Одесса в огне

15:54
408
views

Вам не кажется, что в новостях по теме «Одесса» слишком часто стал фигурировать огонь? То сгорел детский оздоровительный лагерь «Виктория» в 2017 году, трое детей погибло. В июле этого года сгорела областная психбольница – шестеро погибших. Потом горел отель «Токио стар», девять человек сгорело. Не хочется даже вспоминать Дом профсоюзов на Куликовом поле, где 2 мая 2014 года ужас что творилось. А теперь вот колледж экономики, права и гостинично-ресторанного бизнеса. Даже неясно пока, сколько там погибло, на момент подготовки номера речь шла о двенадцати жертвах. Ни в одном другом городе страны не горит так часто. Так страшно и так гибельно…

Директор департамента образования и науки Одесского горисполкома Елена Буйневич рассказала, что за период с начала 2016 года по сей день на противопожарные мероприятия в учебных заведениях города было выделено более 140 миллионов гривен! Вдумайтесь в эту цифру! Конечно, журналисты не специалисты в системах пожаротушения, датчиках задымления, и порошковый огнетушитель от углекислотного с трудом отличим. Но сумма все равно впечатляет. Куда ушли эти деньги, если учесть, что в злополучном колледже не было ни пожарной сигнализации, ни тревожной кнопки вызова? О пропитке деревянных несущих конструкций специальными негорючими смесями речь даже не идет.

Обычный датчик дыма стоит немногим больше 100 гривен. На 140 миллионов можно много таких купить. Но на датчики для колледжа денег не хватило.

Не секрет, что в половине зданий старого центра Одессы – деревянные балки, деревянные стропила чердачных крыш, а перестенки и перегородки часто из дранки или соломы и камыша с глиной. Да на той же улице Троицкой, где стоит колледж, если идти в сторону парка имени Шевченко, можно увидеть во дворах деревянные дома, не говоря уже о легендарных одесских сараях.

Самому сгоревшему зданию – больше ста лет. Это был доходный дом владельца Одесской табачной фабрики Сирагана Асвадурова, он сдавал в нем большие богатые квартиры по 170 метров площадью. А когда к власти пришли большевики, они эти квартиры камышовыми перегородками покромсали, «перепланировали».

Одно время, в тридцатые годы прошлого века, в этом здании даже располагался Одесский гор­исполком, когда здание на Думской площади ремонтировали. Кстати, все говорят о сгоревшем колледже. Но на самом деле в этом большом здании располагались также Институт морской биологии Национальной академии наук, одесский филиал Института археологии НАНУ, несколько лабораторий Физико-химического института имени Богатского НАНУ, региональное отделение профсоюза ученых, удивительное государственное предприятие с названием «Одессапчелпром». А еще одесское БТИ. Часть площадей снимали частные арендаторы. Помещений собственно колледжа сгорело меньше, чем других, квадратные метры Академии наук просто уничтожены. Кстати, уже есть версия, что изначально хотели сжечь помещения БТИ с его архивами.

Как водится у нас, из трагедии срочно стали извлекать уроки. Студенты, мальчишки и девчонки, спасаясь от огня, прыгали из окон здания, которое когда-то было вторым по высоте в Одессе. А в одесском подразделении Государственной службы по чрезвычайным ситуациям нет такой штуки, как батут, на который могут спрыгнуть с высоких этажей люди. Его называют «куб жизни». Большинство из нас такие видели лишь в кино. На всю Украину таких «кубов», которые могли бы спасти десятки жизней, всего пять. В столице. Кстати, специалисты признают, что они эффективны лишь для тех, кто спасается с 4-5 этажа. В Одессе этого бы хватило…

Службу по чрезвычайным ситуациям в Одесской области возглавлял Виктор Федорчак, он довольно продолжительное время возглавлял чрезвычайников Кировоградской области. Местные СМИ писали о нем не раз и далеко не всегда по позитивным поводам. Премьер-министр Украины Алексей Гончарук отстранил Федорчака от службы «в связи с неэффективностью службы в последние годы». Кстати, я попытался сосчитать количество наград, знаков отличия, почетных званий Виктора Васильевича. Сбился на третьем десятке.

Традиционно у нас в стране после драки начинают махать кулаками. «Масштабные учения по противопожарной безопасности пройдут в школах Одессы, – об этом на аппаратном совещании в мэрии заявила директор городского департамента образования и науки Елена Буйневич. «Будут отработаны все элементы эвакуации, детей будут подводить к точкам выхода, но на улицу выводить не будут, потому что сейчас холодно», — отметила чиновник. Кроме того, по ее словам, «в школьные дневники вклеят специальные материалы по данной теме и планы эвакуации».

Хорошее дело, конечно же. Но где же вы были раньше? Хотя, кажется, ответ на вопрос, почему так случилось, имеется. Все дело в том, что у здания не было одного владельца. Старая, как мир, история семи нянек, у которых дитя без глазу… Большая часть здания, 2872 квадратных метра, принадлежит государству Украина. Точнее, разным государственным структурам, мы выше о них говорили, – Академии наук, Министерству образования. Собственно колледжу принадлежали полуподвальный и цокольный этажи и флигель. А 1288 квадратных метров принадлежат городу Одессе, одесской громаде. Вот кто из собственников должен был устанавливать ту самую противопожарную сигнализацию? Кто должен был покупать новые огнетушители? Академия наук? Горисполком?

Ну и пожарным, конечно, было трудно. Это почти центр города. Частично здание колледжа выходит на Пушкинскую, одну из самых известных улиц Одессы. Знаете, как паркуют машины в Одессе? Везде, чуть не на балконах. Пожарные первое время толком не могли подобраться на нормальное расстояние к огню. Да что говорить, внутренний двор очистили от автомобилей только к обеду понедельника, и только тогда нормальный автокран смог заехать, чтобы разбирать завалы.

Как всегда, справились с горем лишь благодаря нашим людям. Один пожарный, Сергей Шатохин, погиб. Пятеро его коллег в больницах. Гвозди бы делать из этих людей. И кому нужны какие-то датчики дыма, когда такие люди в стране есть?