Алла Резниченко: «Я в Мексику попала благодаря Троцкому»

14:53
0
1321
views

Жизнь по-новому: нынче новости о знакомых и соседях мы узнаем не от вездесущих бабулек, а из Facebook. Именно там мы недавно увидели фотоотчет из Мексики главного специалиста отдела по работе со СМИ горсовета города Кропивницкий Аллы Резниченко. Как эта творческая и немного авантюрная блондинка попала в Мексику, что интересного там повидала – далее в интервью.

 – Алла, как вас вообще занесло в Мексику?

– Робин Шарма сказал: «Путешествие в тысячу километров начинается с первого шага». Вот у меня точно так же было. Этим первым шагом стало письмо, которое написала мне знакомая, Оксана. Она сейчас живет в Мексике (вышла замуж за мексиканца). А познакомились мы с ней на проекте телеканала «1+1». Сутью того шоу было найти свою вторую половинку среди эмигрировавших по миру славян. «Украина-Центр» тоже об этом писала. Вот по условиям проекта Оксана была в Испании, а я – в Канаде.

В реальной жизни мы с ней не были знакомы, после шоу подружились на Facebook, но почти не общались. И вот спустя какое-то время эта женщина написала мне на Facebook открытое письмо. Сообщила, что живет в Мексике, что была в музее Льва Троцкого и не обнаружила там ни единого упоминания о том, что он родился в Украине (недалеко от нашего Кропивницкого). Она меня попросила найти побольше какой-то информации об этой исторической личности. Я так загорелась этим, начала «поднимать на уши» всех причастных людей региона – краеведов, музейщиков. И все на меня смотрели такими удивленными глазами – мол, зачем оно тебе надо? А мне все это было очень интересно, и время на изучение имелось, поскольку я еще сидела дома в декрете.

Меня спрашивали, не собираюсь ли я поехать в Мексику, я говорила, что даже мечтать об этом не могу, потому что у меня маленький ребенок. Не с кем его оставить. И как-то так по крупицам начала собирать информацию – у того одно спросила, у этого – другое. Хотела поехать в музей в Бобринец, но нас тогда засыпало снегом, вообще невозможно было выехать. Но мы таки доехали в этот музей, поснимали там.

Также при сборе информации о Троцком я использовала и один из материалов «Украины-Центр» «…а Бронштейны расплачиваются». Написала письмо легендарному внуку Троцкого Всеволоду Эстебану. Объяснила, откуда я, рассказала о нашем городе немножко, зачем вообще к нему обратилась. Сказала, что собрала много информации и хочу ему передать.

Вот небольшой отрывок из моего письма внуку Троцкого: «Мы посетили музей в городе Бобринец. В нем экспонируются некоторые вещи, принадлежавшие семье Бронштейн или имеющие отношение к ней. На фото, которые я вам отправила, изображена шаль няни Лейбы (Льва), кирпич с клеймом “Б”. Именно его в начале ХХ столетия производили на кирпичном заводе отца Троцкого, известного землевладельца Давида Бронштейна.

Также отправляю вам открытки своего города Кропивницкий, который раньше назывался Елисаветград. О нашем городе Лев Троцкий написал в своей мемуарной книге “Моя жизнь. Попытки автобиографии”: “Ни одна из столиц мира – ни Париж, ни Нью-Йорк – не произвели на меня впоследствии такое впечатление, как Елисаветград, с его тротуарами, зелеными крышами, балконами, магазинами, городовыми и красивыми воздушными шарами на нитках”.

Не зря Лев Давидович так написал о нашем городе. В ХІХ столетии за красоту его называли “маленьким Парижем”. В Елисаветграде создан первый профессиональный театр в Украине, где в 1882 году состоялась постановка спектакля «Наталка Полтавка». На сцене нашего театра играло много знаменитых актеров, таких, как Марко Кропивницкий, Николай Саксаганский, Мария Заньковецкая…

В честь Льва Троцкого хотели переименовать Елисаветград, но это намерение опередил город Гжатск, а Елисаветград позже стал Зиновьевском, а потом Кировоградом. Некоторое время, в 20-е годы, родное село Льва Давидовича официально называли Троцким.

