«Главное было – сдать объект к знаменательной дате»

12:52
197
views

Через несколько дней у строителей Украины – профессиональный праздник. Отмечается он со времен Хрущева, когда советское руководство определило второе воскресенье августа как день работников этой важной отрасли. «УЦ» воспользовалась поводом пообщаться с человеком, имеющим солидный опыт работы на стройке, хорошо знающим строителей и их обычаи.

Виктора Макаренко, прораба ООО «Карм», корреспондент «УЦ» застал на Крепостных Валах в Кропивницком. Подчиненные Виктора Михайловича монтировали металлический каркас фундамента под флагшток невиданной на Кировоградщине высоты (50 метров), на котором планируется ко Дню Независимости поднять гигантский государственный флаг. Прораб делал какие-то замеры на прилегающей территории, но согласился уделить минут двадцать прессе.

Как выяснилось, Макаренко в детстве вовсе не бредил стройкой.

– Хотел стать моряком. Окончив восемь классов кировоградской 26-й школы, поехал в Одессу поступать в мореходку. Не получилось. Вернулся домой, думал: пойду в девятый класс школы. Не взяли. Тогда Штефан, мой тренер по классической борьбе, предложил: «Поступай в ПТУ № 2 на каменщика, там есть борцовские группы». Я спросил, кто такие каменщики. «Там увидишь», – сказал тренер. В училище понравилось. Отношение преподавателей – как к взрослым. Учился я на каменщика – монтажника стальных и железобетонных конструкций.

– И каковы были ваши успехи?

– Из всего выпуска, а это 280 человек, только четыре получили повышенный, четвертый, разряд. Я – в их числе. Направили меня в кировоградский горстрой. Строили панельные дома на улице Пацаева. Это было в конце семидесятых.

– Как вас приняли бывалые строители? За бутылкой послали?

– За бутылкой не послали. Но приняли интересно. Бригадиром был Тригорло, дядька метра два ростом. Голос – грубый, мощный. Я как услышал его «Ну шо, сынок?» – сжался весь. А он: «Ты после ПТУ с четвертым разрядом, а у меня тут монтажники по пятнадцать лет вкалывают – и с третьим». Вручил мне отбойный молоток – окошки для вентиляции в бетоне пробивать. Наверное, думал, что не выдержу, смоюсь. А я три месяца проработал с отбойным, пока Тригорло не приказал: «Идешь во вторую смену звеньевым». У меня и поджилки затряслись. Я ж – пацан, в армии не служил, только с отбойником и работал, а меня – звеньевым в ночную. Но ребята сказали: «Не бойся, поможем». В ту смену мы на две конструкции больше, чем требовалось, смонтировали. Потом – служба в армии. Вернулся – и назад, в горстрой. Работал каменщиком, монтажником. Строили школы, детсады. Детсады – на Валах, на Васнецова, школы – на Ковалевке, в поселке Новом.

– Что за народ трудился на стройках в те годы? Говорят, было немало прошедших тюрьмы.

– Разные были. Проходил я практику в бригаде Коли Вишневского, она занималась нулевым циклом – фундаменты строили. Из всей бригады только я и бригадир не сидели. Ребята хоть и сидевшие, но правильные. Понимали: работа – это работа, а пьянка – это пьянка.

– Случались ли в советское время простои на стройке из-за того, что нужный материал не получили?

– Тогда система снабжения хорошо налажена была. На каждой стройке – диспетчеры, сейчас их почти нет. Тогда материалы заказывали за месяц.

– Но ведь бесхозяйственность процветала! Сколько украдено со строек.

– Потому что не было хозяина, все – народное. Никого не волновало, что материалы расходуются нерационально, что их разворовывают. Главное было – сдать объект к знаменательной дате: очередной годовщине Октябрьской революции и тому подобным. В техникуме, куда я поступил после армии, нас учили: если на изготовление железобетонной фермы по норме требуется, например, полтонны цемента, то в действительности нужно заказывать втрое больше. И так – во всем. Я спросил у преподавателя: зачем? Он объяснил: нужно учитывать нашу советскую безалаберность. И учитывали. Поэтому здания, построенные в то время, стоят до сих пор.

– Согласитесь, эстетике строений в советские времена тоже не уделялось много внимания. Не считая, конечно, таких зданий, как Дворец съездов. В Кропивницком есть дома, облицованные снаружи плиткой. Мало того, что она неказиста, еще и положена тяп-ляп.

– Теперешние и тогдашние стройматериалы – небо и земля. Сейчас и плитка красивей, и клей специальный к ней. Раньше клали на цементном растворе, теперь эта технология не используется. Согласен, высоких требований к качеству в те времена не было. Нужно было сдать столько-то квадратных метров жилья к знаменательной дате. И пусть стены кривенькие, но люди массово получали жилье, бесплатно.

– Где вы еще работали, что построили?

– 15 лет – с 1983-го по 1998-й – в ПТУ № 2, мастером производственного обучения. Учил детей кирпич класть, монтажному делу. В восьмидесятые годы из наших выпускников на стройке задерживались единицы. А в девяностые их процентов семьдесят вернулось на стройку, потому что заводы позакрывались. Многие подались за границу. И я работал в Москве, в Польше, в Румынии, в Чехии. Каменщиком, бригадиром, прорабом. В чешском Терезине по заказу Израиля реконструировали замок, который использовался нацистами как концлагерь. Потом участвовал в строительстве на Побужском ферроникелевом заводе, в реконструкции стадиона «Зірка», строил жилую девятиэтажку на Жадова в Кропивницком. Школы в Новой Праге, в Новгородке, два верхних этажа здания прокуратуры области, хоспис на Валах – и там мой вклад.

– Наверное, теперь с кривыми стенами объект не сдашь.

– Строим качественно. Например, девятиэтажка на Жадова. Сделано все ровненько, аккуратно. Вселившимся оставалось только обои поклеить.

– ПТУ № 2 сейчас выпускает хороших специалистов?

– Да. Там есть еще те мастера производственного обучения, с которыми я работал.

– Но документ о получении специальности сейчас, наверное, не очень важен.

– Работодатели таких бумаг не требуют. Есть люди, которые нигде не учились, но знают строительное дело. В бригадах сейчас востребованы умеющие и кирпич класть, и плитку, и штукатурить. А дипломированные специалисты нужны в таких случаях, как сейчас, когда монтируется каркас фундамента. Сначала сварили фрагменты конструкции, потом привезли их сюда. Первый попавшийся сварщик такого задания не выполнит.

– О грядущем празднике не забыли?

– Нет, что вы. Это для нас – как Новый год.