«Уверен, что турборежим себя оправдал»

13:41
1010
views

Три новогодних дня во Львове, день у родителей в Малой Виске – вот и все зимние каникулы народного депутата от Кропивницкого Александра Дануцы. В его так называемую «работу на округе» входит и обязательное общение с местными журналистами, чем «УЦ» не преминула воспользоваться.

– Саша, Верховная Рада 9-го созыва работает 4,5 месяца. Можно ли считать, что и Рада, и вы лично прошли «курс молодого бойца»?

– Думаю, да. Несмотря на то, что я уже работал депутатом городского совета, членом городского исполкома, был помощником народного депутата и в политике давно, необходимо было досконально изучить основы законотворчества, знать, как осуществляется написание законопроекта, его подача, согласование, прохождение в комитетах и рабочих группах, внесение и отстаивание поправок. В Верховной Раде, естественно, немного не так, нежели в органах местного самоуправления. Тут есть масса всяких мелких нюансов, которые надо выучить.

– В то же время есть такое впечатление, что вы работаете уже достаточно давно. Это связано, видимо, с этим самым турборежимом – высоким темпом принятия законов. Оправдал ли себя турборежим или все-таки сказался на качестве принятых законов?

– Безусловно, турборежим сказался на качестве законов. Да, в принятых законах были ошибки, были недочеты. Но я уверен, что турборежим себя оправдал. И думаю, что страна это почувствовала. А те ошибки, которые есть, они не критичны, и я уверен, что мы их исправим в ходе последующих сессий.

– Какие принятые решения и законы вы бы выделили как наиболее важные?

– Прежде всего, снятие депутатской неприкосновенности. Это историческое решение в украинском парламентаризме, потому что все политические силы обещали это сделать, но только политическая сила президента Зеленского взяла на себя ответственность и довела этот вопрос до конца. Этот законопроект, в том числе, проходил мой правоохранительный комитет.

Для меня это был очень важный процесс.

Из того, что совсем недавно проходило в довольно интересном режиме обсуждения в моем комитете, – это так называемый законопроект о «ворах в законе». Это был президентский законопроект, и было очень жаркое обсуждение в комитете, но, тем не менее, этот закон принят в первом чтении. И сейчас мы будем работать над поправками ко второму чтению. Посмотрим, как в Украине правоохранительная система, пользуясь этим законом, в недалеком будущем сможет искоренить уродливые явления, кстати, характерные в том числе и для нашего города. Этот законопроект обсуждался в комитете буквально на следующий день после бунта в Кировоградском СИЗО. Присутствовал заместитель министра МВД Антон Геращенко, и мы в том числе обсуждали и эту ситуацию.

– У большинства телезрителей складывается впечатление, что ваш созыв сохранил многие негативы «попередников». Это и безумный самопиар, и блокирование трибуны, и взаимные оскорбления. Иначе никак не получается работать?

– Я думаю, что названные вами явления характерны фактически для любого парламента мира, в особенности для молодых демократий. Это не характерно для Белоруссии или для России по понятным причинам. А там, где разные точки зрения и интересы – всегда будут конфликты. Что касается самопиара, то политика без этого тоже существовать не может. К сожалению, от этого никуда не денешься.

– Вы опытный политик и хороший оратор, но вас практически не видно на трибуне ВР. Зато там регулярно появляются ваши, откровенно говоря, неподготовленные коллеги. Почему?

– Понимаете, то, что мы видим в трансляции телеканала «Рада» и в новостях, это только верхняя часть айсберга парламентской работы. Большинство решений не принимаются в зале. За всем этим стоит большая экспертная работа в рабочих группах, подкомитетах и комитетах. И реально это многочасовые заседания, это сотни встреч межфракционных, это кулуарные переговоры. Если бы транслировали, например, заседание нашей фракции, это было бы поинтереснее, чем заседание парламента, потому что там очень жаркие баталии. Представьте себе, когда в зале 200-250 человек, и все, в принципе, люди состоявшиеся, и у каждого есть свое мнение…

– Понятно. Еще вопрос: скажите, как сработали кировоградские депутаты в ходе принятия бюджета-2020?