В 2009 году наши местные журналисты провели экспедицию в Бобринецкий район, общались с местными жителями, посетили бывшее село Яновка, а также нашли могильную плиту, которая принадлежала семье Бронштейн. В результате поездки в газете “Украина-Центр” вышла статья “… а Бронштейны расплачиваются”. Я выслала вам фото и электронную версию этой статьи».

Собрала я в коробку письмо, статьи наших краеведов, фотографии из бобринецкого музея, украинские деньги, флаг и отправила это все моей знакомой Оксане. Посылка шла бесконечно долго – два месяца. Уже начали бить тревогу, что случилось. Когда Оксане таки дошла посылка с письмом, она пошла в Дом-музей Льва Троцкого (в Мехико-Сити) и стала добиваться встречи с его директором господином Всеволодом Эстебаном (полное имя внука Троцкого Всеволод (Сева) Эстебан Волков Бронштейн. – Авт.). Ответа не было долгое время, хотя сотрудники музея пообещали передать письмо адресату. Встречу Всеволод почему-то тоже не назначал. Оксана начала было звонить в музей, думала, что, может, что-то недопоняла из-за сложностей перевода. Но ничего внятного – ни «да», ни «нет» – ей не отвечали. Я уже начала писать на сайт музея. И тоже никакого ответа. В итоге Оксана пригласила меня в гости. Все так сложилось, что моя семья поддержала меня и отпустила. Я им очень благодарна за это.

Приехала я в Мексику в середине июля. Через некоторое время по прилете мы первым делом пошли в музей Троцкого. Оксана мне рассказала очень много интересного, прям как экскурсовод. Я читала статью внука Троцкого, в которой он утверждал, что после смерти деда в его доме царила атмосфера одиночества. Я ощутила эту атмосферу.

Посмотрели, как он жил. Такой быт у него был непритязательный. Все очень скромно, можно даже сказать, бедно. Только самое необходимое для жизни и очень много книг. Когда мы вышли из музея, Фермин (муж Оксаны) сказал, что Всеволод не хочет с нами встречаться. Не объяснил причину даже. Но мы догадались, откуда «ножки». Накануне мы звонили в музей, чтобы поговорить с Всеволодом, но нам сказали, что у него встреча в российском посольстве. Оксана рассказывала, что в Мехико есть российские каналы и сильная российская пропаганда. Когда я выставляла фотографии об этой истории на Facebook, мне в комментариях написали, что Троцкий украинцем никогда не чувствовал себя. Хоть все так и получилось с этим музеем, я все равно благодарна этой ситуации. Я в Мексику попала благодаря Троцкому. (Смеется. – Авт.).

  – Твои первые впечатления. Совпали ли они с ассоциациями со словом «Мексика», которые были до поездки?

– Я, перед тем как ехать, серьезно готовилась. Пересмотрела несколько сезонов «Орла и решки», Диму Комарова. Дима, кстати, сказал, что Мексика – это вам не страна третьего мира, Мексика – это Европа. Фотографии смотрела, читала о достопримечательностях. На фотках все было так ярко, красочно. Я собиралась вроде как в большую Европу.

Во-первых, в Мехико проживает более 20 миллионов человек. И когда ты летишь на самолете, этот город просто бесконечный. С одной стороны домики-домики-домики, с другой – холмы-холмы-холмы. Фермин рассказывал, что если Мехико проехать из одной точки в другую, то это будет километров 140. Летела я туда очень долго. Когда только добралась, мне сразу предложили прогуляться, потому что у них в то время «как раз несильный трафик и пробки». Меня, конечно, шатало от усталости, но я согласилась и пошла. Сначала повели меня в кафедральный собор Успения Пресвятой Богородицы, показали здание инквизиции. Всё так красиво, величественно. И в то же время мы выходим на улицу, я смотрю – у меня вроде как очки разлетаются. Все, что происходило на улицах, кардинальным образом отличалось от того, что показывали по телевизору.

