг друга и даже записать несколько личных историй рижан.

История №1

Галина, дама за 70.

Первой нашей собеседницей стала латвийская пенсионерка. Поразительно, но, когда она узнала, что дает интервью для газеты «Украина-Центр», то заявила, что на самом деле она – украинка, и перешла на чистейший (!) украинский язык. До 18 лет прожила в Украине. Вначале с отличием окончила техникум советской торговли в Могилеве-Подольском, потом поехала по направлению в Киев на практику. Женщина со слезами на глазах вспоминает трудности, через которые ей пришлось пройти в жизни: «Поскольку в моей семье было еще трое младших детей, мне было очень тяжело. Я училась в техникуме за деньги, которые мне платили за то, что сдавала кровь. Я была донором с 15-16 лет. Сдавала по 250 граммов крови, получала по 25-30 рублей и на эти деньги покупала хлеб ржаной, халву, кильку, селедку, оплачивала общежитие и так жила. Родители работали в деревне: папа – трактористом, мама – на поле. Платили им зерном. Попробуй прожить нормально».

Потом после распределения Галина по собственному выбору поехала в Днепропетровск и там проработала старшим продавцом в гастрономе. Спустя два года в Днепропетровске женщину нашел её будущий муж – школьная любовь из села Вилы Винницкой области Томашпольского района. В своё время молодые люди потеряли связь.

– Он был старше на четыре года, но приглядывался ко мне еще когда я училась в классе 5-6 (я их закончила всего восемь), а после окончания школы он уехал в Вентспилс. Работал на железной дороге, учился в школе машинистов в Таллинне. Потом приехал в отпуск в Украину, взял у моей матери адрес, писал мне письма где-то года полтора, а потом рванул в Днепропетровск и позвал меня замуж. Я не сразу согласилась – только через полгода, - вспоминает Галина.

– Почему так долго думали? Боялись переезда в другую страну?

– Немного. Хотя Латвия уже тогда была на высшем уровне. Мне коллеги по работе говорили: «Уезжай, Галина, ты что, там трикотаж такой прекрасный» (смеется), и я уехала. 5 августа 1967 года у нас была свадьба, а 17 августа мы собрали два чемодана – две тарелки и две кружки – и поехали в Латвию, в Вентспилс. Там прожили 44 года. А в Риге уже седьмой год. В этом году мы отметим 51 год супружеской жизни. В Вентспилсе, когда я только приехала, месяца два, наверное, не работала. Потом пошла в управление торговли, поскольку у меня торговая профессия, обратилась в отдел кадров – сразу предложили идти товароведом. Но, поскольку я вообще не знала язык, отказалась и работала старшим продавцом в молочном магазине. Родила сына. После декрета меня опять позвали товароведом. К тому времени я уже подучила латышский, общаясь с покупателями, поэтому согласилась. 25 лет отработала товароведом продовольственных товаров в управлении торговли Вентспилса. Потом была ликвидация советской торговли, переходили на частную.

Еще меня избрали во время перестройки председателем объединенного комитета профсоюзов в управлении торговли. Там отработала 5 лет. Я не хотела соглашаться. Думаю, сложное время перестройки, я – не латышка, трудно. Но среди 120 делегатов из республиканского профсоюза 95 человек проголосовали за мою фамилию. Я, конечно, со слезами на глазах, в шоке… Думала: «Как же так? Я – украинка, а избрали меня».

– Бываете ли вы в Украине?

– Последний раз я ездила в Украину прошлым летом, проведала всех родственников, на могилки сходила. Моя двоюродная сестра замужем за моим классным руководителем Ильей Федоровичем. Сейчас ему 85. Он очень удивился, когда увидел меня. Просил спеть «Чуєш чи не чуєш, чарівна Марічко», и мы пели.

Одно время мы не ездили, потому что десять лет назад у моего мужа была онкология – 4 стадия рака легких. Но он, слава Богу, поборол это и еще жив. Это, конечно, и мои усилия. Сколько свежевыжатых соков, сколько всего – не передать! Я была с ним, я его не оставляла. Мы приезжали из Вентспилса в Ригу, делали биопсию, химию. Сколько я книг перечитала! Сама уже доктором стала. Наверное, с Божьей помощью так у меня получилось в жизни. Это чудо. Я очень благодарна, всем благодарна. Я очень люблю людей (плачет). Я живу в Риге, а мне каждый день коллеги из Вентспилса звонят по 5-10 раз в день, спрашивают, как дела, просят почитать мои стихи.

– Вы, товаровед, еще и стихи пишете? О чем?

– Да, пишу. Обо всем. Вот внучке Настеньке поручили в школе стих об осени написать – я и написала.

