«В детстве я считала, что художники – это небожители»

13:56
773
views

28 августа в Кировоградском областном художественно-мемориальном музее имени Александра Осмёркина открылась выставка с небанальным названием «Полголовы». Автор работ – креативная кропивницкая художница Ольга Риздвянская-Краснопольская.

С первых минут общения с Ольгой невозможно не отметить, насколько это светлая, позитивная и жизнерадостная личность, с горящими от счастья и творческих идей глазами… Оля родилась и выросла в Кировограде, училась в детской художественной школе, а затем – на факультете искусств в педагогическом университете имени Винниченко. Сейчас художница преподает рисование в Детской школе искусств.

О своей первой за долгое время масштабной выставке, творческом пути и амбициозных идеях Ольга рассказала в эксклюзивном интервью журналистке «Украины-Центр».

– Ольга, пожалуй, в первую очередь многих интересует вопрос о фамилии. Большинство кропивничан знают вас как Ольгу Краснопольскую. Откуда – Риздвянская?

– Да, меня многие об этом спрашивают. Кто-то думает, что я вышла второй раз замуж (смеется), но на самом деле Риздвянская – это моя девичья фамилия. Учитывая то, что она достаточно редкая и красивая, я решила дать ей жизнь в своей творческой карьере.

– На выставке представлены ваши работы в основном за 2019-2020 годы. Расскажите, как они создавались?

– Даже в основном – за 2020-й год. Любая выставка для художника – это как некий творческий отчет за определенный период времени. Так получилось, что достаточно долго я не вела ни творческой, ни выставочной деятельности. Работая в галерее «Елисаветград», организовывала выставки художникам со всей Украины, а свое творчество немного отодвинула на задний план. И в то же время именно работа в галерее меня вдохновила на начало создания и презентации чего-то своего. В 2017-м году я попала на интересный мастер-класс львовского художника Владимира Свачия. Мастер-класс, конечно, был несколько странный: мы поднимали руки к небу, «брали» оттуда красный цвет, и всё это выглядело немного по-сектантски, но, тем не менее, у меня внутри что-то «щёлкнуло». Я взяла в руки кисточку, А1-й формат бумаги и буквально за 5 минут нарисовала эмоцию, которая в тот момент во мне сидела. Эта работа, кстати, есть на выставке, называется «Квітка» – большой раскрытый тюльпан.

И, знаете, это был именно тот порог, который мне необходимо было преодолеть, а потом – понеслось и пошла жара! Особенно в период карантина появилось время для творчества. Все идеи и мысли вылились на полотна, и в итоге получилась такая выставка. Хотя я думаю, что если бы не карантин, то она тоже родилась бы, но, возможно, чуть попозже.

– Почему «Полголовы»?

– Это всё тоже достаточно случайно! У меня дома стоят гипсы. Знаете, такие есть у всех художников? Они шлифуют по ним свою технику или ставят для учеников как один из элементов натюрморта. У меня был гипс в форме головы, он стоял на полу, а потом как-то лёг набок и раскололся. И мне сразу же пришла идея: это должна быть выставка! В голове любого человека есть куча мыслей и порой даже какого-то мусора, и поэтому я подумала, что надо показать, что они существуют. В выставочном зале есть как раз эта инсталляция «Полголовы» именно тот самый расколотый гипс. Одна его половина полна всякого мусора, а вторая – сосредоточенная и целенаправленная.

По всей видимости, как-то подсознательно, но мне захотелось сделать выставку именно в два зала. Первый – сказочный и романтичный, а второй – философский. Хотелось развести будничные мысли с мыслями о чем-то возвышенном, о жизни, любви, смерти… Эти работы – как отголоски или снимки мгновений жизни. Например, я просто иду, и мне понравилось состояние неба или цветочек какой-то очень необычно возле заборчика появился, и я понимаю, что хочу это запечатлеть.

– Как бы вы сами охарактеризовали свой стиль?

– Явно, что я не реалист. Конечно, когда я училась в институте, мы много работали с натурой, и детям на уроках я часто рассказываю о классической или реалистичной (академической) школе живописи. Но по своей сути я больше эмоциональный человек, поэтому мои работы также скорее принадлежат к эмоциональному экспрессионизму, не совсем абстрактному, а осмысленному. Появилось чувство – я хочу передать его другому человеку. Каждая из этих работ – это кусочек из какой-то истории моей жизни. И к каждой картине я применяю свой подход и свои изобразительные средства, чтобы все эти истории и чувства были понятны зрителю.

– Искусство всегда присутствовало в вашей жизни?