Вот пример: кукурузу продают. Оксана спросила, не хочу ли я кукурузки поесть, не проголодалась ли я. А я смотрю, там такая грязища, антисанитария ужасная… Там что-то варят прямо на улице, какие-то котлы выставляют. Потом женщина сидит  - мне так запомнилось – с черным целлофановым пакетом мусорным, а на нем лепешечки такие разложила. Там все всё продают. Сигареты поштучно продают, потому что пачка очень дорого.

В метро смотрела на маленьких детей – у меня был один вопрос: как они тут выживают вообще? Сидят на полу, пицца лежит рядом, они грязными руками лап-лап, ту пиццу съели, дальше поползли. В метро они зарабатывают деньги. Мама, например, разрисованная в клоуна, а с ней маленькая девочка – тоже клоун, ходят, какие-то там стишки рассказывают и этим зарабатывают. Все, что Комаров показывал, я тоже видела. Только я ближе все увидела. Если говорить про «Орел и решку» – то мне показалось, что это сказку снимают для нас.

Люди на центральной площади меня поразили. Я привыкла, что у нас если центр, то все красивые ходят. Там я хоть и с самолета была в джинсах, в футболке, в кофте какой-то, но выглядела намного лучше их. Они носят сапожки, ботинки, джинсы, лосины. А еще – кофты и куртки, причем куртки, хоть это и лето в сезон тропических дождей, часто осенние или даже зимние с засаленным пухом. Некоторые откровенно напоминали бомжей. Я посмотрела на все это и подумала: «Боже, куда я приехала? А ведь еще говорят, что это один из самых красивых городов Южной Америки». Но потом впечатление выровнялось, после того как мы побывали в других, богатых районах.

Видели Сальму Хайек. По улице шла. Она такая маленькая. Мексиканцы вообще очень невысокие. У меня рост метр шестьдесят, но многие мексиканцы были еще ниже меня. И фигуры у них такие… пышные. Женщины все пышные. Людей видела сильно разных. Причем парадокс: на улицах неряшливые – в магазинах ухоженные.В супермаркетах видела красивых мексиканок, хорошо одетых, накрашенных, которые ходили по парфюмерным отделам, выбирали себе стильные вещи. Я попросила своих приятелей показать мне таких людей на улице. А мне ответили, что такие по улицам не ходят и в маршрутках не ездят. У них там внизу двухъярусные автостоянки, вот туда они заходят и сразу уезжают. Очень много хороших дорогих машин, потому что если машина старая (до определенного года выпуска), то считается, что от нее много вредных выхлопов в атмосферу, и за это приходится платить налог.

На улицах Мехико иногда даже посреди бела дня можно увидеть ярких девушек самой древней профессии. Продают свою любовь и мужчины, переодетые в дам, с ярким макияжем и в вызывающей одежде. Там разрешены однополые браки. Видела мужчин, которые шли, держась за руки. Для мексиканцев это неудивительно. Если представителей секс-меньшинств кто-то оскорбит, то за это может даже сесть в тюрьму.

В Мехико много красивых площадей, памятников, зелёных ухоженных парков. В них есть специально ограждённые площадки для детей, а также для выгула собак.

– Опасность какую-то чувствовали в той стране?

– Мехико находится на высоте 2250 метров над уровнем моря. Местность холмистая. Из окон дома, в котором я жила, видно действующий вулкан. В этом городе часто бывают землетрясения. В Мехико на улицах есть специально обозначенные зелёными квадратами безопасные места, где должны собираться люди во время землетрясений. В семье Фермина и Оксаны есть «тревожная» дежурная сумка с документами и необходимыми вещами, с которой они выбегают из дома во время чрезвычайной ситуации. В таком случае на телефон приходят специальные оповещения.