Стою смотрю в окно
и с осенью прощаюсь,
А листья машут мне,
под ветерком качаясь,

Вдруг солнце появилось
и листья засверкали,
И желтые, и красные еще
они остались.

– Когда вы приезжали в Украину, что вас впечатлило? Была ли ностальгия?

– Украина есть Украина. Но мне очень полюбилась Латвия. Я тут чувствую себя, как дома. І я зустрічалась зі своїми однокласниками цього року. Зустрілась зі своєю однокласницею Марусею Козак, з якою вже років 50 не бачилась. Дивлюсь – на подвір’ї в халаті, в хустинці така беззуба бабка. Я: «Маруся, добрий день». «А це хто? Галя, це ти?» Ми як обнялись, то півгодини не розлучались.

– Сегодня среднестатистический украинец очень недоволен уровнем жизни, безвластием и т. д. В стране депрессия, очень многие куда-то едут в поисках лучшей судьбы. А как у латышей? Какова Латвия не для бедняка или богача, а для обычного человека? На что у вас можно заработать честным трудом?

– Я считаю, что Латвия – нормальная страна. Мы живем тут и должны знать язык, как и тот, кто живет в Украине, должен знать украинский язык. Я сдала экзамен на гражданство, на высшую категорию латышского языка. Но всё равно украинский язык – мой родной. Я – гражданка Латвии, но я украинка. Когда меня спросили, указывать ли национальность, ответила – обязательно. Сыну тоже очень нравится Украина. В свое время в Вентспилсе был суровый климат, у него начались бронхиты, и нам сказали: только менять климат. Я стала отдавать его родителям мужа каждый год на 4-5 месяцев с весны в Украину. Он там бегал по земле босиком, его купали в ванне прямо на огороде. Сын уже 27 лет работает на железной дороге машинистом на пассажирских поездах и за это время только два раза был на больничном. Это украинский климат его поддержал.

– Довольны ли латыши жизнью? Где вы все работаете? А то на улицах людей нет, производства нет, как выживать?

– В Вентспилсе, например, порт, нефтебаза. Я очень рада, что переехала из Вентспилса в Ригу, потому что здесь мои дети, внуки. Много людей уезжает. Когда я жила в Вентспилсе, там было 47-50 тысяч населения, а сейчас – 20. Уехали все. Кто в Англию, кто в Польшу, кто в Норвегию, кто в Чехию, кто в Данию – кто куда. Потому что работы стало меньше в порту, грузопассажирских перевозок мало. В основном здесь торговые предприятия.

– Довольны ли вы своей властью?

– Да. В Вентспилсе очень хороший Лембергс, я еще помню его с комсомольских времен, когда мы его выбирали депутатом. Он уже, наверное, лет 25 мэр города, и у нас в Риге тоже хороший – Ушаков. Все латыши пожилого возраста за него голосуют. Он очень много укрепил социальных позиций. Мы, пенсионеры, ездим на всех видах транспорта бесплатно. На выборы ходим. За Ушакова буду опять голосовать.

– А общегосударственной?

– По сравнению с другими странами – с той же Англией, Данией, может, можно было бы лучше, но, по сравнению с Украиной, - конечно, лучше нам тут живется.

– Вам хватает пенсии на жизнь?

– Нам с мужем – да. У нас пенсия больше, чем у других. У меня пенсия 350 евро, у мужа 400. У других бывает и 230, и 250. За них можно прожить еле-еле.

– Есть ли у вас доверие к вашим местным СМИ?

– Я не смотрю телевизор, все время слушаю радиоприемник, и мне это нравится.

– А ваши соседи-одногодки?

– Я думаю, что да. Но я не очень здесь общаюсь. Только с соседкой Леной. Сейчас вообще не такое общение, как было раньше. Соседи живут так: «Здравствуйте» – «Здравствуйте». И все. Вот хотели нас перевести из одного домо­управления в другое. Принесли нам листовки, что, мол, хотят делать утепление дома и еще что-то там, - так никто даже не явился на это собрание. Люди обособленно живут.

– Если хотите – передайте привет украинцам.

– Українцям я хочу побажати здоров’я й миру. Те, що робиться в Україні зараз, це ненормально. Душа болить, а серце плаче. Ми дивимось, як люди страждають в Донецьку й Луганську, як вбивають. Не знаю, може, я чогось не розумію, але мені це не подобається…

История №2

Эдуард, 51 год, занимается строительством.

