Не думая о последствиях

17:49
0
689
views

Общественное мнение – это мнение тех,
кого вообще не спрашивают.

Брюс Уиллис.

По просьбе народных депутатов наша газета будет выходить в рулонах и без текста. Шутка. В которой, к сожалению, правды может оказаться больше, чем, собственно, шутки.

Речь пойдет, конечно же, о принятом Верховной Радой и пока еще не подписанном пока еще Президентом Порошенко Законе «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» или, проще говоря, законе про мову. Для начала одна цитата:

«… Українська мова – єдина державна мова в Україні. Так було, так є і так буде. Щодо цього питання – жодних компромісів. Держава повинна дбати про розвиток української мови, про розширення сфери її вжитку. Це теж безумовно, з цим погоджується все суспільство.

Питання в методах, якими ми втілюємо в життя цей стратегічний курс. Моя принципова позиція – держава має сприяти розвитку української мови шляхом створення стимулів і позитивних прикладів, а не заборон і покарань, ускладненням бюрократичних процедур, множенням кількості чиновників замість їхнього скорочення…»

Нет, это не цитата Порошенко, и не Тимошенко, и не Гриценко, и даже не Рабиновича. Это прямая речь Зеленского. Другими словами, предмета дискуссии для нового президента относительно статуса единого государственного языка нет. А вот что касается методов внедрения и контроля за соблюдением закона, тут вопросы есть, и очень серьезные. Редактору газеты, которая изначально задекларировала выход с возможностью публикации в одном номере материалов на русском и украинском языках, трудно не согласиться c обоими утверждениями Зе.

Для начала два момента чисто этического характера. Имеет ли моральное право Верховная Рада, которую, согласно последним социологическим опросам, поддерживает порядка 4-8% населения, принимать в конце своей каденции закон с непредсказуемыми для общества и страны последствиями? И второе. Имеет ли моральное право уходящий Президент подписывать закон, который был краеугольным камнем его провальной избирательной кампании, поддержанной лишь четвертью избирателей? Я только спрашиваю – ответьте себе сами.

Ни для кого не секрет, что часть русскоговорящих наших сограждан принципиально не желает общаться на украинском языке. Другая часть украинцев требует полного запрета «великого и могучего» языка агрессивного соседа. Крайности сходятся в своем упорстве и нежелании думать о последствиях для страны. А ведь эти последствия легко просчитать.

Если три четверти избирателей во всех регионах и социальных группах (включая армию) проголосовали против «армовира», то после подписания закона про мову, к сожалению, можно будет с высокой точностью представить состав нового парламента во главе с Медведчуком. Это не страшилки в жанре Турчинова или Парубия, это чистая матстатистика – ответ «плохого» народа «хорошим» избранникам на осенних выборах.

Анализировать закон, окончательную версию которого еще никто не видел, непрофессионально. Стебаться по поводу титров на театральных спектаклях не хочется. Скажу о своем, наболевшем.

«Друковані засоби масової інформації можуть видаватися іншими, ніж державна, мовами за умови, що одночасно з відповідним тиражем видання іноземною мовою видається тираж цього видання державною мовою. Усі мовні версії повинні видаватися під однаковою назвою, відповідати одна одній за змістом, обсягом та способом друку і видаватися в один день».

Как просто: второй тираж – и вся, еле сводящая сейчас концы с концами, русскоязычная пресса, читать которую люди имеют конституционное право, сдохнет. Исчезнут газеты, редакции, потеряют работу журналисты, бухгалтеры, печатники, рекламщики. Одни просто сменят профессию, другие уедут. Но даже не о нас речь. Господа политики, вы подумали, чем ответят вам бывшие читатели наших газет? Вам наплевать? Вот этому верю.

Есть общепринятый рецепт возвращения Донбасса и Крыма в Украину: тамошним местным жителям нужно доказать экономические и политические преимущества жизни в нашей, а не соседней стране. Может быть, стоит распространить этот рецепт на всю Украину?