Я первый раз в жизни ощутила, что такое землетрясение силой 5,9 балла по шкале Рихтера. Оно произошло рано утром. Я, правда, не успела понять, что происходит, но кровать шатало прилично. Потом из комнаты выбежала дочь Оксаны Полина и начала кричать: «Землетрясение!» Хорошо, что оно быстро закончилось, никто не успел испугаться.

В 1986 году во время сильного землетрясения Фермин познакомился с самим Пласидо Доминго. Он помогал певцу искать его тетю, которая погибла под завалами многоэтажки.

– А какой у мексиканцев характер?

– Оксана говорит, что Мексика – очень теплая страна. Там люди, заходя в маршрутку, здороваются. Заходят в лифт в супермаркете – здороваются. Когда я приехала в Украину, сразу такой контраст ощутила. Мы ехали домой, остановились в Софиевке. Там кафешка такая, есть хотелось. Это было раннее-раннее утро, борща нашего решили заказать. Я подошла к девочкам, они сонные еще были. Сначала чай попросила, они делали его с таким видом, вроде они мне большую услугу оказывают. Я им: «Девочки, доброе утро! Вы чего не улыбаетесь?» Потом борща попросила. Потом я уже не выдержала и говорю им: «Вы знаете, в чем отличие между заграницей и Украиной? Вот в том, что, когда ты заходишь там куда-то, тебе рады всегда». Пусть это наигранная улыбка, но они всегда тебе улыбаются. А дома на тебя с таким кислым траурным лицом смотрят, вроде бы ты у них не покупаешь, а попрошайничаешь. Одна из этих неприветливых работниц еще и «оправдалась»: «Ну я ж вам не нагрубила».

– Что из тамошней кухни вам понравилось?

– Продолжу тему приветливости. Мы там были в одном кафе, довольно простом, похожем на обычную столовую – туда часто приходят семьями, у них так заведено. Вечером собираются бабушки, дедушки, накрывают огромный стол, обязательно заказывают себе такосы. Такос – это такая лепешка кукурузная с начинкой. Иностранцы не любят кукурузную лепешку, они едят пшеничную. Когда мы приходили, нам подавали такой огромный такос, что мы на двоих его брали. Я пиццу брала и даже два куска не съела, потому что это была огромная пицца. Начинки тоже там не жалели. Приправ очень много. После съеденного пирожка у меня во рту все просто горело. Пробовала я там бирию, это что-то на шурпу нашу похожее – мяса очень-очень много. Тут подходит ко мне хозяин этого заведения и спрашивает: «Ну как вам?» Потом я доела (а холодно так было, дождь шел), так он предложил еще добавки, чтобы согреться, и полные тарелки долил нам. У нас такого нет.

Мне очень понравилось, что они дома почти не готовят еду. Ходят в рестораны и кафешки. Оксана говорит, что сначала готовила и борщ, и холодец, оливье. Над ее холодцом посмеялись – что это, мол, за такое соленое «желе», переворачивали – еще и не выпадает из тарелки. Еще и с мясом. Оливье наше понравилось, перец фаршированный. Каждое утро у них по улицам развозят в банановых листьях кукурузную кашу. Мексиканцы прокричали, свистнули – к ним приехали. Открыли этот банановый листок – и все, завтрак готов. Я попробовала, мне не понравилось, я такое не ела.

– Что ж вы ели? То грязное, то невкусное. Не голодали?

– У меня за эти дни было столько впечатлений, что я не то чтобы забывала о еде, я просто не хотела. Мне все время хотелось пить. Но мы, конечно же, ели. Ещё о еде. Вкус продуктов там совершенно другой. Из картошки невозможно сварить пюре, выходит клей, поэтому ели пюре из пакетика, разведенное молоком или водой.