– Нормально. У нас в бюджетном комитете есть Юрий Кузьбит, который возглавляет подкомитет, он непосредственно занимался принятием бюджета и в том числе активно лоббировал кировоградские вопросы. По всем шестерым кировоградским депутатам я могу сказать, что все приняли активное участие и, естественно, поддержали бюджет-2020.

– Имеет ли новый глава ОГА Кировоградщины Андрей Балонь контакт с нардепами? И, в свою очередь, следите ли вы за новыми назначениями в области?

– Мы познакомились на представлении губернатора, после этого у нас с ним уже было порядка 5 очных встреч, и практически в ежедневном режиме мы по телефону общаемся. Коммуникация вполне нормальная. Что касается новых назначений в области, моя позиция такая. Сейчас многие ко мне приходят: «Вот ты порекомендуй…» Я этого ничего не делаю. Во-первых, я всем говорю так: есть система «Лифт». Регистрируйтесь, пробивайтесь, проходите ступени и становитесь руководителями. Второе. Я считаю, что, когда приходит новый руководитель, его прерогатива – формировать свою команду. Взял на себя ответственность – работай, показывай результаты. Не без того, что он как человек приезжий может позвонить и сказать: «Слушай, а ты вот этого знаешь? Дай ему характеристику». В этом плане да, естественно, работаем, постоянно общаемся.

– Парламентский опыт Украины показывает, что большие депутатские объединения недолговечны. Ваш взгляд, так сказать, изнутри: насколько вероятен вариант раскола мегафракции?

– Подобные объединения, естественно, малоустойчивы. Проблемы возникают, когда человек пришел из команды украинского политика или олигарха, а этот олигарх, например, начал конфликтовать с властью, и власть с ним в конфликте, он, естественно, может предпринять какие-то действия для расшатывания фракции и для выхода определенного количества депутатов из нее для создания своей группы и так далее. Кроме того, постоянно, и это чистая правда, отдельным депутатам поступают какие-то предложения, я бы не сказал даже предложения – намеки. Типа если вы готовы быть с нами, то мы готовы вас содержать, и озвучиваются значительные суммы.

– Знаете, есть такой стереотип, что депутаты насмерть воюют в зале, а в перерывах дружно идут пить кофе с коньяком. Как складываются вообще ваши отношения с другими фракциями?

– А у меня есть знакомые абсолютно во всех фракциях Верховной Рады. Со всеми – абсолютно конструктивный диалог, что касается вопросов работы парламента. Возьмем межфракционное объединение «Кировоградщина». Туда вошли представители разных фракций, кроме «Слуги народа». И «Батькивщина», и внепартийные, и «ОПЗЖ». А что касается кофе с коньяком, хочу сказать, что коньяк не продается в стенах парламента. Поэтому кофе – да, а коньяк – нет.

– Вы работаете бок о бок с ветеранами нашей политики Юлией Тимошенко, Петром Порошенко, Нестором Шуфричем, мэтром журналистики Сергеем Рахманиным, а еще со «звездными» Святославом Вакарчуком и Жаном Беленюком. Как они в общении?

– С Шуфричем не знаком и с Рахманиным тоже. Жан Беленюк, кстати, очень эффективный депутат. Он автор ряда законов, и выступает, и представляет законопроекты. А если брать людей уровня Порошенко-Тимошенко, то, конечно, они столько лет в авангарде украинской политики, и одно дело, когда ты их видишь по телевизору, а совсем другое каждый день видеть их вблизи, в стенах парламента. Они очень опытные политики, и у них можно поучиться как хорошему, так и плохому.

– Вы уже предполагаете, как пройдут первые сессионные недели нового года?

– Я уверен, что будет вынесен закон об игорном бизнесе, измененный и доработанный. Я не голосовал за этот закон в том виде, в котором он был. Хотя категорически поддерживаю идею президента, которая касается легализации игорного бизнеса. Но легализации не в том уродливом виде, который мы видели до недавних пор и в нашем городе – в форме маскировки под государственные лотереи. Мы с коллегами встречались по этому закону с президентом Зеленским для того, чтобы объяснить свою позицию. Он ее воспринял. Сейчас законопроект уже переделан. Думаю, в самые первые дни пленарки он будет принят.

– А что касается земельной реформы?

– Она тоже будет принята, но это по времени длительный процесс. Некоторые опытные парламентарии прогнозируют, что на голосование мы выйдем не раньше апреля.