«Теперь я знаю, что такое ад!»

12:01
2003
views

Наталье Введенской 65 лет, в прошлом геолог. Родилась в Севастополе. Отец был военным моряком, капитан второго ранга, фронтовик, прошел всю войну. Жила и работала в Казахстане, на руднике в Приморье, в Новосибирской области. Последних 14 лет живет в Москве вместе с сыном. Энергичная, эрудированная, с массой знакомств в творческих кругах и социальных сетях. Принципиальна и резка в суждениях, как и положено полевому геологу. Наш разговор она окончила фразой «Боже, храни Украину!».

Совсем недавно Наталья Петровна переболела тяжелой пневмонией, вызванной коронавирусом. Писать и общаться ей еще нелегко, но она согласилась, что ее опыт может помочь многим.

– Наталья Петровна, давайте начнем от печки. Что вы знали о пандемии? Какова ситуация в Москве – три недели назад и сейчас?

– Знала довольно много, и информация была правильной. В основном читала в Интернете публикации вирусологов, эпидемиологов. ТВ российское я не смотрю. Хотя в дальнейшем, уже в стационаре, поняла, что и по ТВ давали объективную информацию. А обстановка в Москве была самая безалаберная, пофигистская. Сейчас намного все строже и дисциплинированнее. Люди поняли, осознали.

– Вы использовали какие-то средства защиты от вируса?

– Нет. Маску не носила, я задыхаюсь при ходьбе уже давно, года три. Руки и глаза промывала после метро и магазинов простой водой. А надо было хлоргексидином (антисептик. – Ред.)

– Скажите, вы знаете или, может, догадываетесь, как и когда «поймали» вирус?

– Знаю! В очереди на флюорографию, в поликлинике. Какой-то полоумный врач привел туда свою пациентку, у которой 4 дня была температура 39. И без маски! Я была абсолютно здорова, но сидела рядом с этой женщиной, которая с возмущением рассказывала,что «скорая помощь» не повезла ее в больницу. Думаю, не я одна в этой очереди заразилась, но остальные были молодые люди. И уже через 8 часов у меня, видимо, начала развиваться пневмония…

– Как протекало самое начало болезни?

– Мигом заложило горло, верхняя часть грудной клетки заболела, и кашель начался сразу. Плюс заложенность носа. Упало давление, снизился пульс, одышка усилилась. Даже сидя было затрудненное дыхание. Вызвала «скорую».

– Как быстро развивалась болезнь?

– На второй день уже стало ясно, что у меня бронхит или пневмония. Температура поднялась до 37,5. Но я всю жизнь болею без температуры. Поэтому удивилась и во второй раз вызвала «скорую».

Врач из поликлиники пришла по моему вызову, но назначила антибиотик, который, как я уже знала, на меня не действует. «Амоксиклав». Врач проигнорировала мои слова и гордо удалилась.

Хочу подчекрнуть: у меня начало болезни не ощущалось как грипп. Сразу началась пневмония, и она чувствовалась. Боль в груди, кашель, одышка, сухость во рту. А отсутствие высокой температуры – это очень индивидуально. В общем, я ещё несколько дней болела дома, задыхаясь.

– Когда же вас забрали в больницу?

– Пятая «скорая помощь». На 6-й день болезни. Я не могла встать с постели. Обратилась в клинику и вызвала платного пульмонолога домой. Он попросил сделать КТ (компьютерную томографию. – Ред.). Сын отвез меня и помог дойти. КТ показала пневмонию «в стадии завершения» (!!! – Ред.). Вечером пульмонолог вызвал «скорую» и попросил коллцентр (диспетчерскую «скорой») отправить меня в респираторный центр пульмонологии больницы им.Плетнева. Это было единственно правильным решением. И в 12 часов ночи меня там приняли моментально. Сразу под кислород и капельницы, поскольку уже диагностировали цианоз губ (посинение губ. – Ред.).

– Вам делали тесты на коронавирус?

– Три раза. В самом начале госпитализации – раз. Потом через 4 дня, почему-то среди ночи подняли все отделение пульмонологии – брали срочно мазки из носа и зева, мочу. И при выписке – третий раз. Первый и второй раз анализ был положительный, третий раз – отрицательный. Вот и недоумеваем.

– Расскажите о своем самочувствии в тяжелой фазе болезни.

– Теперь я знаю, что такое ад! Ощущения – нет сил. От слова «совсем». Даже не можешь сама одеться. Тремор рук, надо, чтобы тебя кормили жидким и горячим. Пустой супчик лучше всего. Проясняет сознание.

– Как вас лечили?

– За весь период лечения сменили 4 антибиотика. Брали артериальную – именно артериальную – кровь, из запястья, на газы крови. У меня там был сплошной углекислый газ. И терапия у меня лично исходила из анализа крови. Я могу написать названия (из выписки), но боюсь, что это может кого-то сподвигнуть на самолечение. А это ни в коем случае недопустимо. Я поняла, что все это абсолютно индивидуально, исходя из анализов крови конкретного человека. Но состояние было настолько тяжелым, что меня держали 16 часов ежедневно под кислородом, включая ночь. И так было 10 дней. Отдельная палата, отдельный туалет и душ. Еда – в палату. Детей ко мне не пускали.

Ещё было 4 ингаляции в день по 1 ч 50 минут. Включая гормональные. От лекарств начался стоматит. Ну, в общем, «картина маслом»…

– С какими потерями вышли из больницы?

– Слава Богу, мне поставили правильный диагноз и даже дали лекарство (швейцарско-испанское) на первый месяц после больницы. Сил особо нет… Пульс очень низкий, тремор рук. Со стоматитом борюсь с помощью хлоргексидина. И справлюсь. Это все последствия. Других потерь не было. Ну, если не считать 7 кг веса…

– Напоследок – ваше обращение к тем, кто завтра может заболеть.

– Обращение такое: поскольку вирус никак не ощущается, вы его можете и не заметить. Особенно если вы молоды и в принципе здоровы. Но, если у вас внезапно начинается кашель, одышка, температура, изо всех сил стремитесь в пульмонологию, в стационар. Через «скорую». Потому что только там справятся. Пейте побольше теплого чаю, градусов 45-50. Даже если это плацебо – все равно на пользу. Берегите пожилых людей. После 55 лет – беречь! Маски не спасают, но, если маски носят все – действительно все! – тогда да, тогда помогут. Какая-то фильтрация все же есть, но риск минимизирован. И никакого самолечения – только к специалистам!

– Спасибо огромное! Извините, что намучил своими вопросами.

 – Да ничего. Лишь бы на пользу людям. Боже, храни Украину!