Ирина Мурованая: «Хочу как можно больше после себя оставить»

18:05
0
745
views

О том, где в мире находят счастье супружеские пары, встретившие друг друга у балетного станка в Кропивницком, куда уходят из танца, чем окупается вложение личного времени в «чужих» детей и прочих нехореографических тонкостях говорили с руководителем ансамбля современной хореографии «Час Пик» Ириной Мурованой.

В этом году ему исполнилось 25 лет, из них два десятка с багажом всевозможных национальных и международных регалий, наград и сертификатов у ансамбля с нашей собеседницей – на двоих. Началось со случайности.

– Изначально я пришла в ДЮЦ работать хореографом фольклорного коллектива, «Лебедея» он назывался,вспоминает Ирина.– После того как предыдущие руководители по очереди уехали жить за границу, мне предложили возглавить «Час Пик». Это было до 30 детей разного возраста, в основном девочки. И полненькие, и маленькие, и высокие. Практически не было костюмов, репертуара. Не было состава. Просто группа детей, которые любят танцевать, в таком, разбалансированном состоянии. Пришлось этот состав формировать. Первые наборы были очень сложными, к нам практически никто не шел – чтобы шли, у коллектива должна быть история.

История

Она как бы была, но кончилась, нужно было начинать заново. В 1994 году выпускница «Пролиска» и Киевского института культуры и искусств Ирина Кузьмина основала джаз-рок балет «Час Пик». А через несколько лет уехала жить и работать за рубеж.

– То, что создала Ира, было очень интересно, современные постановки. Она ездила за границу, привозила много материала, которого не было в Украине. Костюмы были экстравагантные, но больше взрослые, клубные, тогда очень модно было выступать в ночных клубах. Они всегда были желанными гостями на первых местных конкурсах красоты, КВНах… Я впервые увидела коллектив, это был КВН в ДК Компанийца, для меня это был шок – прекрасные номера, что-то новое, неординарное. Был человек, который писал для них музыку, – одно произведение, авторская песня «Чорна кава», она была визиткой балета. Коллектив был необычным для нашего города, здесь все руководители умудренные опытом, в основном работали в народном стиле. А «Час Пик» был модным, интересным. Я танцевала в «Юности» и «Ятрани», мы все «народники» – школы современной хореографии тогда в городе не было. Была серьезная школа бального и народного танца. В современном танце это были как минимум одни из первых подвижек.

Модное и интересное тогда появлялось не благодаря, а вопреки – те, кто помнит середину 1990-х, знают почему. И новое начало после того, как уехали первые руководители, было сложным.

– Особого финансирования не было, родители не спешили шить детям костюмы, пока не понимали, куда пришел ребенок, какие номера танцует. Все было на плечах старших детей, которые остались в «Час Пик» на момент моего прихода. Эти дети и их родители вынесли все тяготы становления коллектива. Мы делали первые постановки, которые начали занимать места, до этого состава в коллективе не было ни одной грамоты, ни одной поездки с призовым местом.

Во многом благодаря тем людям и их сверхусилиям «Час Пик» стал сначала официально образцовым  – для этого нужны были «порт-фолио» с наградами, репертуар и новая программа с новыми костюмами, – а затем и официально народным.

– Постепенно, глядя на этот состав, на эти костюмы, на эти постановки, выпускников, которые были хорошо подготовлены, к нам пошли заниматься малыши. С этого все снова началось. Появились средние, младшие дети, хорошие преподаватели, которые работают рядом, стали надежным плечом. Эти люди, которые дали толчок, рост коллектива, – это их заслуга. Это мое все.

Менеджмент

Понятно, что руководство растущей структурой, где задействованы взрослые и дети, в которой ведется организованная деятельность разных направлений и которая постоянно участвует в конкурентной борьбе, – не только хореография и педагогика с психологией. Это в полном смысле менеджмент, управление. Подходы к ним, по мнению Мурованой, за годы не то чтобы изменились – усложнились.