Огурцы совсем не похожи на наши, очень твёрдые и невкусные. Каш очень мало. Гречки вообще нет. Запрещается ввозить эту крупу. Также нельзя ввозить семена, сало, колбасу.Там даже оладьи из пакетика. Высыпал содержимое в молоко или воду, размешал, пожарил, и очень вкусно выходит. Зато там много морепродуктов, разных видов рыбы, сыры вкусные, фруктов много. Мексиканцы не заморачиваются с едой. Хочешь поесть – пойдём куда-то сходим.

– Как вообще вы проводили свои дни там? Что интересного увидели из памятников культуры, истории?

– Из дома выходили часов в 11-12 и возвращались ближе к полуночи. На второй день после прилета мне расслабиться не дали – мы сразу поехали на пирамиды. Они находятся относительно недалеко от Мехико. Это пирамиды ацтеков. Самая большая – это пирамида Солнца. Мы хотели там развернуть украинский флаг, но забыли его, пришлось подниматься второй раз. Фермин с нами не стал подниматься, сказал, что еще мальчиком столько этого всего видел, что уже неинтересно. Мы второй раз таки поднялись и флаг наш развернули. Люди на нас удивленно смотрели, спрашивали, кто мы, не футбольные ли мы болельщики, потому что как раз был чемпионат мира по футболу. Но мы объяснили, что нет. Когда всходишь на пирамиду, можно поднять руки кверху и качать эту энергию. Сильнейший поток энергии проходит.

Впечатлили, конечно, кактусы огромные, выше человеческого роста. Мы когда на рынке были, покупали плоды кактусов. Они вкусные. Там разрезается такая шкурочка плотная, а серединка вынимается. Листья кактуса тоже едят. Они мне показались похожими по вкусу на листок алоэ. Я звонила домой – спрашивала, привезти ли листья кактуса. Мне сказали – нет, траву мы не едим.

Как-то гуляем, смотрю – кактус, а на нем плоды точно такие же, как мы покупали. Только те были красные, а это зеленые. Я предложила сорвать, попробовать, Оксана поддержала. А Фермин сказал, что они несъедобные, мы пораним руки, и посмеялся над нами. Но мы все-таки попробовали, и было очень вкусно. Насобирали этих плодов еще и домой. Фермин заметил, что мексиканцы такого никогда в жизни не делают.

Еще мы были в Императорском дворце. Оксана мне рассказывала, что, когда Америка уже была сильной державой, у мексиканцев еще ничего не было, но они захотели под стать Америке тоже сделать свою страну сильной. Решили, что для этого им нужен император. Им этого императора искали по всему миру. И нашли в Австрии. Там два брата было: один руководил Австрией, а второй жил в своем поместье, не интересуясь ни славой, ни властью. Так вот, чтоб перестраховаться и удержать престол, этого равнодушного брат-управленец отправил в Мексику. Специально для него и построили шикарный дворец. Чем-то он напомнил мне Воронцовский дворец в крыму – такие же серые стены, и интерьер очень красивый во всех комнатах. Особенно понравилась спальня в голубых тонах. Я поняла, какую хочу спальню.

Вообще если говорить об экскурсиях, то самая большая экскурсия – это улицы Мехико, потому что там невероятные контрасты. Там, где расположены американские компании, люди одеты в очень хорошие костюмы. С другой стороны, мы проезжали настолько бедные районы – сплошь лачуги, в которых даже дверей нет. Просто какая-то дыра, завешенная тряпкой. Стоят какие-то палки, а на них тряпочка сверху висит. Кругом тряпки, тут же готовится еда, везде эти тяжелые запахи мексиканской еды. Главная святыня – изображение лика Девы Гваделупы. Вроде бы и святыня, но ты далека от этого – не твое. Смотришь на это, как на музейный экспонат.

