Как «ополченцы» наших вербуют

10:13
503
views

Кажется, Кировоградская область далеко от зоны военного конфликта на Донбассе, не имеет общих границ ни с Россией, ни с другими странами. Но все равно и на нашей земле террористы из так называемых республик пытаются вербовать себе подручных, помощников и информаторов.

 

В течение этого года пятеро потенциальных агентов «ЛНР – ДНР» решением судов освобождены от криминальной ответственности, так как сами сообщили о фактах попыток их завербовать. Да, не везет что-то боевикам с этим делом. Мы попробовали побольше узнать об этих делах, что это было – погони, засады, тайники или что-то другое?

На конец 2014 года в колониях и СИЗО на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей сидело примерно 16 тысяч человек под стражей. Всего одна колония была выведена в нормальную Украину, а как живут остальные, можно было только догадываться по публикациям в Интернете. Так или иначе, с некоторых пор террористы стали отпускать заключенных по соглашению о переводе в украинские исправительные учреждения. Уже несколько сотен переведено.

По данным правозащитников, 90 процентов из тех, кто еще сидит в ОРДЛО, хотят перевода в Украину. Но почему так мало отпускают, казалось бы – пусть Украина контингент кормит? И почему вообще отпускают «досиживать» в Украину? А дело вот в чем.

Как и во многом другом, в пенитенциарной системе «республик» – полный бардак. Но боевики предлагают сидельцам облегчение участи. Целых два варианта. Кто хочет вообще освободиться, должен вступить в ряды боевиков и служить в «ополчении». Однако это не самый простой вариант. Многие подразделения боевиков отказываются брать к себе такой контингент. А часть – берут. Переведенные из Енакиевской зоны в нашу Петровскую колонию заключенные Иван Юрийчук и Владимир Бродянский рассказали в интервью журналу «Новое время» много интересных подробностей. Например, что пожизненно заключенных всех забирали, учили на снайперов, почти все они не очень выучились и погибли.

Почему не пытались сбежать, хотя было довольно просто? Потому что главными целями было просто укрыться, выжить, найти еду. И вообще – непонятно, что и где происходит.

Боевики предлагали заключенным улучшить условия  пребывания. Работать на «республику». Не так, как у нас в колониях – у станка и т.д., а рыть окопы, обслуживать блокпосты  – разгружать привезенную еду и боеприпасы. Ну а если хочешь в Украину перевестись и досиживать там – соглашайся сотрудничать. Вынуждали людей подписывать обязательства о сотрудничестве.

Какие задачи им ставились? В основном по дестабилизации ситуации в регионе. Казалось бы, что могут сделать в этом плане заключенные? А абсолютно разные задачи могут решаться через уголовников. У них же нет барьеров. Им все равно, что магазин ограбить, что воинскую часть поджечь.

В этом году в Петрово перевели четверых из ОРДЛО. Все они сразу же признались, что их принуждали работать против Украины.

Какие конкретно задачи ставились этим четырем? Прибыть в Украину, в любую зону. Находить там симпатизирующих идеям «ДНР-ЛНР», особенно среди преступных групп. Впоследствии им должны были поступать указания, что именно совершать, ну и средства на это. Это и поджоги, срыв работы органов власти, избиение активистов и т.д. Обзаводиться оружием и ждать команд оттуда. Плюс они должны были предлагать заключенным идти служить в так называемое ополчение. Под тем предлогом, что в Украине бывшим «сидельцам» нормальной работы не видать, а там хорошие условия – деньги, паек, форма, вольница. Так обрабатывают  большинство желающих свалить из «республиканского» рая.

Пытаются на этих территориях вербовать не только осужденных. Например, в прошлом году одна работница Пенсионного фонда поехала проведать родных в Донецк. К ней сразу пришли и стали обрабатывать разными методами – от угроз до обещаний больших денег. Несколько дней не отпускали. Но женщина не сдалась.

Казалось бы, зачем боевикам Пенсионный фонд далекой от них области? А просто в фонде есть базы данных всех воинских частей, 3-го полка спецназа, например, плюс всех правоохранителей, – ведь от каждого военнослужащего и правоохранителя идут отчисления в фонд. Можно вполне заполучить адреса всех…

Ну и совсем свежая ситуация. Один наш местный житель, переселенец, часто проведывал родственников на Донбассе. Там его, скажем так, и приобщили к деятельности против Украины. Поставили задачу трудоустроиться в наши края в 62-й арсенал. Он осуществляет хранение, утилизацию  ракетно-артиллерийских снарядов. Сейчас туда переводят боеприпасы с ряда складов, близких к зоне ООС, например, из Лозовой Харьковской области, помните, там еще 11 лет назад массово взрывались снаряды, так их до сих пор вывозят. Но это к теме не относится.

Гражданина не взяли, потому что контроль и отсеивание персонала там производится на серьезном уровне. Ну а потом, когда им заинтересовались те, кто обязан это делать по долгу службы,  выяснилось, что товарищ завербован…

Пытаются «работать» с нашими земляками и в Крыму. Их не так много, но есть люди, которые регулярно ездят в Крым – те, у кого остались родственники, осталась недвижимость, – вот это особенно проблемный вопрос. Им там предлагается по ускоренной процедуре получить гражданство РФ, чтобы иметь возможность продать имущество. Кто-то так и поступает.

Есть в нашей области и госслужащие на нормальных должностях, имеющие недвижимость в Крыму – наследство и т.д. К таким российские пограничники подкатывают прямо, начиная с кордона, когда они заезжают на полуостров. Ох, будьте осторожны, панове. Там такие цепкие ребята работают, что можно влезть, куда не надо, самим не замечая того…

Геннадий Рыбченков, «УЦ».