– Чиновники себе зарплату повышают, они получают по 2-3 тысячи евро в месяц. Зарплата же простого работника – 300 евро. И еще говорят: «А что вы работать не хотите за 300 евро? Странно». Если вы получаете 3000, то дайте работнику хотя бы 1000. В три раза меньше, но не в десять. Я работал в разных странах Европы. В Норвегии хорошо, более-менее нормальный народ такой, но они себя чувствуют слишком отличными от других- они «викинги», «чемпионы»… 40 лет назад, пока у них нефть не нашли и газ, они ездили в Швецию работать. А когда нашли – они стали богатыми и самодовольными. Есть там, правда, и хорошие люди. Вот Франция мне очень понравилась – там люди настолько добродушные, другое дело, что там два человека на кассе стоят по полчаса, потому что им хочется поболтать. Они даже лучше, чем наши кавказцы. Они меня первый раз видят – и всё равно: Bonjour, monsieur!

История №3

Эдгар Тимпа, 33 года. Выпускник рижской школы. Имеет три высших образования: в 2007 году окончил Балтийскую международную академию (профессия – юрист, степень – бакалавр), в 2009-м – бизнес-школу в Турибо (степень – магистр юридических наук, квалификация – юрист), в 2016 – Рижский технический университет (старший специалист по охране труда, степень – магистр). Работает в компании по предоставлению похоронных услуг – в частности, занимается перевозкой тел по миру и изучением новых технологий в области кремации.

– Эдгар, расскажите о своей стране и о Риге.

– В Риге живет и работает примерно 650 000 людей, в стране – где-то 1 990 000. По реальным данным, в стране 1 600 000, из них 900 000 – это пенсионеры и школьники. По сути, на сегодняшний день у нас 885 000 работоспособного населения. С 1 января 2018 года минимальная зарплата 430 евро, до этого было 370 евро. Если брать среднюю ситуацию по Европе и ситуацию в Латвии, сразу могу сказать, что страны Балтии (Эстония, Литва, Латвия) находятся в конце списка по уровню зарплат. На топливо у нас цена практически такая же, как в Норвегии, Финляндии, Англии и т. д. Соответственно, если мы берем по еде, то даже в Англии продукты дешевле, или в той же Швеции, или в Польше. Если брать по ценам на недвижимость, то она у нас стоит дешевле, чем в Англии, Норвегии. Есть какие-то позиции, которые дешевле, потому что географически Латвия – это малоактивный депрессивный регион. Даже до вступления в ЕС у нас был очень большой отток жителей в Европу на заработки. Первая волна – 1999-2000, вторая волна – непосредственно перед вступлением в ЕС, третья – после 2004-го, и сегодня она продолжается. За пределами Латвийской Республики проживает около полумиллиона людей. В основном ездят в Ирландию, Англию, Германию и Скандинавию. Процент тех, кто возвращается домой, ничтожен.

Это все в связи с социально-экономической ситуацией. Я только что вернулся из Лондона и видел там вашего брата. Украинцы часто находятся там на нелегальных основаниях, платят бешеные деньги. Вот я разговаривал со строителем Михаилом из Западной Украины – он заплатил 10 000 евро, его путь проходил через Польшу, Литву, Латвию, Скандинавию, как-то паромом он добрался до Англии. Сейчас получает 80 фунтов в день, если бы работал легально – получал бы 100.

– Довольны ли вы жизнью в своей стране?

– Я ее создаю своим участием: я проживаю здесь, активно участвую во внутриполитических мероприятиях, социально-экономических, работаю, учусь, принимаю решения. Если чем-то недоволен – добиваюсь цели, использую свои гражданские права. Я дожил до 33 лет, никуда отсюда не уехал и вряд ли уеду, я это не рассматриваю. Потому что я здесь получил образование, опыт работы. На сегодняшний день могу заработать столько денег, что, наверное, и гастарбайтеры не заработают столько. За границей я совмещаю приятное с полезным – отдых и работу, на национальном уровне представляю интересы похоронщиков Латвии.

– Как вы относитесь к местным политикам?

– Ноют, все ноют. А я им говорю: «Чё ты ноешь? Давай – вперед и с песней. Недоволен чем-то – давай конструктивное решение». Если нет предложения, как решить проблему, - значит, проблемы нет. У меня очень простая позиция: я тяну то, что могу потянуть. Если не могу – учусь и тяну дальше.

– Отношение к СМИ. Верите ли вы телеканалам?

– Я анализирую, беру информацию из нескольких источников, сопоставляю факты и делаю для себя выводы. Есть продажные, а есть нейтральные – TV net, Delphi, Apolo, интернет-порталы.

– В Европе вам какая страна больше всего нравится?