– Детей все больше, потребностей коллектива все больше. Больше партнеров, с которыми мы работаем в Украине и за границей. Тех, кто организовывает глобально международные, всеукраинские фестивали. Это люди очень солидные, там организация на высшем уровне. К этому уровню все время нужно подтягиваться и в плане хореографическом, и в плане организации себя, дисциплины, ответственности, взаимоотношений. Там ты выходишь за рамки детского коллектива, ты на уровне людей, которые это делают профессионально. Нужно меняться в плане финансирования коллектива, поиска возможностей. Сейчас костюмы нам вышивает Коломыя, головные уборы делает Запорожье, обувь – Днепропетровск. В нашем городе работают над пошивом три дизайнера.

Ансамбль не зарабатывает деньги, не ведет коммерческой деятельности, он действует в структуре областного ДЮЦа, подведомственного департаменту образования государственной областной администрации.

– Какие возможности государственного учреждения? Директор, Анна Суркова, нас поддерживает – в меру возможностей, как и все коллективы, которые работают на высоком уровне. Финансирование не такое большое, а коллективов много. Родители детей, они по своим возможностям обращаются к нам, говорят, хотелось бы какую-то новую постановку. Творчески мы можем обеспечить, а они обеспечивают костюмами. Раз в несколько лет мы делаем новую программу. Это все лежит на плечах родителей в основном.

Хотя голодные 1990-е давно минули, крупных меценатов, которые готовы финансировать титулованный «Час Пик», нет. Юбилейный концерт, посвященный 25-летию, прошел при поддержке председателя ОГА Сергея Кузьменко. Некоторые костюмы помогли пошить, и для коллектива это очень важно, отмечает Ирина Мурованая. Но во главе угла для его менеджера, по ее мнению, как вчера, так и сегодня-завтра, – не денежный вопрос и даже не управленческие компетенции из учебников по бизнес-образованию.

– Можно называть массу качеств – умение организовать себя, процессы вокруг себя, системное мышление, контроль, любовь к этому делу и т.п. Но я четко уверена, что впереди всего этого должно идти терпение, принятие людей. Творческие люди – очень разные, очень эмоциональные, у каждого свой характер, у всех сначала идет эмоция, а потом уже разум, оценка ситуации. Все люди, с которыми я работаю, – талантливые, нужно иметь огромное уважение к ним и спокойствие, самообладание. Чтобы спокойно принять ситуацию, полностью оценить и потом решить. Но ни в коем случае не эмоционально, не в тот момент, когда все происходит. Нужно иметь выдержку. Все остальное прикладывается.

Любовь

Откуда брать выдержку? Рецепт очень простой:

– Всех детей нужно любить, как родных, это не обсуждается. Они занимают практически все наше время. Если это не работа в зале, то это работа вне зала – когда ты выходной, когда у тебя отпуск. Это постоянное общение с детьми и их родителями. Последние часто контактируют с нами не только как с людьми, которые могут чему-то научить, мы – инстанция, которая может оказать помощь. Часто последнее, чем ребенка могут приструнить дома родители, – это «не пойдешь на танцы». Обращаются по сугубо личным вопросам, часто дети не знают об этих встречах и беседах. Вместе с родителями придумываем, выстраиваем алгоритм работы с ребенком… Иногда обращаются сами дети, и не всегда это касается коллектива. Это может касаться и взаимоотношений с дворовыми друзьями или в школе. Мы всегда видим, если ребенок как-то не так себя чувствует, ведет себя не так, как обычно. Обязательно беседуем с ними. Да, мы видимся четыре раза в неделю, а во время занятия в зале нельзя разговаривать. Но, несмотря на такой сжатый график, стараемся ничего не упускать. Ребенок, который с четырех лет пришел к нам, – это не чужой ребенок.

Отсюда и ответ на вопрос «зачем?», который наверняка у многих созревает в голове, когда становится понятно, что прибылей это дело не приносит, а времени и сил потребляет чуть ли не все, какие есть.