– Наверное, да. У меня очень хорошо рисовал папа. В юности он пытался поступить в художественное училище в Западной Украине, и ему это удалось, но потом, видимо, что-то не срослось. В течение жизни, бывало, он брался за кисть или карандаш, писал портреты, натюрморты. Моя прабабка по папиной линии тоже была художницей, хотя в современных реалиях мы бы скорее называли её дизайнером. Она придумывала различные орнаменты и картинки для тканей, портьер и штор, причем делала это на высоком профессиональном уровне. Поэтому какие-то гены заложены были. И в детстве, когда мне было лет 6-7, я сказала маме, что хочу пойти либо в музыкальную, либо в художественную школу. Мама отвела в музыкальную. Я прозанималась там 7 лет, но при этом постоянно рисовала какие-то картинки, плакаты, в общем, всё, что можно. К тому же у меня очень хорошо рисовал старший брат. Он для меня был идеальным примером в художественной сфере, потому что всегда умел подловить малейшие детали человеческих движений и черт характера. Я постоянно удивлялась и думала: «Боже! Как же у него так красиво получается?!» И в определенный момент поняла, что тоже хочу рисовать. Музыкальную школу закончила, и она отошла на второй план, а затем я поступила в художественную. На самом деле я пошла в неё достаточно поздно – будучи уже ученицей 10 класса. Директором тогда был Леонид Иванович Бондарь. Я собрала все свои картинки, принесла и сказала: «Я понимаю, что я уже переросток, но хочу у вас учиться». Он посмотрел мои работы, покритиковал их, конечно, что выбило меня немного из колеи, но, тем не менее, записал сразу в 3-й класс, и за 2 года с окончанием общеобразовательной школы я выпустилась и из художественной. Кстати, одним из моих учителей был Андрей Михайлович Надеждин, а его сестра Оксана Михайловна была у меня классным руководителем, и она мне дала очень много в плане понимания искусства – современного, авангардного, абстрактного. Всё это мне было интересно и близко.

– Чего, на ваш взгляд, не хватает современному искусству?

– Если говорить о нашем городе, то в нем просто не хватает его наличия (смеется). По сути, современному искусству хватает всего, ведь оно всегда идет в ногу со временем, неразрывно связано с жизнью человека, поэтому – какая жизнь, такое и искусство. Оно всегда будет актуальным и таким, как надо. Единственное, я думаю, что никогда не надо погрязать в чем-то одном. Схватились многие за реальное искусство (академическую школу) и крутят его и крутят, а жизнь-то развивается, восприятие мира у людей меняется, поэтому надо менять и искусство. Конечно, может, это будет и громко сказано, но я стараюсь идти в ногу со временем. Хороший художник – как губка, сканирует и изучает всё, что происходит вокруг, впитывает жизнь такой, какая она есть, а потом проявляет её на своих полотнах. Я стараюсь показывать современную жизнь, но не такой, какой она могла бы быть или была, а какой она, с моей точки зрения, есть. Конечно, это всё крайне субъективно. Кто-то видит так, а кто-то иначе, но с моей позиции она выглядит именно таким образом. Очень важно быть в этом времени, чувствовать его, и тогда оно начнет через тебя говорить. В детстве я считала, что художники – это какие-то небожители. Я всегда очень боялась и переживала: а вдруг мне не хватит таланта, а вдруг что-то не так будет? Поэтому эта выставка для меня – такой первый шаг. Благодаря ей у меня появилось много новых идей и мыслей, которые я бы хотела реализовать. Мне очень нравится работать с пространством. Не так давно в библиотеке Чижевского у нас была выставка «Суспільне». Там мы попытались не классически развесить картины, а как-то покрутить и поработать с помещением и материалами, чтобы, зайдя в зал, человек погрузился в выставку. Мне хочется работать не только с живописью, но и с предметами помасштабнее.

– Какой проект вы бы хотели реализовать в Кропивницком?

– У нас в городе есть памятник евреям – жертвам Второй мировой войны. Мне бы хотелось сделать этот мемориал более современным, отойти от советского наследия, чтобы человек, приходящий в это место, мог прочувствовать суть событий, заинтересоваться этой темой, получить интерактив, а не просто посмотреть на камень. Очень хочется, чтобы это имело отголосок и какие-то последствия, потому что если всё заковывать в камень, то в камне оно и останется, а человек должен сопереживать, думать и не повторять былых ошибок. Я уже около года размышляю над этой идеей, у меня есть фантастические варианты, и пока я думаю, как их можно реализовать.

На открытии выставки присутствовали около двух десятков жителей нашего города. Среди них – родные и друзья Ольги, которые пришли разделить с ней этот знаменательный день и пожелать ей ещё больше творческих успехов и вдохновения. А среди толпы скромно стояла мама – Вера Яковлевна, которая не могла сдержать слез, когда я подошла попросить её сказать пару слов о дочери:

– Вона з дитинства була така позитивна, усміхнена. Коли їй було років 6-7, усі знайомі, хто її зустрічав, завжди казали мені: «Олю вашу видели! Улыбалась нам». А я їй казала: «Доню, вже варто вітатися», а вона просто всім дарувала цю посмішку та радість. Я дуже вдячна Богові за те, що вона така в мене є…

Выставка будет представлена в музее имени Александра Осмёркина в течение месяца. Редакция «УЦ» очень рекомендует выделить время в суете будней и посетить эту чудесную экспозицию, которая наполняет сердце радостью и позитивом. Возможно, именно по той причине, что они так и льются из глаз и улыбки автора этих необыкновенных работ!