Хотелось бы еще об инфраструктуре сказать. Дороги, по сравнению с нашими, просто шикарные. Там есть специальная полоса, выделенная под автобус-метробус. Большой автобус едет, комфортабельный, с кондиционером, двухэтажный. Есть велосипедные дорожки. На улице стоят велосипеды. Ты можешь взять их напрокат, полчаса покататься. А потом ставишь на место.

– Расскажите больше о семье, которая вас принимала. Вам не страшно было лететь на другой конец планеты фактически к малознакомым людям?

– В Мехико я летела 13 часов

20 минут с пересадкой. Я заснуть не могла, переживала. Чужая страна, чужая культура. Незнакомые люди. Самого перелета не боялась, пересадки боялась, что куда-то не туда попаду. Но оказалось, все очень легко в аэропорту, кругом есть указатели. Боялась, вдруг хозяева не воспримут. За себя я не переживала, я такой человек, что со всеми могу найти общий язык. Мы с Оксаной легко общались. А за Фермина я боялась. Она-то – украинка, а он – мексиканец. Боялась, как он это воспримет – чужого человека принять в дом. Перед моим приездом он говорил Оксане, что хочет пообщаться со мной по Skype и посмотреть, действительно ли я существую. Но она настолько меня окружила заботой и вниманием, что я не ощущала, что нахожусь за тысячи километров от Украины. Оксана год не была в Украине, год не общалась на родном языке. Конечно, ей хотелось встретить родственную душу.

– А как она с Фермином познакомилась?

– В Интернете. Она после проекта, побывав в Испании, захотела выучить испанский язык. Ходила на курсы. Говорила: курсы – это одно дело, но надо же живое общение. И зашла на сайт знакомств для общения. Разные мужчины писали ей – в том числе и придурки, очень много придурков. Но попался Фермин. Он очень образованный человек, сейчас дает частные уроки математики и физики в домах у богатых мексиканцев. Он ездит в такие дома, которые находятся по соседству со школой, но дети в нее не ходят пешком – им это запрещено. И студенты высших учебных заведений занимаются у него, не только школьники. Раньше у него все должности были такие серьезные, солидные. Как-то он показывал комплекс зданий огромных и говорил, что был директором этого комплекса. Сейчас ему уже тяжело стало, а раньше ездил на мотоцикле. Там движение просто сумасшедшее. Фермин темпераментный. У него энергия бьет ключом. Он такой весельчак, пошутить любит. Постоянно меня как-то подкалывал. Вечером, когда уже все уставшие были, предлагал еще куда-то идти и говорил все время мне: «Ты что – бабушка? Будешь сидеть дома? Нет, пошли-пошли!» Вот у нас не такие мужчины. Ну ладно там первый день походить, максимум второй. А этому лишь бы походить, лишь бы не дома.

– Как ваша подруга ладит со своим мужем, учитывая, что они – представители совершенно разных культур?

– Я когда была на том брачном телепроекте (подружка меня потом еще цитировала) сказала: неважно – где жить, главное – с кем. Когда Оксана нашла мужа своего теперешнего, говорит, что очень переживала, думала, как это далеко. «Я думала – ну максимум Европа, а тут Мексика. Но одна мудрая женщина мне сказала: не ищи страну, ищи человека», - пооткровенничала со мной Оксана. Да и чтобы быт сильно отличался – то нет. Как и у всех. Каждый день повседневные заботы. Сейчас она домохозяйка, только недавно получила карту резидента. Ищет себя. То есть документы у нее есть, можно начинать чем-то заниматься. Уже выучила испанский на довольно хорошем уровне. Хочет еще английский подучить. Я посоветовала ей быть экскурсоводом – настолько доступно, интересно, познавательно она рассказывает.