– Испания. Тепло, довольно-таки по ценам доступно – даже доступней, чем в Латвии, по некоторым позициям. Каждая страна по-разному чем-то берет: Польша едой, Испания морем, девочками, там все загорают топлес. В Англии вот эта вот мультинациональная среда. Мир намного больше, чем нам кажется. Мы привыкли жить в своем дворе, в своем городе и думаем, что на этом заканчивается мир. Украина лично меня берет ценами.

– Вы бывали в Украине?

– Да вот только в декабре был у вас в Луцке. Украина берет девчонками, алкоголем, едой. За границу когда едешь, можно раскрепоститься – никто тебя не знает, ни кто ты, ни что ты. Не надо переживать. Хочешь выпустить пар – поехал две недели отзагорал в Турции и все. А вообще у меня мама родилась в Киеве, бабушка – тоже украинка, дед тоже не латыш, а из России, с Псковщины. Дед служил в армии, привез бабушку сюда. Украина для меня – вторая родина, я туда езжу с самого детства, там очень много родственников – в Киеве, в Переяславе-Хмельницком. В основном в Центральной Украине.

– А какие у вас ассоциации с Украиной, кроме девочек и борща?

– До известных событий было жалко украинцев, что они так плохо живут, а после этих событий не жалко. Честно. Есть такая пословица – одно полено не горит. Значит, где-то и украинцы виноваты в том, что их вот так вот 20 лет натягивают, а они терпят и терпят. Все проблемы, как известно, не снаружи, а всегда внутри семьи. Украина – проблемное государство, и вообще непонятно, когда там будет порядок и будет ли он. Очень много в Украине живет умных, грамотных людей. Я в шоке от того, что они живут плохо.

История № 4

Даник, 30 лет. Космополит, полиглот.

– Сейчас живу в Риге, но долгое время жил в Европе. Когда Латвия вступила в ЕС, воспользовался возможностью перемещаться свободно – получилось и поработать, и поучиться. Семь лет прожил в Италии – учился на факультете журналистики, изучал также иностранные языки. Интересный опыт. Никогда за пределами Европы не был, кроме Грузии. Грузия сейчас тоже активно движется в сторону ЕС, мы это поддерживаем, также поддерживаем и сближение Украины с ЕС. В Латвии ситуация неоднозначная для молодежи: есть возможности, но одновременно многие уезжают, у нас очень большой отток.

– Почему уехал лично ты?

– Потому что я всегда хотел уехать. Хотелось пожить за границей, выучить новый язык иностранный. Я уехал еще до кризиса – вообще в 2005 году. Поехал в Венецию переводчиком на судно чисто случайно, а потом решил остаться. Лучше всего себя чувствую во Франции – очень космополитическое такое общество, открытый менталитет, но в то же время есть очень много своих проблем. Это касается в основном интеграции выходцев из арабских стран, во время кризиса это очень обострилось. Также в Лондоне жил три месяца – и там тоже процессы интеграции не очень успешно проходят. Мне кажется, в Европе лучше всего интегрированы иностранцы в Германии. Италия только сейчас начинает эту массовую эмиграцию принимать, и как это пойдет там – будет видно. Но Италия сейчас находится в экономической стагнации, так же, как и Греция. На юге Италии среди молодежи вообще где-то 30% безработицы. У нас 90% хороших кадров уезжают на Запад. В этом Латвия много теряет.

– Сколько ты знаешь языков?

– Свободно владею четырьмя – латышским, русским, итальянским, английским. На разговорном уровне – французский и испанский, немножко грузинский…

Кроме этих людей, нам довелось пообщаться по душам еще с добрым десятком латышей. У всех у них в силу возраста, опыта и политических соображений разные взгляды на жизнь в Европе, на ситуацию в Латвии, на украинские события в частности, но все солидарны в одном – путь в Европу нелегкий, на него нужны время и усилия всего государства.

Было бы просто непростительным грехом в завершение не посмаковать еще раз победу нашего боксера Александра Усика. Его бой стал настоящей вишенкой на торте для корреспондента «УЦ». Только ради него стоило посетить Латвию в лютые январские морозы. Конечно, у всех есть телевизоры, но, поверьте, то, что творилось внутри арены «Рига», - это нечто. Вся Рига, скандирующая «Майрис», - и в этой неистовой толпе украинские флаги и крики «Усик». Уже где-то во второй половине боя стало понятно, что уступать и сдаваться не будут ни Бриедис, ни Усик и победителя определят по очкам. Так и вышло. В такие моменты за свою страну действительно не стыдно. Вот бы в каждом путешествии быть свидетелем таких побед!

Марія Ларченко

Марія Ларченко

Журналіст «УЦ».