Наглядные уроки истории

12:56
0
517
views

В преддверии Дня Победы корреспондент «УЦ» посетил Кировоградский областной краеведческий музей, чтобы увидеть, как сейчас хранители истории родного края представляют посетителям эту трагическую ее страницу.

 

Сегодня экспозиция, посвященная событиям Великой Оте­чественной войны, занимает один из не самых больших залов отдела истории. Заведующий этим залом Борис Шевченко поведал нам, что в фондах музея хранится огромное количество материалов периода Второй мировой, но, чтобы разместить их, нужно очень много места. А у нас крутился в голове немой вопрос: почему же тогда под этот период его выделили так мало? Тем более что после переосмысления событий той войны в экспозицию была вписана новая страница – годы оккупации.

– В советское время этот период истории старались всячески не замечать, многое умалчивали. Эта страница считалась позорной, и о ней старались не вспоминать. О чем говорили охотно – так это о зверствах оккупантов по отношению к мирному населению. Конечно же, на самом деле отношения были намного сложнее.

Ветераны хорошо помнят: пометка в документах о том, что во время войны ты проживал на оккупированных врагом территориях, закрывала перед тобой множество дверей. По умолчанию к человеку с такой пометкой относились с подозрением – а не завербовали ли тебя, не работал ли ты на проклятых фашистов? Эта подозрительность хорошо знакома нам и сегодня – по отношению к переселенцам с Донбасса. Тему необходимо тщательно изучать, находя ответы на сложнейшие вопросы, с которыми в ближайшие годы столкнется все наше общество. А этого столкновения не избежать, оно обязательно состоится, как только временно оккупированные территории Донецкой и Луганской областей вернутся под контроль Украины. И многие из явлений, наблюдавшихся при гитлеровской оккупации в 1941-1944 годах на Кировоградщине, имеют место сейчас там, на востоке нашей страны.

– Для начала нужно сказать, что советские власти совершенно ничего не сделали, чтобы как-то подготовить население к оккупации, людей просто бросили, – отмечает Борис Шевченко. – И как-то им приходилось жить. Какой была эта жизнь? Каким был их быт, как они взаимодействовали с оккупационными органами власти? Все эти аспекты начали изучаться только после обретения Украиной независимости. В начале 2000-х годов в архивах рассекретили так называемые оккупационные фонды – различные документы, оставленные оккупационными властями. И по ним можно восстановить картину жизни людей в это время.

А картина вырисовывалась довольно интересная. Фактически власть немцев заканчивалась на уровне районных управ (что-то вроде современных РГА) – в целом в местных органах власти на основных должностях были украинцы. Продолжали свою работу школы, театры, больницы и другие учреждения, но были закрыты все вузы: нацистское командование человеческий потенциал региона интересовал только в качестве дешевой рабсилы. Были ли случаи, когда немецких солдат встречали цветами? Да, и они были не единичными. Этому имелось простое объяснение – немцы обещали, что с их приходом будут упразднены колхозы. Народу, хорошо помнившему все прелести насильственной коллективизации и последовавший за ней Голодомор, это обещание было бальзамом на душу. Но, как и сегодня, это случается перед каждыми выборами, украинцы польстились на громкие популистские заявления и были жестоко обмануты. Гитлеровцы по достоинству оценили систему колхозов как эффективнейшее средство выкачки ресурсов у населения и просто переименовали их в общественные дворы. На оккупированных территориях были введены собственные денежные единицы – карбованцы. В музее хранятся образцы банкнот номиналом от 5 до 500 карбованцев. Эти деньги ходили наряду с немецкими марками и советскими рублями.

Коренному украинскому населению удалось приспособиться к реалиям оккупации, но к представителям народов и классов, подлежавших уничтожению, пощады не было. На Кировоградщине вовсю бушевал Холокост. На околицах многих городов и сел появились расстрельные ямы, в которых нашли свое последнее пристанище тысячи евреев и ромов.

Концепция экспозиции в краеведческом музее была переосмыслена: если ранее она строилась так, чтобы отмечать достижения земляков на фронтах самых разных войн – начиная с финской и заканчивая взятием Берлина, – то теперь основное внимание уделяется краеведческому аспекту. Тем не менее, большая часть представленных в экспозиции предметов хорошо знакома посетителям музея, ибо они же украшали предыдущую «версию» военного зала.  Из нее исчезли многочисленные артефакты и документы, рассказывающие о коммунистическом партизанском движении – Борис отметил, что многие сведения о нем были сфальсифицированы.

– Партизанское сопротивление на Кировоградщине – это веха, пронизанная наибольшим количеством разнообразных фейков. Нужно признать, что это движение на наших территориях было мало развито. Зато имело место национальное сопротивление, в основе которого были представители ОУН как бандеровского, так и мельниковского направления, и частично – УПА. Последние действовали на западе области, в лесистых зонах, группами (так называемыми «боївками») по 10-15 человек. Представители ОУН пришли на территорию области вместе с гитлеровскими войсками. Их стратегия состояла в том, чтобы попытаться занять должности в местных органах власти. Сделав это, они начинали поиск национально сознательных граждан, параллельно проводя проукраинскую политику в образовании и культурной жизни. Они формировали подпольные организации, ожидавшие подходящего момента, чтобы заявить о себе. В немецких документах того времени попадаются указания поснимать тризубцы и украинские флаги в некоторых районных управах.

Зимой 1944 года Кировоградщина была освобождена от фашистской оккупации. Эту страницу ее истории и связанных с ней личностей хорошо знают все кировоградцы, мало-мальски интересующиеся историей. Одна из трагичнейших ее вех – форсирование Днепра. Эта масштабная операция зацепила территории Светловодского и Онуфриевского районов. О том, насколько чудовищными были потери советских войск, мы начали, опять же, узнавать лишь после распада СССР, когда стали доступными мемуары рядовых солдат, описавших ужасы боев на Днепре. А потом было освобождение Кировограда, деоккупация Украины, победное продвижение советских войск в Европу…

Фото Олега Шрамко, «УЦ».