Ее дочь Полина тоже перед выбором. Она тут, в Украине, в пед­университете в Полтаве окончила первый курс по специальности «Образотворче мистецтво» и сейчас по законам не может долго оставаться в Мексике, ей надо через определенное время выезжать из страны. Оксана может забрать к себе свою маму как близкую родственницу, а Полину – уже нет, потому что ей уже больше 18 лет. Она уже самостоятельный человек. Там такие законы. Девушка хочет поступать в университет в Мексике, но, даже если ты выбираешь определенное направление, там надо экзамены сдать по всем предметам. А для того чтобы сдать, нужно очень-очень хорошо знать язык. Они сейчас учат с преподавателем.

– Вы им возили какие-то сувениры из Украины?

– Я была удивлена, но меня попросили привезти шоколадных конфет.

– А как же вы их довезли в такую жару?

– А там жары такой, кстати, как у нас, нет. Когда я выходила в шортах или в платье коротком (вроде бы жарко было), то на меня смотрели, как на человека «с приветом». Мексиканцы все в штанах ходят и в лосинах. Там надо или днем терпеть жару, или вечером холод. Все в основном с вещами теплыми ходят, зонтик с собой берут, какие-то куртки. В босоножках там никто не ходит. Такой жары, как у нас, что все течет, там нет. Даже если жарко, ты можешь набросить какую-то кофточку и будешь себя комфортно чувствовать.

– А почему люди с родины шоколада конфеты просили?

– Вроде бы и родина шоколада, но конфеты у них не делают. Только всякие желейки. Фермину очень понравилась наша «Коровка», сказал, что там в середине такая начинка, как пылесос, - она засасывает. Пообещал, что в очередной прилет в Украину в обратную дорогу чемодан набьет конфетами.

Оксана – очень общительный человек, с ней невозможно не по­дружиться. Мы сошлись темпераментами. Она живет со своей дочкой Полиной, ей 20 лет. И Фермин живет со своей дочкой Дианой, ей тоже около 20. Диана в то время, когда я приехала, была в Японии. Мне выделили в доме целую комнату. Я с собой водку привезла. Но Фермин мало пьет. Сказал – зачем мексиканцу водка, ему главное конфетки поесть. Назад я привезла текилу, ром, фрукты экзотические. Один фрукт такой килограммовый не довезла, побила в ручной клади.

Там все смуглые. Иногда я чувствовала себя просто обезьянкой. Я светленькая, и Полина тоже. И на нас в маршрутках все так смотрели, особенно дети. Запомнилась одна девочка, у нее такие миндалевидные большие глаза – она села напротив меня и смотрела всю дорогу, не мигая и не отводя глаз. А тут еще не одна я светленькая, а с Полиной. Я настолько привыкла, что все смуглые рядом, что, когда прилетела в Рим, подумала: «О Боже, светлые люди!» В майках, в шортах ходят… А потом смотрела свежим взглядом на наших женщин. Какие же все-таки красивые украинки! Просто красавицы – хоть картины пиши. Там таких нет. Когда я ехала уже назад в автобусе из Киева домой, в Кропивницкий, не могла заснуть. Я думала: «Боже, какая у нас красивая страна». Вроде бы и там красиво, пальмы, дороги. Но прилетаешь в Украину и вдыхаешь полной грудью: «Я дома. Все такое красивое – это небо голубое, эти бесконечные подсолнухи». Я говорю: надо путешествовать только для того, чтобы опять влюбляться в Украину.

– А где вы еще бывали?

– В Польше, Италии, Испании, Канаде, Египте, Турции, теперь в Мексике… В этот раз самой большой проблемой было то, что три года я с ребенком была неразлучна даже на сутки, а теперь надо было его оставлять на кого-то. Но спасибо моей семье, что все вместе разделили понемножку хлопоты и дали мне за три года такие мексиканские каникулы. Я вообще девочка авантюрная, у меня это не первая авантюра и, думаю, не последняя. Просто было затишье всего на три года. (Смеется. – Авт.).

 

Фото – из личных архивов Аллы Резниченко.

Маша Ларченко

Маша Ларченко

Журналіст «УЦ».