– У меня хороший знакомый есть, когда закончился какой-то этап в жизни, определенной работы, он уехал к морю, говорит, ходил по берегу и думал, чем бы заняться сейчас, вот что я люблю? От себя отталкивался и выбрал какую-то сферу. И я впервые задумалась, если не вот это, то что? Ну вот это я люблю. Я очень люблю «чужих» детей, искренне, мне говорят – это большая редкость. Я чувствую детей, мне важно все, что происходит в их жизни. Мне это очень нравится. И это же очень такое, благое дело. Это же красота, очень позитивные эмоции, я детям часто говорю за кулисами и на репетициях: мы дарим радость людям. Пускай два часа нашего концерта достанут каждого зрителя из его жизненной суеты, отключат от проблем, негатива, подарят ему два часа спокойствия, красоты, счастья внутреннего, гармонии. Хочется, чтобы нас становилось все больше.

– Кого больше?

– Хороших людей.

Выход

Если с хорошими людьми, за четверть века прошедшими через ансамбль, поступившими потом на хореографические отделения вузов в Украине или за ее пределами, все вполне очевидно – они выбрали дело своей жизни, то судьбы ушедших «не в танец» складываются по-разному. На самом деле задача воспитывать профессионалов перед коллективом не стоит, даже наоборот, в определенном смысле.

– Хореография не мешает обучению в школе. Был период, когда мы «припугивали» детей – приносите дневники, показывайте. Кто плохо учится в школе – не танцует, не выступает. Хотите выступать – подтягивайте хвосты, тогда будем совмещать. Дети поступают в университеты, в том числе за границей, есть у нас и медики, и инженеры, и учителя, и психологи, и профессиональные военные, и полиция, и судья есть…

Впрочем, особенности спроса и конкуренции на открытом сегодня мировом рынке труда иногда привносят свои, часто неожиданные коррективы.

– Люди, которые медики, инженеры и так далее, имея высшее образование не по хореографическому профилю, зарабатывают за границей именно танцами. И научились они в этом коллективе. Мы дали им уровень, который позволяет уехать на контракты. У нас есть пары, которые женятся, познакомившись в коллективе. В том числе и они уезжают – Китай, Корея, Германия, Швейцария, по всему земному шару. Они имеют возможность сейчас себя обеспечить и родителям помочь благодаря тому, что когда-то у нас занимались.

Много выпускников остались в Украине и стали студентами хорео­графических факультетов Киевского национального университета культуры и искусств, Национальной академии руководящих кадров культуры и искусств, Центральноукраинского государственного педагогического университета им. Винниченко.

Как бы то ни было, вопрос о собственном «выходе из дела» или смене качества своего участия в нем рано или поздно встает перед большинством задействованных в этой сфере людей. В силу разных причин Ирина Мурованая об этом говорит спокойно.

– Не думала, что спросят об этом так рано! Но я об этом думаю, я об этом говорю, и люди уже знают об этом. Все может быть. Смена готова, смена надежная. Если ты много вложил здоровья, личного времени – в ущерб своей семье и своему ребенку, – вложил себя без остатка в это дело, то хотелось бы, чтобы оно не закончилось. Я хочу как можно больше после себя оставить, в плане материальной базы коллектива, организации процесса обучения, чтобы они так тяжело, как я, не начинали.

По просьбе нашей собеседницы упоминаем поименно людей, оказавших влияние на становление и развитие коллектива за время его существования. Это первые выпускники ансамбля времен его второго рождения: Татьяна Дуброва, Наталья Кочубей, Алена Мищенко, Максим Швыденко, Игорь Романенко, Ольга Стукаленко, Оксана Бублик, Роман Тишкин, а также педагоги и постановщики Оксана Чернова, Егор Похиленко, Игорь Данилов, Марина Живанова, Виталий Иванченко, Алена Коцюруба, Марина Подскальнюк.